Подпишитесь на нашу ежедневную рассылку с новыми материалами

Общество


После темпераментных, а главное, сопровождавшихся кадровыми отставками высказываний главы государства по поводу негодной работы правительства отказ сенаторов поддержать уже "проголосованный" нижней палатой проект Общей части Налогового кодекса был почти прогнозируем.

Принять документ, консервирующий основные недостатки действующей налоговой системы, значило открыто и окончательно признать, что власти занимаются реформистской демагогией и никаких реальных шагов по изменению критической ситуации в экономике предпринимать не намерены. Задержка с одобрением кодекса, по крайней мере, помогает депутатам, а вместе с ними и высшему руководству государства сохранить лицо.

Но ситуация с проектом создалась патовая. Вступление его в законную силу, например, с 1 января 2003 г. ничего существенного в налоговой системе изменить не могло, ибо новшества кодекса имеют сугубо косметический, редакционный характер. Просто у нас было 2,5 тысячи нормативно-правовых документов, а стало бы тысяча плюс один - главный. Оно, конечно, несколько лучше, только гангрену зеленкой не вылечишь. Словом, ничего страшного не случится, если разработанный правительством вариант Налогового кодекса отправят в архив и, взяв за образец, допустим, Налоговый кодекс Российской Федерации, этак за годик подготовят на его основе достаточно приличный белорусский аналог.

Понятно, однако, что вероятность развития событий по такому сценарию близка к нулю. Ибо осторожничали, занимались не творчеством, а кодификацией действующих норм разработчики кодекса, конечно же, не случайно. Они не хуже критиков документа знают его недостатки, но писали и делали то, что им было позволено. Госзаказа на разработку принципиально нового кодекса им явно не поступало, государственная экономическая политика, несмотря на всю рыночную риторику, оставалась прежней. Для такой политики был нужен именно тот кодекс, который был подготовлен, и потому он, пусть и не без осложнений, но все же довольно быстро прошел два необходимых чтения в Палате представителей.

Что же случилось потом? На память сразу приходит разгромное подведение итогов работы правительства за I квартал и грозное обещание президента разобраться со всем Советом министров, если он во II квартале не обеспечит выполнение прогнозных показателей. Выстраивая далее логическую цепочку, можно, конечно, предположить, что, провалив бюджет, имея чуть ли не половину убыточных предприятий, самые низкие среди стран СНГ темпы роста ВВП и самую высокую инфляцию, президент и правительство, наконец, поняли, что у них нет другого выхода, как начинать реальные реформы, а предложенный вариант Налогового кодекса - это монументальный памятник ??их реформам. Сенат получил соответствующий сигнал, и проект был отклонен.

Как бы ни хотелось верить именно в такой сценарий, он представляется невероятным именно потому, что мы по-прежнему живем в зачуханном колхозе "Республика Беларусь", и последняя разборка с привычным упором на силовые и административные методы лишний раз это подтвердила.

Примечательно также, что сразу после отклонения кодекса сенатом министр по налогам и сборам Константин Сумар дал интервью ряду СМИ, в котором объяснил итоги голосования "неподготовленностью депутатов". Дескать, не смогли они толком разобраться в том, что принимали, потому и не оценили всех достоинств творения МНС и Минфина.

Между тем, судя по выступлениям на заседании и председателя комиссии по экономике, бюджету и финансам Татьяны Быковой, и других депутатов, они как раз высказались по существу, совершенно точно указав на принципиальные недостатки Общей части, не позволяющей ее принять (подробней об оценках кодекса депутатами читайте на 22-й стр.). Остается предположить, что либо сказанное депутатами было для К. Сумара настолько новым и сложным, что он элементарно не смог разобраться в смысле выступлений, либо он элементарно пытается ввести общественность в заблуждение.

Впрочем, и то и другое с белорусскими министрами бывает довольно часто. Для нас же хотя и неуклюжее, но довольно уверенное оппонирование К. Сумара сенату важно по одной причине: видимо, министр все же достаточно уверен в благополучном окончании парламентской одиссеи НК. В том же интервью он заявил, что будет создана согласительная комиссия, которая и решит все вопросы.

Тогда окончательный сценарий продвижения кодекса становится вполне ясным. Комиссия быстренько внесет в законопроект очередные косметические правки (благо, технология такой деятельности за полгода пребывания кодекса в нижней палате отработана в совершенстве) и, теоретически, по крайней мере Общую часть еще можно успеть ввести в действие, как и планировалось, с 1 января будущего года.
0058648