Андрей Коровайко, / Андрей Коровайко

Проблема с соблюдением авторских прав стоит остро в любом государстве. О том, как действует закон об авторских правах на территории Беларуси, о его недостатках и преимуществах, о том, чего не хватает в действующем законе и почему понадобилась новая редакция, в эфире Радио TUT.BY рассказал Сергей Лосев, кандидат юридических наук, декан факультета права Белорусского государственного экономического университета.

Полный вариант беседы слушайте тут

Внимание! У вас отключен JavaScript, или установлена старая версия проигрывателя Adobe Flash Player. Загрузите последнюю версию флэш-проигрывателя.


Какие недостатки "Закона об авторском праве и смежных правах" вы можете назвать? Почему понадобилась новая редакция?


Закон был принят в 1996 году и изначально представлял собой кальку с одноименного российского закона. В 1998 году его изложили в новой редакции с учетом веяний и тенденций развития авторского права. Спешка, с которой разрабатывалась новая редакция закона, привела к тому, что многие нормы были прописаны нечетко, противоречиво, с проблемами в применении. Поэтому, если оценивать существующий закон, то можно сказать, что это достаточно противоречивый и сложный для понимания нормативный документ, требующий пересмотра.
Если говорить о конкретных проблемах, то они следующие. В законе нет однозначного решения проблемы охраны результатов творчества, созданных в цифровой среде, нет оговорок, в каких случаях возможно свободное использование произведений в цифровой форме. Библиотеки, публичные архивы, которые являются общественным местом, оказались отрезанными от цифровой среды, поскольку юридически они не могут переводить имеющиеся у них документы в цифровую форму. Такая "мелочь" во многом мешает библиотекам, на практике уже перешедшим на цифровую форму предоставления информации своим читателям.

Но ведь есть учебники, которые распространяются среди школьников и студентов в цифровом виде.

Это делается только с согласия автора, а проблема состоит как раз в том, что библиотека как публичный орган не должна получать согласие автора для оцифровки имеющихся у них экземпляров книг. Сейчас этого сделать нельзя, так как такое действие является нарушением авторского права.

Еще одна проблема касается охраны баз данных: по действующему закону базы данных должны охраняться авторским правом, но оно охраняет только результаты творчества. База данных как некая систематизированная подборка информации будет охраняться авторским правом только тогда, когда есть творчество в подборе или расположении информации, а большинство массивов баз данных этим требованиям не отвечают. Например, клиентские базы данных сотового оператора периодически взламывают и выкладывают в интернет. Разумеется, оператора это не устраивает, но так как в создании этой базы нет творчества, она, соответственно, законом не охраняется.

Весь мир идет по следующему пути: если создание базы данных требует значительных усилий, финансовых и организационных затрат, то этот массив информации должен охраняться как таковой, вне зависимости от положений авторского права.

Кроме того, непонятен статус служебных произведений. По статистике, больше половины того, что охраняется авторским правом, создается наемными работниками, которые получают заработную плату за создание своих произведений. Действующий закон решает вопрос, кому принадлежит право их использовать в виде презумпции, то есть положения, которое действует, если не установлено иное. Сейчас вопрос решается четко: все права на использование такого произведения принадлежат нанимателю, если наниматель с работником не оговорили иное. Оговорить иное в рамках контрактной системы сложно, поэтому работник не обладает имущественными правами в отношении своего произведения и не имеет права получать какое-то вознаграждение за свое произведение.

Даже авторские гонорары наниматель не обязан выплачивать?

Более того, он не имеет права это делать, поскольку работник, создав служебное произведение, оказывается "свободным" от всех прав и вознаграждений. Всеми правами обладает наниматель, который ничего не должен работнику.

Решение этой проблемы в действующем Законе нельзя назвать взвешенным. Мировая практика в данном вопросе не однозначна, однако чаще всего вопрос о статусе служебных произведений решается таким образом, что, признавая право нанимателя использовать такое произведение, закон обязывает выплатить работнику какую-то долю того дохода, который принесет использование этого произведения. Это нормальное, справедливое, взвешенное решение.

Например, в Литве этот вопрос решается следующим образом: наниматель может использовать произведение только в течение пяти лет, после чего все права на него возвращаются работнику. В России наниматель обязан делиться доходами, которые он получит, – выплачивать вознаграждения. Мы же пошли сугубо по американскому пути: создал произведение по найму – значит, оно не твое, а принадлежит фирме, в которой ты работаешь. Проблема решается в пользу нанимателя, без учета прав работника, что не способствует дальнейшей творческой активности.

Есть проблема, связанная с договорными отношениями, которые недостаточно четко прописаны в законодательстве. Более того, такая форма договорных отношений, как договор заказа на создание будущего произведения, в законе не предусмотрена, хотя практика его требует.

Существуют проблемы, связанные с защитой нарушенных авторских и смежных прав. Действующая норма требует корректировки и пересмотра. Самый острый вопрос возникает в проблеме о возможности привлечения к ответственности за нарушение авторского права без вины, и как она будет решена, сложно сказать. Практика показывает, что правообладатель может потребовать компенсации даже в случае, когда лицо, которое формально-юридически нарушило авторское право, доказывает, что оно не знало и не могло знать о том, что нарушает авторское право. Действует правило об ответственности без вины. Правильно это или нет – вопрос спорный.

Что предусматривает новая редакция закона?

Новая концепция достаточно давно была размещена на интернет-сайте Национального центра интеллектуальной собственности, и каждый желающий может с ней ознакомиться.

В этой концепции предлагается общее видение решения проблемы названных основных "болевых точек" действующего закона. Например, проблемы с базами данных предлагается решить за счет того, что будет возможность охранять нетворческие базы данных в качестве объекта смежных прав. Тот, кто тратит время и деньги на создание базы данных, которая не соответствует требованиям о творчестве, получит охрану базы данных нормами смежного права.

Что касается договорных отношений, то предполагается ввести конструкцию договора заказа на создание произведения, оговорив ограничение ответственности авторов в случае, если он не выполняет заказ из-за возможной творческой неудачи. В рамках договора заказа решается проблема, которая на практике сейчас вызывает большие трудности: при заказе произведения заказчик заинтересован в том, чтобы не только получить копию произведения, но и сразу же получить право на ее использование. Это возможно будет сделать в рамках договора заказа.

В отношении защиты прав будет совершенствоваться норма, касающаяся выплаты компенсации за нарушение права на использование произведения. По действующей норме правообладатель может требовать с нарушителя выплаты компенсации от десяти базовых величин до пятидесяти тысяч базовых величин. При этом четкого механизма определения размера компенсации нет, и суд идет по принципу выплаты той суммы, которую заявил правообладатель, "с учетом существа допущенного нарушения". Нет четкой связи с возможным размером убытков, понесенных правообладателем. Наверное, было бы разумно каким-то образом скоррелировать хотя бы примерный размер убытков с тем размером компенсации, который он требует, чтобы исключить возможность необоснованного обогащения на защите своих нарушенных авторских прав.

Особое внимание в концепции уделяется коллективному управлению имущественными авторскими правами. Эта проблема очень серьезная, поскольку система коллективного управления еще недостаточно развита. Коллективное управление – это деятельность специализированной организации, чаще всего негосударственной, созданной самими авторами и правообладателями, которые на основании переданных правообладателями полномочий представляют их интересы в отношениях с пользователями: выдают лицензии, собирают вознаграждения. Это схема, которая работает во всем мире. У нас проблема состоит в том, что пока что этим занимается государство, а именно Национальный центр интеллектуальной собственности. Норм, которые регулируют работу организаций по коллективному управлению, у нас нет, в действующей редакции Закона содержится только ссылка на действующее законодательство, которого тоже не существует. Предполагается, что в новой редакции закона появится отдельный раздел, в котором будут детально прописаны права и обязанности организаций по коллективному управлению.

И главное, в новой редакции закона предполагается подойти к решению проблемы ответственности за нарушение авторских прав в сети интернет. Интернет – это не какая-то особая среда, в которой существуют особые законы. Принцип тот же: используешь произведение – спроси на это согласие автора. Проблема в интернете состоит в том, что защищать нарушенные права сложнее, есть трудности с установлением лица, которое незаконно распространяет охраняемое произведение. Концепция новой редакции закона предполагает использовать зарубежный опыт стран. Там законодатель дает правообладателю возможность обращаться к провайдерам с требованием до вынесения судебных решений прекратить доступ к тому или иному ресурсу, на котором незаконно размещается объект авторского права, и предоставить правообладателю информацию о том, кто конкретно разместил этот объект на данном ресурсе. Как будет решена эта проблема, пока говорить рано: проект закона еще разрабатывается, но, скорее всего, за основу будет взята именно эта схема.

Кто принимает участие в разработке и обсуждении новой редакции закона?

За разработку проекта закона отвечает рабочая группа, созданная при Государственном комитете по науке и технологиям, Национальный центр интеллектуальной собственности. Эта разработка, к сожалению, широко не обсуждается. Так как закон об авторском праве затрагивает интересы практически всех людей, было бы разумно со стороны ответственных за разработку этого проекта обнародовать хотя бы рабочий вариант этого законопроекта для того, чтобы общественность могла высказать свои замечания.

Почему широкая общественность, по-вашему, должна высказывать свои замечания? Чьи интересы вообще учитываются при разработке новой редакции?

Во-первых, должны быть учтены интересы самих авторов, творческих работников, должны быть представлены, как минимум, все творческие союзы.

Во-вторых, нужно учесть интересы тех, кто профессионально использует произведения: книгоиздатели, музыкальные издатели и продюсеры, театрально-зрелищные предприятия, телерадиокомпании, компании, занимающиеся разработкой программного продукта и тиражированием программного обеспечения, те, кто занимается тиражированием звуко-, видеозаписей, производством аудиовизуальных произведений, произведений дизайна. Перечень тех, кто профессионально использует произведения, очень большой.

В-третьих, нужно учитывать и интересы общества в целом, то есть людей, которые платят деньги за доступ к произведениям. Каждый из нас использует произведения в допустимом свободном использовании. В личной сфере, у себя дома, в кругу знакомых мы можем использовать любые произведения, с некоторыми оговорками, касающимися неиспользования архитектурных произведений и компьютерных программ: в личной сфере можно использовать компьютерные программы только на основании лицензионного соглашения с правообладателем. Кроме того, за правительством остается решение устанавливать специальные отчисления за использование произведений, которые уже не охраняются авторским правом. В некоторых странах этот сбор входит в цену продаваемых книг, дисков и кассет, даже за неохраняемые произведения. Этот сбор идет на поддержку творческих союзов или в фонды поддержки культуры.

Есть еще одна проблема, которую необходимо обсуждать, - это проблематика охраны произведений народного творчества, которые авторским правом не охраняются. Нужно уточнить условия, при которых авторские права на эти произведения будут признаваться. Есть страны, которые считают произведения народного творчества интеллектуальной собственностью, авторские права на которые закрепляются, как правило, за государством.

Как соблюдается действующий "Закон об авторском праве и смежных правах" всеми сторонами?

Есть закон, есть норма, которая должна соблюдаться. При ее несоблюдении заинтересованная сторона может обратиться в соответствующий государственный орган за защитой своих нарушенных прав и законных интересов.
Авторское право – право частное, и от самого правообладателя зависит решение, защищать или нет свои права. Если правообладатель имеет интерес в защите своих прав, он имеет для этого достаточно возможностей и эффективных средств. За нарушение авторских прав законодательно предусматривается гражданско-правовая, административная и уголовная ответственность.

В Беларуси есть особенности защиты авторских прав, и состоят они в необычности системы рассмотрения подобных споров. В других государствах эти споры рассматривают суды общей компетенции, хозяйственные или арбитражные суды. У нас с недавнего времени рассмотрением всех споров, связанных с защитой авторского права, занимается только коллегия по делам интеллектуальной собственности Верховного Суда. Эта коллегия работает достаточно эффективно, рассматривает достаточное количество дел компетентно и грамотно. Проблемы доступа к правосудию как таковой нет.

Обращаются ли в суд?

Обращаются, хотя статистика свидетельствует о том, что за год количество дел, связанных с защитой авторских прав, колеблется в пределах от 30 до 50.

Это говорит о том, что у нас авторские права не нарушаются?

Скорее, это говорит о том, что правообладатели не очень активно отстаивают свои права. Было время, когда у нас были высокие судебные пошлины за обращение в суд, но сейчас размер пошлин примерно такой же, как при обращении в суд по любому другому делу.

Почему авторы не обращаются в суд за отстаиванием своих авторских прав? Они считают, что ничего не добьются?

Я думаю, в этом вопросе имеет место комплекс причин. Первая – это правосознание, то есть незнание своих прав и неуверенность в том, что свои права можно отстоять. Вторая – это то, что СМИ и специализированные издания уделяют недостаточное внимание практике рассмотрения таких споров: нужно чаще писать о процессах, связанных с защитой авторских прав. Третья причина состоит в том, что авторы считают суд крайней мерой и решают проблемы, как правило, в досудебном порядке. Наша ментальность отличается от западной, и для нас обращение в суд происходит в случае полного конфликта сторон.

Чаще всего нарушаются права компаний-правообладателей. И белорусские, и зарубежные правообладатели программного обеспечения или музыкальных дисков пока не видят серьезного интереса к нашему рынку и отстаиванию своих интересов на нем. Во многом это зависит от политики самой компании: допуская пиратское распространение своего продукта на рынке, они, таким образом, приучают к нему клиентов. Когда привыкание произошло, можно требовать и переход на лицензионный продукт. Это стратегия продвижения товара на рынке.

Каким должен быть закон, чтобы он удовлетворял и авторов, и пользователей, и правообладателей?

Есть три категории заинтересованных лиц: творцы, которые хотят заработать как можно больше на реализации прав на свои произведения, бизнес, который зарабатывает на тиражировании результатов творчества, и публика, которая хотела бы, по возможности, иметь свободный и бесплатный доступ к результатам творчества. Авторское право – это компромисс интересов всех трех категорий субъектов.

Например, в рамках новой редакции закона будет обсуждаться вопрос о продолжительности охраны авторского права, который в настоящее время составляет пятьдесят лет после смерти автора. Этот срок предлагается увеличить до семидесяти лет. Этот вопрос требует согласия и авторов, которые заинтересованы в том, чтобы их потомки имели возможность получать доход от использования произведений, и правообладателей, которые заинтересованы как можно дольше зарабатывать на тех правах, которые они приобрели у автора, и общества, которое считает, что чем раньше произведение попадет в общественное достояние, тем лучше.

Понимая, что это мировая тенденция и то, что европейские страны перешли на семидесятилетний срок, все равно есть смысл обсудить этот вопрос в таком ключе и принимать окончательное решение с учетом существующего уровня благосостояния нашего общества, готовы ли мы платить больше за использование авторских произведений.

{banner_819}{banner_825}
-20%
-20%
-10%
-15%
-30%
-60%
-10%
-40%
0062969