1. «Ты как будто забываешь, кто ты. Ты невероятно тупеешь, чудовищно». Честно о том, что происходит в декрете
  2. Герасименя продала на аукционе золотую медаль чемпионата мира
  3. Третья волна. В Беларуси растет количество заразившихся COVID-19 и пациентов с тяжелыми пневмониями
  4. Товар исчезнет с полок? А есть шанс, что вернется? Про запрет по NIVEA — в простых вопросах и ответах
  5. Уролог объясняет, как не пропустить признаки одного из самых частых заболеваний почек
  6. Биатлонистка Сола честно рассказала о позиции, народной любви и собственном гнездышке в Новой Боровой
  7. КГБ сообщил о задержании Костусева и Федуты «по подозрению в совершении преступления»
  8. «В Беларуси не ценил того, что имел». Физик отчислился из БГУ и изучает бозон Хиггса в Германии
  9. Немецкая компания сообщила о приостановке сотрудничества с «Гродно Азотом»
  10. «На претензии отвечали: „Вам что, жалко?“». Как Gastrofest боролся с клонами фестиваля
  11. «Мне говорили: «Лучше бы ты мужа нашла и варила ему борщи!». История молодой трактористки Наташи
  12. Брестским блогерам Петрухину и Кабанову вынесли приговор в Могилеве. Их самих в суд так и не пустили
  13. Умер «песняр» Леонид Борткевич
  14. Самые теплые, крепкие и дешевые стены: сравнили газосиликат, керамзитобетон и керамические блоки
  15. «Все больше откусывают парк». Как там стройка Национального стадиона и чем она тревожит местных
  16. От документалки про ЖКХ до «организации протестов». Что за блогеры Петрухин и Кабанов, которым дали по 3 года
  17. Белоруска запустила уникальную платформу помощи бездомным животным. Ее проект оценили даже в ЕС
  18. «Когда умирают такие люди, говорят, что уходит эпоха». Друзья и коллеги — о «песняре» Леониде Борткевиче
  19. «Побелка деревьев весной — пережиток советского прошлого». Эксперт рассказал все о побелке сада
  20. «Друзья шутят, что я теперь «яжбать». Молодой папа в декрете — о разводе, дочери и трудностях
  21. В Москве задержали адвоката Юрия Зенковича. Сейчас он в Минске в тюрьме КГБ
  22. Купаловский восстановит поставленный 20 лет назад спектакль. Названы фамилии новых актеров
  23. Польша опровергла сообщение Минобороны Беларуси о нарушении границы
  24. «Фокусируюсь на великой цели по примеру Маска». Как сын Израилевича попал в список «Форбс»
  25. Нацбанк повышает ставку рефинансирования до 8,5%
  26. Приговоры блогерам и еще одна книга в списке экстремистских. Что происходит в Беларуси 14 апреля
  27. «Самое благоприятное время для продавцов». Что происходит на вторичном рынке квартир в Минске
  28. «Спросили, связана ли работа с политикой». Как белорусы сейчас проходят украинскую границу
  29. Дом под Осиповичами, в который въехала ракетная установка, отремонтировали. Военные и жильцы рассказали как
  30. Минлесхоз объяснил, почему доски в Беларуси подорожали в два раза


Ольга ГРИНЕВИЦКАЯ,

Год назад почти все белорусские газеты написали о Наталье Радкевич - женщине, которой первой в Беларуси пересадили сердце. А спустя месяц после операции “Народная Воля” рассказала о том, что необычная пациентка написала письмо Александру Лукашенко. И вся страна узнала другую историю - о том, в каких тяжелых бытовых условиях живет семья Радкевич и, что самое страшное, не видит выхода из этой ситуации.

Сегодня мы решили узнать, изменилось ли что-то за год в семье Радкевич, и, безусловно, о том, как чувствует себя Наталья.

Конечно, свой репортаж очень хотелось начать словами: “Наталья с мужем и двумя сыновьями встречала нас в новенькой трехкомнатной квартире. И так далее и тому подобное”. Не получилось. Нам не пришлось даже ехать в Клецк - небольшой городок Минской области, где живет белоруска, которой первой в истории белорусской медицины пересадили сердце. Наталья сама приехала в Минск. На плановую госпитализацию в Республиканский научно-практический центр “Кардиология”. Так что встречаться пришлось на нейтральной территории.

Наталья не устает благодарить всех, кто не остался безучастным к ее судьбе.

...Из старенькой “девятки” не вышла, а выпорхнула симпатичная женщина. С улыбкой и здоровым румянцем на лице. Услышав комплименты в свой адрес, Наталья, смущаясь, заметила:

- Похудела на 6 килограммов. Очень внимательно слежу за своим весом, питанием, соблюдаю диету, после 6 вечера ничего не ем, могу позволить только чай без сахара. Мне нельзя давать ненужные нагрузки сердцу. А если уж совсем быть откровенной, первые месяцы часто тошнило, аппетита не было. Сейчас чувствую себя значительно лучше.

- А ощущаете, что в груди бьется чужое сердце?

- Знаете, мне так плохо было до операции, я даже расчесаться сама не могла. Одышка замучила, спала полусидя. А сегодня благодаря нашим врачам у меня другая жизнь. Уже и по дому многое делаю: и покушать приготовлю, и белье поглажу, и маленького Никитку переодену, покормлю. Конечно, и муж, и старший сын помогают. Но я и сама стараюсь. Чувствую, что пора возвращаться к прежней жизни. Той, какая была до болезни. И врачи говорят об этом же. Уже и таблеток пью меньше, некоторые вообще отменили. Нагрузки мне не только разрешены, но и нужны. Можно поднимать вес до 5 килограммов.

Проблемы с сердцем у Натальи Радкевич начались в 2005 году. Рожать второго ребенка врачи отговаривали, но Наталья очень хотела, не думала, что так сильно будет болеть сердце. После родов проблемы со здоровьем только усилились. Молодая 35-летняя женщина уже с трудом передвигалась по дому. У Натальи диагностировали редкое заболевание сердца - дилатационную кардиомиопатию, болезнь-приговор, при которой медикаментозное лечение помогает лишь определенное время, шанс жить дальше дает только трансплантация сердца. В ноябре 2008 года Наталью Радкевич записали в “лист ожидания” на пересадку сердца. А вечером 11 февраля 2009 г. позвонили из центра и сообщили: есть донорский орган, приезжайте.

Первым пациентом белорусских кардиохирургов мог стать любой из пяти вызванных в Минск пациентов. Врачебный консилиум заседал пять часов. Выбор пал на Наталью, ей больше всего подошел донорский орган. Сказать, что Наталье нелегко далось решение лечь на операционный стол, - ничего не сказать. Она понимала, на какой идет риск: это была не только пересадка сердца, но и первый опыт белорусских кардиохирургов. Наталья и сегодня не может без слез вспоминать те моменты своей жизни.

- Очень сильно переживала, всё думала, как решиться, - в голосе женщины слышится дрожь. - Боялась и врачам говорила, что боюсь. А они настраивали на то, что все будет хорошо, если я сама поверю в успех операции. И муж настаивал. Если бы не решительность Юры, не знаю, согласилась ли бы. А сегодня рада, что всё тогда, в ночь с 11 на 12 февраля, совпало, что я живу, ращу своих мальчиков... Хотя, конечно, по-всякому бывает. Случаются боли сильные в груди, ощущение, что грудь разорвется. Но Юрий Петрович Островский предупреждал, что первые год-полтора такие боли могут беспокоить. Но если сравнивать то, как я чувствовала себя до операции и после, - небо и земля.

Вообще, стоит отметить, что случай Натальи Радкевич - это пример того, как четко и профессионально может работать у нас медицинская служба. Раз в месяц Наталья ездит в Минск на консультацию, получает бесплатно необходимое медикаментозное лечение. В Клецке ее наблюдает местный кардиолог. Когда муж Натальи обратился в Министерство здравоохранения с просьбой помочь с организацией поездок особой пациентки в Минск, поскольку в семье нет собственной машины, тут же встретил понимание. Практически всегда Наталья ездит в Минск на машине скорой помощи.

Но если к медикам Наталья и ее семья испытывают только благодарность, то к государству претензии есть. Особенно у Юрия. И понять его можно, потому что он стал заложником ситуации. Молодой, здоровый мужчина не может содержать свою семью.

Юрий вынужден находиться в отпуске по уходу за ребенком. Младшему Никите, когда его маме кардиохирурги подарили второе рождение, не было и 8 месяцев. Сейчас, значит, год и семь. Но если год назад и речи не могло быть о том, чтобы оставить Наталью одну с ребенком, то сегодня, в принципе, это возможно. Например, Юрий мог бы работать во вторую смену, когда из школы возвращается старший Гриша. Ему 14, он и суп умеет сварить, и печку растопить, и белье постирать. Вот и сейчас, когда Наташа в сопровождении Юрия поехала в Минск на госпитализацию, за няньку остался Гриша. Но в Клецке трудоустроиться, чтобы иметь нормальную, хотя бы в пределах миллиона рублей зарплату, практически нереально. Юрий и раньше работал в Минске, на “Минскметрострое”, собирался даже семью перевозить в столицу, ему обещали комнату в общежитии. Но когда у Наташи начались серьезные проблемы со здоровьем, пришлось уволиться и вернуться в Клецк.

- Устал я копейки считать, - вздыхает Юрий. - В месяц наш доход составляет 561 тыс. на четверых. Наташа на 1-й группе инвалидности, ее пенсия 294 тыс. Пособие по уходу за ребенком - 197 тыс., правда, вроде с февраля будет 250 тыс., “Минскметрострой” мне доплачивает 70 тыс. А у Наташи - диета, у Никитки - детское питание, Гриша тоже растет, ему и мясо есть надо, и овощи, и одеваться надо. Наташа на днях получила пенсию, купили продукты, с собой в больницу взяла 30 тысяч - и всё: денег нет. Как мне дотянуть до 15 февраля, не знаю. Но получу детское пособие, надо за торф рассчитаться.

- Знаете, когда о нашей ситуации в прошлом году написали газеты, люди очень много помогали, - говорит Наташа. - Я даже не ожидала, что столько у нас сердечных людей. Одна семья из Гомеля больше полугода ежемесячно высылала нам по 110 тыс. рублей. Из Слуцка помогала целая организация: один раз деньги присылали, потом несколько раз с подарками к нам на праздники приезжали. Три месяца местный собес выплачивал адресную помощь - 321 тыс. Но мы же понимаем, что так жить все время невозможно. Когда я писала президенту, то, скажу честно, очень надеялась, что нам помогут с жильем в Минске. Там бы Юра, безусловно, нашел работу.

Наталья Радкевич обращалась к главе государства дважды. Получила ответ из Администрации президента, суть которого сводилась к тому, что разобраться в ее ситуации поручено местной “вертикали”.

- Не буду скрывать: нам в Клецке предлагали социальное жилье - трехкомнатную квартиру, - говорит Наталья. - Но когда мы познакомились с жильцами дома, они стали отговаривать переезжать сюда. Конечно, это не наши 14 метров без удобств и с печным отоплением, но тоже вариант не из лучших. Дом не утеплен, в комнатах очень сыро, жильцы рассказывали, что в некоторых квартирах уже три раза обои переклеивали. А мне с моим сердцем в сырости жить нельзя. Побоялись мы переезжать и отказались. А больше никто ничего не предлагал.

Но без оптимизма жить нельзя. Да и врачи Наталье всё время говорят, что в ее ситуации хорошее настроение - залог положительного результата в лечении.

- В “Минскметрострое” Юре обещают к лету дать блок в общежитии, - улыбается Наталья. - Тогда мы всей семьей туда и переедем. Очень надеемся на это. И я думаю, что всё так и будет. Знаете, как бы сложно ни было, я поняла одно: в нашей стране очень много сердечных людей. И я не устану благодарить всех, кто не остался безучастным к моей судьбе: врачей, друзей, журналистов и просто незнакомых людей. Низкий им поклон.

Фото Виталия ГАРБУЗОВА

Р.S. Как бы оптимистично ни заканчивала наш разговор Наталья, все равно очевидно, что семье Радкевич очень нелегко в финансовом плане. Помочь Наталье, Юрию и их мальчикам может любой из нас.

Адрес семьи:

Минская область,
г. Клецк,
ул. Ленина, 31-1.
-53%
-40%
-30%
-40%
-10%
-10%
-30%
-20%
-50%
-20%
0068422