Алена Андреева,

Проблем у современного белорусского студента немало: это и нехватка мест в общежитии, и небольшие стипендии, которых всегда мало. Тем не менее студенческие годы всегда вспоминаются с особым теплом и трепетом. Немалая заслуга в этом и у преподавателей, которые создали благоприятную среду для развития творческого потенциала студентов.
Людмила Хухлыдина (слева), Владимир Суворов (по центру) и Михаил Черепенников (справа)


О том, как построена работа ведущего вуза страны и почему лучших результатов можно достичь только в сотрудничестве преподавателей и учащихся, а также о строительстве студенческой деревни в эфире Радио TUT.BY рассказали представители главного вуза страны: проректор по учебно-воспитательной работе и социальным вопросам Белгосуниверситета Владимир Суворов, начальник главного управления учебной и научно-методической работы БГУ Людмила Хухлындина, заместитель проректора, директор студенческого городка БГУ Михаил Черепенников.

Полный вариант беседы слушайте тут

Внимание! У вас отключен JavaScript, или установлена старая версия проигрывателя Adobe Flash Player. Загрузите последнюю версию флэш-проигрывателя.


Чем сегодня живет главный вуз страны? Какие изменения, произошедшие в последнее время, вы считаете наиболее важными?

Людмила Хухлындина (Л.Х.): Университет - достаточно большое, крупное учреждение: в нем обучается более 26 тыс. студентов. В университете работает более двух с половиной тысяч преподавателей, из них - более четырехсот профессоров. Такого количества профессоров и докторов наук нет ни в одном высшем учебном заведении республики.

Мы обращаем внимание на необходимость совершенствования нашего учебного процесса. У нас идет подготовка по более чем 54 специальностям, более чем 60 направлениям и более 260 специализациям в разных сферах. Особенность нынешнего периода развития нашего университета состоит в том, что в последнее время появилась тенденция, когда молодые люди стали обращать внимание не только на гуманитарные специальности, как это было в 90-е годы и в начале 2000-х годов, но и на естественнонаучные специальности, IT-технологии. В силу этого мы открываем новые специальности, новые направления, например по подготовке в сфере атомной энергетики.

Владимир Суворов (В.С.): Университет воспитывает и воспитывается, строится, надеется, верит - и все это университет. И самое главное то, что университет любят.

Вы говорите, что меняется мода на специальности. Каковы были модные тенденции до 90-х годов? Какие специальности больше других пользовались спросом?

Л.Х.: В 80-е годы гуманитарные специальности в определенной степени превалировали. Например, конкурс на историческом факультете всегда был больше десяти человек на место, на юрфаке тоже были запредельные конкурсы. Со временем ситуация стабилизировалась по отношению к этим специальностям, и сейчас на некогда очень популярный журфак конкурс составляет два-два с половиной человека на место.

Но в 70-е годы и естественнонаучные специальности были очень популярны, особенно физика и радиофизика.

Говорят, что особенность белорусских студентов состоит в том, что многие из них идут в университет, к сожалению, не за знаниями, а за атмосферой, эмоциями и дипломом. Правда ли это?

Л.Х.: В отношении университета я бы не была так однозначна, хотя, конечно, есть и такие студенты, которые приходят только за "корочкой". Безусловно, любой студент, поступающий в вуз, идет за атмосферой - этого нельзя отрицать. Студенчество - это особая атмосфера, без которой невозможно представить молодые годы. Но в отношении наших студентов мы как преподаватели не можем пожаловаться на отсутствие внимания с их стороны, отсутствие у них желания учиться и приобретать новые знания, учиться не только на лекциях или практических занятиях, но и самостоятельно заниматься научно-исследовательской деятельностью. К нам в университет приходят достаточно сильные абитуриенты: в этом году средний балл аттестата абитуриента, поступившего на бюджетную форму, составил 9,2; средний балл студента, поступившего на платную форму обучения, составил 8,7. Поэтому говорить о том, что к нам пришли ребята, чтобы просто отсидеться и худо-бедно через пять лет получить корочку, было бы неверно.

В.С.: Мы пытаемся создать все условия, чтобы студенты могли получить те компетенции, которые позволят им быть успешными после окончания нашего университета. Мы стараемся, чтобы у них был максимум возможностей для счастливой жизни. Пару лет назад мы проводили опрос среди студентов, который показал, что студенты дорожат и ценят условия, которые мы им создаем.

Л.Х.: Мы ежегодно проводим определенный мониторинг - опрашиваем студентов второго и четвертого курса. И среди прочего интересуемся, выбрали ли бы студенты наш университет, если бы им пришлось вернуться на несколько лет назад. Есть, конечно, люди, которые разочаровались в своей профессии, но таких единицы.

Но время и жизнь постоянно меняются. Насколько часто время вносит какие-то коррективы в учебные программы и в самих студентов и преподавателей? Каковы эти изменения?

Л.Х.: Учебные программы меняются в соответствии с нормативной документацией раз в пять лет. Но это не значит, что в течение пяти лет преподаватель не имеет права в связи с новыми открытиями и разработками вносить изменения в свой рабочий вариант учебной программы. Более того, это приветствуется и даже требуется.

Что касается самих образовательных программ и возникновения новых специальностей, то мы идем вслед за потребностями. Например, сейчас одним из важных направлений в нашей стане является логистика. Поэтому в текущем году мы сделали первый набор в Институт бизнеса и менеджмента технологий по специальности "логистика". Кроме того, в этом году мы набирали абитуриентов на направления "ядерная физика и технологии" и "радиохимия, радиационная химия" для подготовки специалистов для работы на будущей атомной электростанции.

В.С.: Если сравнивать университет 70-80 годов, то можно отметить его сильную демократизацию. Меняются формы работы как учебной, так и внеучебной: у нас стали традиционными встречи с ректором, с различными студенческими организациями, встречи деканов и другого руководства. Студенты стали более ответственно относиться к своей будущей жизни, стали избирательны к своему участию в университетской жизни, экономят свое время. Сейчас мы активно развиваем проектные формы работы со студенческой молодежью, помогаем оформить и реализовать их проекты. Вместе с необходимыми навыками студенты получают мощный образовательный импульс и потенциал управления, опыт в составлении проектов.

Л.Х.: В университете мы создали студенческий совет по качеству образования, посредством которого студенты могут влиять на образовательные программы, вносить свои предложения об улучшениях учебного процесса.

Могли бы вы привести пример какого-нибудь проекта, чтобы стала понятна суть проектной деятельности?

В.С.: Таких примеров у нас много, можно отметить проект "Моя школа". Изначально он зародился на механико-математическом факультете и направлен на работу с детьми, которые по каким-то причинам выпадают из учебного процесса. Этот проект выиграл грант, мы его профинансировали, закупили литературу. Сейчас в нем участвуют около 80 человек.

Л.Х.: Проект реализуется не только в минской школе №161, но и в детских домах. Создана группа, которая в ненавязчивой, а порой и в игровой форме проводит занятия в шестых-седьмых классах. Этим проектом заинтересовалось и Министерство образования. Самое главное - что это инициатива самих студентов, а не спущенная сверху. Это, скорее, волонтерская работа.

В.С.: Существует представление, что сейчас студенты очень прагматичны. Но такая проектная деятельность дает моральное удовлетворение людям, участвующим в нем. Ни о каком прагматизме, ни о каких деньгах речи не идет. Каждый участник чувствует, что делает благое дело, учится любить детей.

Все эти успехи даются нелегко. Какие проблемы испытывает главный вуз страны сегодня? Какие вопросы наиболее актуальны?

В.С.: Я бы не сказал, что есть какие-то глобальные проблемы, с которыми руководство факультетов и университета в целом не может справиться. Безусловно, бывают какие-то тактические препятствия и трудности, но любая организация с ними сталкивается, тем более такая мощная, как университет. Все задачи, которые мы ставим перед собой в организации процессов и налаживании отношений со студентами, мы решаем. Вместе со студентами мы формируем корпорацию и совместно продвигаем наш университет.

Меняются ли проблемы студентов из поколения в поколение?

Михаил Черепенников (М.Ч.): Вопросы, которые студенты задают из года в год, не меняются, меняется лишь их оттенок. Не бывает одинаковых вопросов, все зависит от того, кто и как на них отвечает.

В.С.: Если раньше студентов больше волновали бытовые вопросы, то сейчас очень часто они вносят свои рациональные предложения, например, по проведению локальной сети в общежитии. Меняется уровень студентов, соответственно, меняется и уровень вопросов.

С какими зарубежными вузами сотрудничает БГУ? В чем это заключается?

Л.Х.: Белорусский государственный университет сотрудничает с более чем 80 университетами Европы, Азии, США. Нашими серьезными партнерами являются учебные заведения Германии, Польши, Чехии, Словакии. С ними мы осуществляем совместные программы по студенческим обменам, по научным исследованиям, по языковым стажировкам студентов. Например, студенты факультета международных отношений, которые изучают арабские и персидские языки, направляются в азиатские страны.

Кроме того, в Германии по фонду ДААД наши студенты получают стипендии немецких вузов и отправляются на обучение в Йенский университет. С этим университетом у нас вообще очень давние связи, еще со времен Советского Союза. Кроме того, в Рурском и Лейпцигском университетах ежегодно по различным программам обучаются приблизительно 17-18 белорусских студентов. Причем, речь идет не только о гуманитарных специальностях, но и о специальностях физического, экономического, химического, математического, IT-профилей. Существует серьезная совместная программа между механико-математическим факультетом и университетом города Магдебурга. Гуманитарии серьезно связаны с польскими вузами, например с Поморской академией города Слупска.

Мы, в свою очередь, приглашаем к себе зарубежных студентов, и в общем количестве их у нас уже более тысячи. Только в этом году на первый курс было принято 360 иностранных граждан.

Нужен ли особый подход преподавателей к таким студентам?

Л.Х.: Я бы не сказала, что к ним подход особый. Мы не снижаем свои требования, потому что они должны получить определенные знания. Если мы будем более лояльно относиться к иностранным студентам, они к нам просто не поедут, потому что будут бояться получить у нас плохие знания.

Говорят ли иностранные студенты о том, что требования в вашем вузе более жесткие, чем в учебных заведениях у них на родине?

Л.Х.: Я не слышала о том, что наши требования более жесткие.

В.С.: Я сталкивался с мнением о том, что образование, которое иностранцы у нас получают, востребовано у них на родине и оценивается достаточно высоко.

Наши международные контакты в значительной мере подкрепляются контактами на других уровнях: мы отправляем наши студенческие коллективы на различные фестивали, стараемся организовывать различного рода площадки для международных контактов студентов у себя. Эти площадки позволяют нашим ребятам почувствовать себя взрослыми, ответственными, воспитывают культуру отношений. Такие международные контакты вместе с академической мобильностью составляют хорошую образовательную линию и хорошую школу для каждого из них. Это очень важно и мы всячески стараемся это поддерживать.

Какими успехами могут похвастаться белорусские студенты на международной арене? Не позорят ли нашу страну студенты, которые выезжают по программам обмена?

Л.Х.: Я думаю, не позорят. Например, команда БГУ ежегодно участвует в мировой олимпиаде по математике и всегда очень успешно. Те студенты, которые участвуют в программах обмена, отмечают, что наши сильные студенты всегда на голову выше других студентов. К сожалению, слабые студенты у нас тоже есть - этого нельзя отрицать.

Еще одно направление международного сотрудничества - это сезонные работы или стажировки по линии грантов. Легко ли БГУ отпускать своих студентов на стажировку или работу за границу?

В.С.: Есть правила организации стажировок и выезда за границу, и если они соблюдаются, то проблем с этим никаких нет. Одна из наших образовательных целей - научить человека действовать в соответствии с этими правилами.

Идет строительство студенческой деревни, которая будет отличаться от сегодняшнего студгородка. Решит ли студенческая деревня проблему жилья для иногородних студентов? Как скоро начнется заселение?

М.Ч.: Студенческая деревня создается не только для БГУ, но и для всех вузов столицы. Сказать, что будет что-то грандиозное и принципиально новое, нельзя. Безусловно, часть проблем эта деревня снимет. Там будет порядка восьми тысяч мест - это меньше чем на сегодняшний день нужно вузам. Государство не отказывается от того, что кроме студенческой деревни, нужно строить для вузов что-то еще. Полностью проблемы с заселением она не решит, но это уже значительный шаг вперед.

Мы очень активно поддерживаем первый курс и социально незащищенные категории студентов. Если студент хорошо учится, он получает место в общежитии.

Студенческий городок - это не только общежития и предоставление мест в нем. Чем еще занимается администрация студенческого городка, как помогаете студентам в их жизни вне стен университета?

М.Ч.: Стремление администрации - сделать общежитие общим домом, а не просто местом, где можно переночевать. Как в любом доме, в общежитии должны быть некие традиции, общие мероприятия и общие цели и стремления. Направленность этих целей и стремлений зависит от самих студентов, с ними мы можем сделать практически все, что они пожелают.

Большое внимание мы уделяем мероприятиям, не связанным с учебными процессами. Проводим обширную информационную поддержку, выпускаем газету "Студенческий городок" и глянцевый журнал "Юнитайм", ведем свой сайт, на который выкладываем свои видеоролики, сделанные в своей же видеостудии. Внутри общежития проведена локальная сеть.

Кроме того, проводим большое количество самых разных спортивных мероприятий не только среди студентов, но и среди преподавателей, обширные культурные мероприятия, различные конкурсы, в том числе и конкурсы национальных культур. Это тоже влияет на учебный процесс.

Что не прощается студентам, а на какие огрехи и выходки вы закрываете глаза?

М.Ч.: Администрация в меньшей степени обладает свободой, которой обладают студенты. Есть то, что не прощается: как и во всем университете, в общежитии нельзя курить и выпивать. Это категорически не прощается, а все остальное можно обсуждать.

Есть правила, которые должны четко выполнять студенты, а мы, в свою очередь, выполняем правила, предписанные нам. Должно быть взаимопонимание. Большую роль в общении со студентами играют органы студенческого самоуправления: одно дело, когда о чем-то говорят преподаватели, и совсем другое - услышать то же самое от сверстников.

Какова статистика успеваемости студентов? На каком этапе чаще всего отсеиваются студенты из-за неуспеваемости?

Л.Х.: Статистика успеваемости наших студентов более-менее стабильная, и держится примерно на 90-92% абсолютной успеваемости. Но статистика успеваемости платных студентов все-таки ниже успеваемости студентов, которые обучаются на бюджетной форме. Отчисления бывают как у платников, так и у бюджетников.

Отчисляются студенты по разным причинам. По неуспеваемости, как правило, это происходит на втором-третьем курсе. Первому курсу делаются определенные снисхождения, потому что студенту нужно дать время адаптироваться. Конечно, бывает, что студент вообще не ходит на занятия, потому и шанс давать некому. Большинство студентов, которые были отчислены, потом восстанавливались, а некоторые даже через два-три года после отчисления: наверное, понимают, что образование им необходимо.

Кроме возможности получения места в общежитии, от успеваемости зависит и будущее распределение: каждому студенту присваивается место в рейтинге, и во время распределения он вызывается в соответствии со своим средним баллом. Кроме того, студенты-платники могут претендовать на перевод на бюджетную форму обучения в соответствии со всеми нормативными документами - для многих это сильная мотивация для успешного обучения. Есть скидки на оплату за обучение от 20% до 60% - это тоже зависит от успехов студента в учебе, научно-исследовательской работе и общественной деятельности.

Успеваемость - это те знания, которые так или иначе укладываются в голове. Кто-то из американцев сказал, что диплом важен только для твоего первого места работы. После того как человек решит поменять работу, все будет зависеть от его грамотности, навыков и умения работать, и уже не диплом будет иметь значение, а трудовая деятельность. Если человек не приобрел знания, если в течение пяти лет не смог создать представление о своей генеральной линии развития, не учится и не стремится к самообразованию и развитию, то и диплом значения иметь не будет.

В.С.: Успеваемость - это одна из составляющих образовательного процесса. Есть люди, которые в университете учились на среднем уровне, а в жизни потом у них все сложилось не очень удачно. Возникает вопрос о том, что человек с высшим образованием не может устроить свою жизнь, реализовать себя. Получается, что он получил оценки, но не полноформатное высшее образование. Поэтому та образовательная среда, которая формируется на занятиях, запускает внутри человека программы, которые через пять лет позволят ему с гордостью говорить о том, что он получил настоящее высшее образование.

Что изменилось со времен вашего студенчества? Как поменялись студенты?

М.Ч.: Студенты стали моложе. Но это ощущение любого специалиста. Например, приходит молодой сотрудник, который еще вчера был пятикурсником, и сразу начинает относиться к студентам как к детям. Это происходит очень быстро.

Л.Х.: Я в первый раз словила себя на мысли, что отношусь к студентам как к детям, когда мой собственный ребенок пошел в университет.

В.С.: Иногда в коридорах преподаватели, расслабляясь, говорят о том, что раньше студенты хотели учиться, а сейчас стоят в очереди за дипломом. Но это всего-навсего манера общения, не более того. Это совершенно неконструктивная позиция для преподавателя, и на самом деле это не так. Студенты тридцать лет назад, двадцать лет назад и сейчас надеются на то, что после прихода в университет с ними что-то произойдет, что сделает их жизнь более счастливой. И задача преподавателей и организаторов образования состоит в том, чтобы эти надежды осуществить.

Л.Х.: Студент двадцать лет назад видел одну книжку и одного преподавателя, стоящего за кафедрой. Сегодня студент имеет возможность, используя самые различные средства, получить такой объем информации, что любые сведения может отыскать и без его помощи за 10-15 минут. Поэтому студенты стали более требовательными - у них есть возможность выбора информации. Отсюда и сложности у преподавателя: для того чтобы заинтересовать студента, нужно знать больше и лучше.

Наверняка во время вашего обучения в университете у вас были мысли, что если вы придете преподавать, что-то обязательно измените. Что вам за время работы в университете удалось изменить в соответствии с вашими представлениями и пожеланиями, а что остается в планах на будущее?

М.Ч.: Я с первого курса знал, что останусь работать в университете: в университет я пошел, чтобы заниматься научной работой и писать диссертацию. Поэтому планов "стану - будет по-другому" у меня не было. Но мне очень понравилось примерять на себя роль молодого преподавателя и директора студгородка. Когда я, будучи первокурсником, шел к преподавателям с каким-то предложением, меня всегда удивляло, почему людям это было интересно. Точно так же я не понимал, как преподаватель, у которого куча самых разных дел, остается до десяти вечера и выслушивает мои проблемы. Уже потом я понял, что в этом и есть смысл университета как коллектива единомышленников и увлеченных идеей людей. И когда сейчас я уже у студентов спрашиваю, зачем им нужен какой-то проект, ответить, зачем это нужно себе лично, никто не может. Ничего не делается для себя лично, ради своей выгоды. Это почти как фундаментальная наука: в нее очень много вкладываешь, и не ждешь, что завтра она принесет тебе какие-то плоды.

Мне не хотелось что-то менять, но был вопрос, почему всем так интересно. Оказалось, просто потому, что интересно, потому что есть огонь в глазах. И такой огонь в глазах студентов и администрации говорит о том, что это настоящий университет.

Л.Х.: Рядом со студентами мы не чувствуем своего возраста. Нам кажется, что мы такие же, как и наши студенты. Мы знаем о молодежных проблемах, потому что живем ими. И это особенность нашей профессии.

В.С.: Первая мысль, когда приходишь на работу в университет, - это не изменить, а понять университет и свою миссию как преподавателя, оценить со стороны, зачем сюда пришли студенты. С пониманием именно этих вещей приходит любовь и преданность. Мы делаем свое дело, но не отвечаем на вопрос "зачем?".

М.Ч.: Я столкнулся с ситуацией, когда мне пришлось вести занятия у студентов, с которыми я четыре года прожил в общежитии. Признаюсь, я очень волновался, но студенты меня поддержали, мол, мы все вместе делаем общее дело. И вот это ощущение университетского единства не покидает никогда. В этом плане молодому специалисту легко работать: его поддерживают и старшие коллеги, и свои студенты.

Каковы перспективы и приоритетные задачи, которые стоят перед университетом на ближайшее будущее?

Л.Х.: В 2011 году университет будет отмечать свое 90-летие, а в 2021 году - столетие. У нас есть определенное генеральное направление, связанное с развитием вуза: не только расширение образовательных программ, но и серьезные научные программы, которые мы должны развивать в университете, чтобы университет мог зарабатывать деньги не только на образовательных услугах, но в том числе и на развитии и внедрении в производство собственных научных исследований.

Мы должны строить университет и в прямом, и в переносном смысле, вводить широкие программы студенческого самоуправления.

В.С.: Перспективы университета - это студенты, преподаватели, все работники. Мы все озабочены тем, чтобы рейтинг университета среди мировых вузов был достойным, чтобы Белорусский государственный университет ассоциировался с нашей страной, и чтобы эта марка была очень высока.

М.Ч.: Есть бренд БГУ, он всем известен. И все мы - и студенты, и преподаватели создаем этот бренд. То, насколько он будет узнаваем и востребован, зависит от нас. Будущее гарантирует университет.
{banner_819}{banner_825}
-20%
-15%
-10%
-50%
-10%