Подпишитесь на нашу ежедневную рассылку с новыми материалами

Общество


Так заявил министр здравоохранения Владислав Остапенко на встрече с журналистами, где обсуждались медицинские последствия катастрофы на Чернобыльской АЭС.

Сразу после аварии онкологи, основываясь на опыте Хиросимы и Нагасаки, ожидали роста лейкозов. Просчитались. Вопреки всем, как на тот момент казалось, канонам "выстрелила" щитовидка - с 1990 года начался серьезный рост случаев рака щитовидной железы и другой тиреопатологии на всех пострадавших территориях. Эксперты напрямую связали это с ранним облучением радиоактивным йодом, который и существовал-то всего лишь 90 дней после аварии. Тогда на загрязненных территориях говорили об опасности радиоактивного йода и о необходимости защитных мероприятий, вот только специалистов, готовых объяснить, что и как именно надо делать, на местах не было.

В сравнении с доаварийным периодом количество случаев рака щитовидки после чернобыльской аварии возросло среди детей в 33,6 раза, а среди взрослых (в зависимости от возрастных групп) - в 2,5-7 раз, сообщил В. Остапенко. Наибольшее число случаев рака щитовидной железы выявляется среди жителей Гомельской и Брестской областей. Всего на сегодня в Беларуси зарегистрировано 8.602 случая заболевания раком щитовидной железы, в том числе у 617 детей и 7.544 взрослых.

Как сообщил руководитель центра опухолей щитовидной железы Евгений Демидчик, рост заболеваемости начался в 1990 г., продолжался до пикового 1995 г., затем пошел на убыль. В прошлом году в республике зафиксировано 11,3 случая рака щитовидки на 100 тыс. населения у детей и 12,5 - у взрослых. В Гомельской области - соответственно 47,9 и 18,2. Белорусские специалисты сделали прогноз (признанный, кстати, и международным сообществом), согласно которому из тех, кому на момент аварии было от 0 до 18 лет, к 2036 г. (через 50 лет) раком щитовидной железы заболеют 12,5 тыс. человек.

К диагнозу "радиационно-индуцированный рак" специалисты подходят крайне экономно, ссылаясь на несовершенство методики, отсутствие необходимого многолетнего опыта, и ставится он только в отношении рака щитовидной железы. На сегодня такой диагноз поставлен 1.677 пациентам. В это число входят 677 детей, 337 подростков и 633 взрослых (19-33 года).

Оценивая существующий уровень диагностики, Е. Демидчик напомнил: в первые годы после аварии основным методом диагностики была пальпация, но, к счастью, по мере роста помощи со стороны международного сообщества лаборатории обогатились необходимыми ультразвуковыми аппаратами, и сегодня до 30% больных поступает в республиканский центр с опухолью на ранней стадии. В 1990 г. создан центр опухолей щитовидной железы. Сегодня благодаря сотрудничеству с европейскими и американскими организациями он оснащен современной аппаратурой.

В целом онкологи, если можно так выразиться, оптимистичны и подчеркивают: диагноз "рак щитовидки" - не смертелен. Белорусскими специалистами накоплен самый большой в мировой практике опыт лечения именно этого заболевания. Как сообщил Е. Демидчик, из списка больных с радиационно индуцированным раком (1.677 человек) умерли лишь 11 человек: 2 ребенка, 3 подростка и 6 взрослых. Это 0,6% от числа оперированных.

Так называемый канцер-регистр ведется в Беларуси с 1972 г., и все это время - и до аварии и после - отмечался рост всех форм рака. Самая свежая цифра - 33 тыс. заболевших в год. Всего же на учете состоят примерно 130-140 тыс. человек. Эксперты не спешат связывать все формы рака с влиянием Чернобыля. Да, говорят они, на загрязненных территориях увеличивается число злокачественных новообразований, но на уровне статистической погрешности. Среди эвакуированного населения прямого роста "онкологии" не отмечено.

В целом, продолжают они, 16 лет для такой глобальной катастрофы - не срок, мониторинг продолжается, и, возможно, многие эффекты начнут проявляться только сейчас. На настойчивые расспросы журналистов о том, каких еще болезней стоит опасаться, онкологи подтвердили, что не исключают роста таких заболеваний, как рак легкого, рак молочной железы, рак мочевыделительной системы, почки и мочевого пузыря, рак ободочной кишки.

В целом, подводя итог встречи, В. Остапенко отметил: сегодня в научных медицинских кругах существуют разные версии о влиянии малых доз радиации на человеческий организм. И лишь время рассудит, кто прав.
0058648