Подпишитесь на нашу ежедневную рассылку с новыми материалами

Общество


Вот ведь как бывает: едет себе Путин в кардиоцентр, рассказывает про то, как готовится к рабочему дню - полтора часа то на лошадях, то в бассейне, то еще чем-то занимается. Короче, - сюжет для биографов и Госкомспорта... И вдруг - совсем про другое.

Во-первых, "бывшие республики СССР вместе не будут".

Во-вторых, "пытаться восстановить СССР за счет экономических интересов России нельзя, поскольку это усилит центробежные силы внутри страны и ослабит Россию экономически".

В-третьих, "если мы будем развиваться и наша страна станет экономически сильной державой, тогда мы будем притягивать всех к себе, но с учетом интересов наших партнеров".

В-четвертых, Россия "никого не хочет никуда тащить, даже убеждать... Мы хотим, чтобы руководители стран, а также население смотрело, что мы предлагаем и решило, выгодно ли это им или нет".

А, в-пятых, самое интересное. Путин недоумевает: "зачем писать в проекте Конституционного акта российско-белорусского союза право вето для белорусской стороны, прописывать ее территориальную целостность и суверенность белорусского государства?" А между тем, Минск на данный момент хочет видеть российско-белорусский союз "чем-то вроде СССР". В этой связи президент РФ напомнил, что экономика Белоруссии составляет 3 проц от экономики России, и в таком случае и у России должно быть право вето в строящемся Союзе. "Но тогда это уже не что-то вроде СССР", - заметил Путин.

Путин также подчеркнул, что Россия является сторонницей интеграции с Белоруссией, но "мы не можем допустить, чтобы появился наднациональный орган с непонятными функциями".

И - подытожил: в выработке основополагающих актов Союзного государства "не должно быть юридической шелухи и каши". Нельзя формировать какой-то надгосударственный орган, подобный Верховному Совету СССР, убежден Путин. "В интеграционных процессах мы - сторонники ясных понятий и процедур и эффективной юридической техники".

Вот тут-то и разгорелся, я извиняюсь, форменный скандал.

Какой-то белорусский депутат по российскому телевидению вечером в четверг заявил, что еще неизвестно, чьи интересы выражает г-н Путин. А заместитель главы администрации Лукашенко Козик объявил, что ему " известна четкая и ясная позиция президента Белоруссии Александра Лукашенко: ни о каком возрождении Советского Союза или аналогичного ему образования на базе белорусско-российского союза в Санкт-Петербурге речи не шло".

Ага, становится потихонечку понятно, что какая-то нескладуха образовалась еще в Питере.

Причем, Козик решителен: в последние годы, дескать, определенные силы в России неоднократно пытались ослабить ныне действующий Союзный договор между Россией и Белоруссией и выхолостить разрабатываемый конституционный акт, сделать его "неконкретным, размытым и тем самым совершенно не дееспособным".

Итак, позиция Путина: никакого второго издания СССР быть не может; никакого наднационального верховного органа быть не может; никакого права вето у Белоруссии быть не может.

То есть - ни союза, ни конфедерации быть не может. А что тогда может быть? Похоже, что Путин склоняется к одному из двух вариантов: либо Белоруссия будет существовать в рамках ЕврАзэс, либо станет 90-м субъектом Российской Федерации.

И уж - как минимум - Путин обозначил, что покуда Белоруссия конфликтует с Европой, в частности, и с Западом вообще, России следует, как говаривал Михаил Евграфович Салтыков-Щедрин, годить и еще раз годить.
0058648