Подпишитесь на нашу ежедневную рассылку с новыми материалами

Общество


Так утверждает председатель Минского союза предпринимателей и работодателей Владимир Карягин. По его словам, в настоящее время в стране за решеткой находится около 8,5 тысяч бизнесменов, менеджеров государственных и частных предпринимателей. Это более 10% от всех заключенных, а известные всем фамилии арестованных директоров промышленных гигантов и предпринимателей – это только вершина большого айсберга – считает Карягин.

"Сегодня у нас более 100 тысяч директоров и более 100 тысяч директоров и более 200 тысяч бухгалтеров предприятий, а также более 300 тысяч индивидуальных предприятий находятся в очень рискованной зоне. Они работают без права на ошибку. Законодательство противоречивое, несовершенное, его можно свободно трактовать — в частности, та же статья о превышении служебных полномочий. Кроме того, бизнесменов засуживают более жестко, скажем откровенно — суды не любят предпринимателей", - заявил Карягин в интервью Радыё Свабода.

Карягин отмечает, что атмосфера для бизнесменов в Беларуси намного худшая, чем в странах-соседях: часто наказания не соответствуют масштабам совершенного. Очень часто уголовные дела открывают по политическим мотивам. "На местном уровне еще больший произвол властей, чем в центральных органах. Я посещаю районные центры — там бесправие и настоящий произвол. Об этом предприниматели меньше говорят, в городах, где проживает 15–30 тысяч человек, им некуда деться. Они боятся об этом говорить, хотя находятся часто в безвыходной ситуации", — отмечает лидер Минского союза предпринимателей.

Андрей Климов, бывший предприниматель, поддерживает выводы Владимира Карягина. Исходя из собственного опыта, встреч в тюрьме, Климов также отмечает большое количество арестованных в Беларуси предпринимателей, производственных руководителей разных форм собственности. Андрей Климов считает, что в тюрьмах сидят лучшие менеджеры, которые создали рабочие места и давали людям заработать. "Я уверен, что дела их сфальсифицированы, потому что уголовное преследование предпринимателей превратилось для некоторых следователей в обыкновенный бизнес – в вымогательство взятки", - отметил Климов.