Андрей НОВИКОВ,

Фото: БЕЛТА
Фото: БЕЛТА
Полтора года назад прозвучала амбициозная идея: создать в Гомеле собственное производство легких самолетов. Первое в стране. На сайте свободной экономической зоны "Гомель–Ратон" с июня 2008–го размещено подробное обоснование инвестиционного проекта. Позже чиновники заговорили о том, что инвесторы найдены. Потом — замолчали...

Почему же мы до сих пор не строим самолеты?

...На территории предприятия "Гомельавиа" есть ангар. Он определен как место производства первых белорусских самолетов. Пока там ничего не происходит.

— Хотелось бы побольше энтузиазма в этом деле... — Дмитрий Кобецкой, который возглавил "Гомельавиа" три месяца назад, не скрывает, что проект продвигается вяло.

Дело, разумеется, не только в энтузиазме. Кобецкой уверен: проект выгодный и материально. Но...

Первые шаги по реализации проекта сделаны более года назад. Определен прототип — это легкий самолет F–32 "Ястреб". Разработан самарскими конструкторами, летает с 2003 года. Предусмотрены разные вариации, в том числе сельскохозяйственная и патрульная. Сообщалось, что в совместном предприятии, помимо "Гомельавиа", пожелали участвовать австрийцы и россияне. Предполагается, что наши "Ястребы" будут иметь австрийский мотор. Производственное оборудование — российское. Стекловолокно для корпуса и крыльев планируется использовать новополоцкое. Инициаторы проекта подчеркивают: малая авиация в мире стремительно развивается, а значит, будет успешен экспорт. Внутренние поставки — тоже перспективное направление. Цена вопроса — около 5 миллионов долларов. Сумма, мягко говоря, скромная для столь амбициозной затеи.

В чем же загвоздка? Выяснить это непросто.

— Позвоните через месяц... Пока нет ясности... Бумаги на согласовании... — такие ответы я получаю с осени.

Кстати, это не первая попытка организовать в стране производство малых самолетов. Что–то подобное затевалось в 2007 году. Сошлись на том, что нецелесообразно и сложно с точки зрения нормативной базы.

Тем временем нынешнее состояние нашей сельхозавиации (так же, как санитарной и специальной) давно оставляет желать лучшего. Кое–где еще держатся старые Ан–2. Глотают бензин тоннами. Но, поговаривают специалисты, их ресурс уже на исходе. Какие–то признаки жизни демонстрирует "частный сектор". Минувшей осенью милиция ловила "дикий" аэроплан, который несанкционированно кружил по Речицкому району. Так и не нашли. Но в ходе поисков обнаружили немало летательных аппаратов по сараям да гаражам. Что до сельского хозяйства, то раньше на Гомельщине поддержку аграриев с воздуха обеспечивало предприятие "Гомельхимсервис". После того как за короткое время один за другим упали четыре самолета и вертолет фирмы, она воздерживается от этого вида деятельности. Таким образом, на все хозяйства области сегодня приходятся два эмчеэсовских "кукурузника" (у которых и свои дела есть), да три "ультрамалых" "Авиатики".

У директора буда–кошелевского сельскохозяйственного предприятия "Совхоз "Коминтерн" Сергея Шевчука свои взгляды на авиацию. Уверен: она нужна, но не в нынешнем состоянии. В прошлом году с помощью Ан–2 обработали 6 тысяч гектаров — заплатили около 250 миллионов рублей. При том, что половину расходов компенсировал бюджет. Топливо уходит, как в прорву...

Директор сопоставляет варианты:

— Сейчас вот присмотрел наземный самоходный опрыскиватель за 700 миллионов рублей. При таких расценках на обработку с воздуха он у меня за два сезона почти окупится. Да и соседям смогу давать.

В общем, не исключено, что при всех плюсах авиации Шевчук откажется от таких услуг. По крайней мере, в их нынешнем виде. Причины — дороговизна плюс несовершенство аппаратуры, которая, к примеру, не может работать с твердыми удобрениями.

В то же время в "Коминтерне" не исключают покупку собственного самолета. Уже прощупывали почву, однако пока слишком много сложностей...

— Авиация все равно возьмет верх, — уверен директор одного из самых крупных хозяйств страны. — Возможно, что однажды мы купим гомельский самолет. Разумеется, если он будет соответствовать нашим требованиям.

В "Гомельавиа" надеются, что дело все же пойдет. Дмитрий Кобецкой рассчитывает, что к лету может начаться монтаж оборудования. А в 2012 году — взлететь первый самолет. Если, конечно, он не застрянет в бумагах.

Комментарий

Владимир Костин, заместитель директора департамента по авиации Министерства транспорта:


— У нас, безусловно, возможно малое авиастроение. Тем более в условиях свободной экономической зоны, что предполагает серьезные преференции. В стране сегодня нет большого спроса на легкие и сверхлегкие летательные аппараты. Зато он есть за рубежом — общая потребность только России и Украины оценивается почти в 5 тысяч таких машин. Значит, и производство целесообразно ориентировать на экспорт.

Мы имеем потенциал для развития малой авиации, в том числе — частной. Есть учебные центры, программы, преподаватели. Но наше отличие от западных стран состоит в том, что там практикуется заявительный характер использования воздушного пространства, у нас — разрешительный. Это и является сдерживающим фактором. Необходимо совершенствовать нормативные документы, исходя из требований мировой гражданской авиации.
-10%
-10%
-50%
-10%
-10%
-20%
-5%
-10%
-45%
-50%
0066814