Главное
Минск
Эксклюзив
Деньги и власть
В мире
Кругозор
Происшествия
Финансы
Недвижимость
Спорт
Авто
Леди
42
Ваш дом
Афиша
Ребёнок.BY
Про бизнес.
TAM.BY
Новости компаний

Программы и проекты TUT.BY
  • Архив новостей
  • Архив новостей
    ПНВТСРЧТПТСБВС
    303112345
    6789101112
    13141516171819
    20212223242526
    272812345

Общество


Кадры решают все. Эту общую фразу каждый понимает по-своему. Для управления предприятием в конкурентной рыночной среде нужны творческие люди, знающие финансы, маркетинг и менеджмент. Для работы в Системе управления делами Беларуси нужны совершенно иные качества. Их формируют не в бизнес-школах и университетах, а, скорее, в казармах и военных училищах. Этих-то качеств и не хватило президентам концернов "Беллесбумпром", "Беллегпром", "Белгоспищепром", "Белбиофарм" и министру здравоохранения, которые с треском уволены со своих постов 29 апреля по распоряжению Александра Лукашенко.

Экономические результаты отличившихся концернов и министерств не являются прямой причиной увольнения. У других структур финансовое положение гораздо хуже. Так, сумма убытков "Беллесбумпрома" в 10,5 раза меньше, чем у Минсельхозпрода, и составляет всего 2% от объема убытков по стране. По общим показателям, это один из самых приличных концернов. Почему уволили руководителя "Беллегпрома", а не, скажем, Минстройархитектуры, у которого вообще отрицательная рентабельность и убытков в три раза больше?

Таблица

У "Белгоспищепрома" рентабельность почти вдвое выше средней по стране, минимальный объем кредиторской задолженности, мизерная сумма убытков, а его руководителя увольняют, в то время как кредиторская задолженность Минэнерго составляет 2,7 трлн., убытки торговли, аграриев гораздо больше, а их боссы пока остаются в своих кабинетах.

Увольнение руководителя "Белбиофарма", годовой оборот которого составляет примерно 0,5 млрд., можно классифицировать как разборку с одной из самых богатых структур страны, которая контролирует производство спирта и лекарств на территории Беларуси. Уволенный Михаил Шкутник является типичным белорусским субсидархом, который распоряжался сотнями миллионов долларов при отсутствии формальных прав собственности на активы управляемых им предприятий. Он продолжил логический ряд "Титенков из управления делами", "Рахманько с железной дороги", "Леонов с МТЗ".

Если уж увольнять за результаты работы, то в первую очередь должны были лишиться своих постов руководители Минсельхозпрода, Минпрома и Минэнерго. На фоне этих "генераторов" долгов и неликвидов "Беллесбумпром", "Белгоспищепром" и "Белбиофарм" выглядят вполне прилично. Не трогая руководителей действительно проблемных секторов, Лукашенко решил припугнуть номенклатуру, расправившись с "мелочевкой" и прихватив заодно медицинских субсидархов. Для электората картинка по телевизору получилась хорошая, а "серьезные парни" не пострадали.

Предвестником разборок с правительством было ежегодное послание и особенно ответы Лукашенко на вопросы депутатов. Вполне возможно, что очередной волны отставок придется ждать недолго. На этот раз могут пострадать люди в погонах: "Или вот, допустим (пример вам будет интересен), недавно поинтересовался одним рынком. Интересное предприятие. Многие депутаты там одной ногой, а некоторые и двумя увязли. Содержат некоторых там, платят и т.д. И мне информация поступает. Поручаем: Анатолий Афанасьевич, разберитесь. Начинаем разбираться. Думаю, к Наумову будут большие вопросы в связи с этим рынком. Там вплоть до генералов. А те, которых пинком под зад выкидывали, они уже там фирмы возглавляют. Наумовские люди".

В самом факте работы в бизнесе бывших милицейских чинов нет ничего плохого. Но Лукашенко признает, что в Беларуси широко распространена практика установления правоохранительными органами "крыш", что коррупция живет на каждой торговой точке, что начинается она с высоких кабинетов власти. Проводя политику низкой зарплаты для членов правительства, власть как бы приглашает чиновников заняться поиском побочных доходов, а для укрепления порочной круговой поруки предлагает солидную сумму в твердой валюте, но не по ведомости, а в конверте.

В ответах на вопросы депутатов президент разоткровенничался: "Но самое больше, что меня пугает, - это нестабильность. Даже не деньги. Деньги я найду вне бюджета, чтобы провести референдум в Беларуси. При нашей организованности мы его проведем. Что за этим последует? Вы военный человек и лучше меня представляете, что мы можем всколыхнуть в это тяжелое время. Я же вам образно сказал: мало того, что мы в рынок полезли (это значит в этот хаос), но еще нестабильность большая в мире".

Лукашенко начинает понимать, что референдумы проблемы белорусской экономики не решат. Ее состояние по итогам работы за I квартал можно охарактеризовать одним словом - нестабильность. Можно не сомневаться, что найдутся десятки субсидархов, которые в благодарность за предоставленные льготы и доступ к рынку смогут профинансировать ряд политических кампаний. Их денег хватит на закупку сотни-другой "Мерседесов", но явно недостаточно, чтобы вытянуть из кризиса всю экономику. На этой почве и возникают споры между А.Г. и субсидархами. С его точки зрения, они не делятся в достаточном объеме с "народом". Субсидархи же считают, что свою долю отдают сполна. Ведь доллары на зарплату в конвертах, на строительство спортсооружений также надо кому-то зарабатывать.

Иногда складывается впечатление, что окружение Лукашенко, стараясь угодить своему патрону, вводит ему в уши полную чушь. Не обладая реальной информацией, анализом текущего состояния дел, А.Г. принимает решения по ликвидации убытков, финансовому оздоровлению промышленности и сельского хозяйства, пользуясь явно неточной информации. "Вообще вам скажу один факт, который может повлиять на положительное функционирование предприятий. У нас сегодня на складах, по-моему, около 1 трлн. долларов продукции. 900 млрд. с лишним. Вот сегодня мы по рыночной цене. По крайней мере, они предлагают. Я боюсь только, чтобы не сбагрили весь товар за бесценок. Этот товар будет реализовываться. И если они реализуют этот товар, который скопился на складах, то убыточных останется меньше 20%. Т.е. сами себя загнали в убыток, произведя продукцию и не продав ее. Вы можете сказать, а кому она нужна? Так же на складе типа МТЗ продукция, которую сегодня готовы брать нарасхват. Просто из-за безмозглости руководства МТЗ и этого министерства мы сегодня имеем такую проблему. И такие проблемы на многих предприятиях…"

Во-первых, на складах на 1 марта находилось 3.200 тракторов, что по самым оптимистичным ценам "тянет" на 78 млрд. рублей, т.е. 7,5% от стоимости запасов готовой продукции. Так что объяснять кризис сбыта плохой работой только МТЗ некорректно. Во-вторых, 1 трлн. долларов не равен 1 трлн. рублей. Конечно, можно объяснить названную президентом сумму простой оговоркой, но логика его рассуждений наталкивает на мысль, что он действительно думает, что сидит на золотой жиле или нефтяной скважине.

Что такое складские запасы? Это на 1 апреля 2002г. 1.041,8 млрд. рублей, что по курсу примерно равно $600 млн. Соотношение запасов и среднемесячного объема производства составило 76,6%. Хуже было только в декабре 1998г. (77%) и в январе 1999г. (85,3%). По этим ценам данная продукция является низколиквидной.

Сомнительно, что директора предприятий сознательно не продают свою продукцию и отказываются от встреч с жаждущими покупателями. Чтобы очистить склады, надо разрешить предприятиям продавать товар со скидками 20-70%, что по большинству позиций будет гораздо ниже себестоимости. Каждый день складирования оборачивается для предприятий большими затратами: проценты по кредитам, пеня по налогам, складские издержки, долги перед кредиторами и поставщиками, а также потеря рынков, поскольку средств для производства новых товаров просто нет. Дай Бог, чтобы предприятия продали эти товары за $200 млн., из которых им достанется примерно десятая часть. Так что основной финансовый источник Лукашенко (не считая России) при ближайшем рассмотрении похож на быстро высыхающий ручеек, а не на прибыльные алмазные копи.

Вряд ли члены правительства докладывали А.Г. о реальной ситуации в экономике. Возможно, первые попытки сказать правду вылились в публичный разнос. К тому же Лукашенко назвал правительство "самостоятельной ветвью власти", чем окончательно запутал экспертов по госустройству.

Что же поменялось после разборок? Пока только таблички с именами руководителей различных подразделений правительства и концернов. Мы это уже неоднократно проходили.