Подпишитесь на нашу ежедневную рассылку с новыми материалами

Общество


С 18 по 21 мая Беларусь посетит Патриарх Московский и всея Руси Алексий II. В программе визита предстоятеля Русской православной церкви значится освящение Дома милосердия в Минске и участие в торжествах по случаю праздника чудотворной Жировичской иконы Божьей Матери. Белорусские власти намерены преподнести Его Святейшеству подарок, по российскому примеру утвердив приоритет "традиционных религий" (читай - православия) в Законе "О свободе вероисповеданий и религиозных организациях".

Визиту патриарха предшествовала кампания в государственной прессе: дескать, белорусы извечно принадлежат Русской православной церкви, а потому миссионерская деятельность католиков, тем более ксендзов - граждан Польши, недопустима. Утверждалось, что протестанты - это изуверы, заманивающие молодежь в тоталитарные секты. Авторы возмущаются, что правоохранительные органы не пресекают деятельность Общества сознания Кришны и иже с ними. Вызванные этим протесты "неправославных" правоохранительными органами игнорируются - ведь свобода слова.

Однако недовольных такой кампанией много, и это не случайно. По данным Комитета по делам религий и национальностей при Совете министров Беларуси, примерно 15-20% населения страны называют себя католиками или связывают себя с этой церковью, что делает ее второй по величине религиозной группой после Русской православной церкви.

По состоянию на минувший год по количеству верующих и приходов первое место занимает Белорусская православная церковь (Белорусский экзархат Русской православной церкви) - 1.172 прихода. Далее следуют объединения протестантов всех направлений - 879 (из них 470 общин Христиан веры евангельской - баптистов), римо-католиков - 405, староверов - 32, мусульман - 24, ортодоксальных иудеев - 22, греко-католиков - 11, прогрессивных иудеев - 10. Кроме того, действуют новые религиозные организации, часть из которых относят к деструктивным сектам.

Не следует сбрасывать со счетов также немалое число атеистов и тех, кто не идентифицирует себя с каким-то культом - за них не отвечает никакое ведомство и, соответственно, по ним отсутствуют какие-то достоверные данные. Между тем в начале 90-х социологи констатировали, что лишь порядка 30% респондентов уверенно считают себя верующими и 60% - неверующими, остальные затруднялись ответить.

После падения советского государственного атеизма в Беларуси количество приходов Русской православной церкви впервые после 1838 г., когда на перешедших к России после раздела Речи Посполитой белорусских землях греко-католиков (униатов) перевели в православие, оказалось меньше, чем количество зарегистрированных приходов двух других ведущих деноминаций.

И все же официальная пропаганда утверждает, что более 80% жителей Беларуси принадлежат к БПЦ, президент А. Лукашенко называет свою страну православной, МВД выпускает газету "Православный воин"... На встрече с синодом Белорусского экзархата А. Лукашенко в декабре прошлого года заявил о высокой оценке созидательной роли Белорусской православной церкви в жизни общества, подчеркнув, что "насущные проблемы БПЦ руководство страны старается решать своевременно и в полном объеме". Тогда члены синода БПЦ попросили помочь в реставрации Жировичского монастыря и Минской духовной академии. На это, как сообщает БЕЛТА, А. Лукашенко ответил, что государство, несмотря на существующие социально-экономические проблемы, всячески будет развивать сотрудничество с церковью.

Теперь будет повод встретиться с Патриархом Московским и всея Руси Алексием II - они вместе являются почетными попечителями минского Дома милосердия. Власть не меньше оппозиции любит создавать красивую картинку.

Между тем наиболее заметно сотрудничество государства с православной церковью в сфере обучения подрастающего поколения. В антиклерикальных кругах подозревают существование тайного конкордата БПЦ и белорусского государства. Впрочем, само по себе это партнерство не является тайным. Так, абсолютно открыто существует Координационный совет по сотрудничеству Белорусского экзархата и Министерства образования. В частности, министр образования Петр Бригадин одобрил предложения православных педагогов о совместном широком проведении лекций на духовно-нравственную тематику для учащихся, их родителей и педагогов, а также организацию теле- и видеоуроков в школах. Как сообщает БЕЛТА, "эта инициатива православной церкви совпадает с намерением министерства перевести школьное обучение на пятидневный курс, а освободившийся субботний день посвятить реализации культурных и духовно-нравственных программ".

В этом нет ничего предосудительного, если посещение православных занятий в субботу окажется добровольным и если верующие других деноминаций, а также атеисты получат возможность воспитывать своих детей в том духе, который считают правильным. Однако такое уважение прав меньшинств маловероятно, ведь даже субботники проводятся в Беларуси по постановлению правительства и государственные службы начисляют "контрибуцию" субъектам хозяйствования всех форм собственности - сколько те должны отчислить в фонд субботника. И вновь возникает вопрос: человек для субботы или суббота для человека?

Стремление православных расширить свое влияние на потенциальную паству вполне понятно. Более удивительно в этом плане поведение государственных чиновников: за редким исключением они остались атеистами, но ведут себя как новообращенные верующие или, видимо это точнее, как советские служащие при очередной смене генеральной линии партии. Представляется, что православие взято на вооружение влюбленными в панславизм идеологами белорусского правящего режима и преподносится ими как один из факторов, способствующих сближению Беларуси с Россией.

Безусловно, общая вера объединяет. Однако белорусские граждане, как видим, такой общей веры не имеют, и если одну, пусть и преобладающую, конфессию объявить главной, это приведет к дестабилизации общества. Поэтому в многоконфессиональной стране к вопросам веры необходимо подходить очень осторожно, особенно на законодательном уровне. Между тем в законопроекте "О свободе вероисповеданий и религиозных организациях", который на днях предстоит рассмотреть нижней палате белорусского парламента, сделано все, чтобы осложнить отправление культа "неправославным".

Так, известно, что "по техническим причинам" (из-за невозможности получения соответствующего образования при советской власти) в Беларуси не хватает собственных ксендзов: из 266 ксендзов, обслуживающих католические приходы, 149 являются иностранными гражданами, преимущественно поляками. Власти по формальным поводам отказывают назначенным в Беларусь ксендзам в выдаче разрешения на въезд, и есть факты необоснованного отказа в продлении ранее выданных разрешений.

Один из последних случаев такого рода имел место в Бресте. Здесь добрую половину года ксендз Збигнев Кароляк был вынужден работать нелегально, так как ему безо всяких объяснений отказывались продлевать разрешение на пребывание в Беларуси. Паства писала петиции, обращалась к правосудию, но тщетно. Ее пастырь был вынужден покинуть пределы государства, и замены ему пока нет.

Новый закон, если его примут в неизменном виде, будет равносилен закрытию большинства католических приходов, так как руководителем религиозной организации может быть только гражданин Беларуси (ст. 13), а иностранный гражданин имеет право заниматься религиозной деятельностью только в течение одного года (ст. 30).

В настоящий момент в Беларуси запрещены как тоталитарные секты "Аум Синрикс", "Богородичный центр", "Великое белое братство", сатанисты и "Семья любви". Ст. 24 законопроекта может привести к значительному увеличению этого списка. В соответствии с ней, религиозная организация может быть ликвидирована в случае причинения вреда здоровью и нравственности граждан. Однако не сказано, кто должен оценить нанесение вреда.

С точки зрения обывателя, наиболее "вредными" будут выглядеть религиозные организации, занимающиеся активной миссионерской деятельностью и призывающие своих адептов к аскетическому образу жизни, к уходу из общества. Секта Свидетелей Иеговы, бывшая под запретом в СССР, но легализованная в 1990 г., вполне может подпасть под эти критерии, а ее 26 общин - под запрет. Кроме того, как считают разработчики законопроекта, отправление религиозных культов без образования юридического лица является противоправным.

Между тем и до внесения поправок в закон граждане порой преследуются за "неразрешенные" богослужения. Впрочем, есть прецеденты, когда в судебном порядке им удается отстаивать свои права. Так, в начале марта суд Центрального района г. Минска, непосредственно применив нормы Конституции, отменил штраф, наложенный в административном порядке на Павла Рогача. В его отношении участковый милиционер составил протокол о том, что этот гражданин проводил проповедь, на которой присутствовали 8 человек, в помещении находились Библия и литература религиозного характера. Как сообщает Белорусский Хельсинкский комитет, постановлением административной комиссии администрации Центрального района г. Минска П. Рогач был оштрафован за "нарушение законодательства о свободе вероисповеданий и религиозных организаций" (ст. 193 Кодекса об административных правонарушениях).

Кстати, текст этой статьи КоАП весьма примечателен и представляется опасным при ее расширительном толковании правонарушения: "Создание религиозной организации и руководство ею без регистрации ее устава (положения) в установленном порядке либо организация и проведение руководителями и членами этой организации специальных детских и юношеских собраний, а также трудовых, литературных и иных кружков и групп, не имеющих отношения к отправлению культа".

Законодатель явно стремился защитить подростков от тоталитарных сект, но под это положение могут подпасть и светские люди, работающие со скаутами и иными молодежными организациями, если они попутно размышляют о смысле жизни и ищут свой путь к Богу. Протокол о составе правонарушения, как мы помним, составляет участковый милиционер.

Однако вернемся к делу П. Рогача. Суд указал, что, в соответствии с Законом "О свободе вероисповеданий и религиозных организациях", каждый гражданин определяет свое отношение к религии, вправе единолично либо совместно с другими исповедовать любую религию или не исповедовать никакой, выражать и распространять убеждения, связанные с отношением к религии. Осуществление свободы исповедовать религию или выражать убеждения подлежит лишь тем ограничениям, которые необходимы для охраны общественной безопасности и порядка, жизни, здоровья, морали, а также прав и свобод других граждан.

Кроме того, Конституция имеет высшую юридическую силу, является актом прямого действия и не устанавливает никаких ограничений для совместного исповедания религии, не требует создавать религиозную организацию в качестве юридического лица для реализации права на совместное исповедание религии; создание религиозной организации в качестве юридического лица (с регистрацией устава) является правом, а не обязанностью граждан.

Таким образом, получается, что КоАП входит в противоречие с Основным Законом, да и разработчики нового законопроекта о свободе вероисповеданий хотят подправить Конституцию. Обязательность регистрации религиозной организации было одним из требований и советского законодательства. Причем при государственном атеизме такую организацию зарегистрировать было практически невозможно, а нелегалов ловила милиция.

Кстати, о советской власти. В ее времена большинство культовых сооружений были разрушены или национализированы, однако те, что сохранились, верующие "неправо- славных" конфессий получают назад с большим трудом. Так, костел св. Яна Крестителя в Раубичах Минской области местные власти отказываются передавать католической парафии до построения за счет верующих нового здания для расположенного сейчас в храме этнографического музея. Костел св. Роха в Минске продолжает использоваться в качестве зала камерной музыки филармонии, и прихожане вынуждены согласовывать отправления службы с администрацией филармонии.

Аналогичная ситуация и с иудеями, чьи религиозные учебные заведения и синагоги до сих пор приспособлены для светских нужд (по словам президента Всемирной ассоциации белорусских евреев Якова Гутмана, в г. Слониме Гродненской области храм используется как общественный туалет). Однако многие евреи уехали, и теперь требовать возвращения культовых сооружений зачастую просто некому, как и протестовать при их разрушении.

В 2000 г. впервые после падения коммунистического режима в Минске было запрещено прохождение религиозной процессии католиков на праздник Божьего тела у находящегося на пл. Независимости костела св. Сымона и Алены. В текущем году запретили трансляцию по государственному радио воскресной мессы из этого костела, которая выходила в эфир в течение последних 8 лет. Православная передача на том же радио продолжает транслироваться.

В завершение статьи представляется важным также отметить выключенные из рассмотрения права атеистов, агностиков и в целом светских людей, не интересующихся вопросами веры. Дополнительный выходной день из-за религиозного праздника мало у кого вызывает неприятие. Однако расширение религиозного влияния, тем более угроза разрушения принципа независимости церкви и государства, - повод для серьезного беспокойства.

...Как-то довелось прочитать сказку о заколдованном доме, в котором всякая ложь, произносившаяся в его стенах, тут же обращалась в правду: скряга, всем говоривший, что он нищий, действительно разорился; охотница за богатыми женихами без всякой корысти по уши влюбилась; бахвал сделался героем, а ханжа стал истинно добродетельным человеком.

Конфессиональное неравенство, которое насаждается белорусскими властями, дело, конечно, недоброе и вряд ли пойдет на пользу тому же православию - запретный плод сладок. Впрочем, если в результате данной государственной политики христианская добродетель овладеет белорусскими массами, то мало что останется от ныне светского государства.

Православная Беларусь, которую сегодня выдумывают чиновники-атеисты, вряд ли окажется тем, что они хотели бы видеть на самом деле, ведь в ней может не остаться места легендарной толерантности белорусов, терпеливо сносящих причуды властей предержащих.