Андрей Коровайко,

24 июля в службу спасения поступило более четырех тысяч звонков. К счастью, человеческих жертв стихия не принесла. Облетевшее байнет сообщение о погибшем на потопе мужчине оказалось чьей-то неумной шуткой. МЧС провели проверку, которая не выявила никаких погибших.

На следующий день после грандиозного потопа в Минске белорусские спасатели отметили свой профессиональный праздник. Таким образом, поводов для проведения online-конференции стало сразу два. На вопросы посетителей портала TUT.BY слушателей Радио TUT.BY отвечали начальник Республиканского центра управления реагирования на чрезвычайные ситуации МЧС Алексей Воробьев и помощник министра - пресс-секретарь МЧС Виталий Новицкий.
Алексей Воробьев (слева) и Виталий Новицкий (справа)


Полный вариант беседы слушайте тут

Внимание! У вас отключен JavaScript, или установлена старая версия проигрывателя Adobe Flash Player. Загрузите последнюю версию флэш-проигрывателя.


День пожарной службы – это праздник для всех спасателей? Есть ли такое понятие, как "пожарный", или вы все-таки спасатели?


В. Новицкий: Думаю, все запомнили, что 19 января Министерство по чрезвычайным ситуациям отмечало свое десятилетие. То есть в этот день мы отмечаем День спасателя. Кроме этого, удалось установить, что уже 156 лет назад в Минске и других городах республики появились первые профессиональные пожарные части. Уже тогда борьба с огненной стихией стала уделом профессионалов. В память о тех традициях и временах, когда ликвидация пожаров была всеобщей повинностью, а не службой профессионалов, мы стараемся 25 июля по всей стране устроить отчет. Кроме всего прочего, любой желающий имеет возможность познакомиться с профессиональной техникой спасателей, понять, как мы работаем. Этот праздник сделан для людей.

Про МЧС скажу только одно. Если ответить на вопрос, какая самая опасная и спокойная профессия в мире, то это будет сотрудник МЧС и библиотекарь соответственно…

В. Новицкий: Есть мнение, что опаснее всего быть главой государства.

Что входит в круг обязанностей спасателей?

А. Воробьев: Само по себе слово "спасатель" подразумевает проведение работ по спасению людей, предотвращение угрозы их жизни и сбережение имущества.

В. Новицкий: Зачастую работники нашей службы, тогда еще пожарные, выезжали на дорожно-транспортные происшествия или на инциденты, связанные с ртутью. Тогда поняли, что появление спасательного ведомства было продиктовано исторической необходимостью. На сегодняшний день на основе одной службы пожаротушения создано семнадцать служб. Сюда входит кинологическая служба, авиационная, химическая, радиационная защита, водолазно-спасательная, служба взрывотехники и многие другие. Задача, стоящая перед нами сегодня, – исключить ситуации, к которым наша служба будет не готова.

Почему вы решили стать спасателем? Так любите экстрим или это простое стечение жизненных обстоятельств?

В. Новицкий: Я пресс-секретарь МЧС. До этого долго работал журналистом в различных СМИ: на телеканале ОНТ, на белорусском радио и телевидении. Постепенно прикипел к этой тематике, она мне показалась очень интересной. Я думал, что на бытовом и обывательском уровне уже все знаю, а когда пришел сюда, то оказалось, что этого недостаточно.

А. Воробьев: В некоторых ситуациях имеет место преемственность поколений. Например, у меня отец работал в пожарной охране. У многих моих знакомых и товарищей тоже династии – по несколько поколений пожарных. Сейчас сделать выбор в пользу профессии спасателя помогает и реклама. Она достаточно подробно и популярно рассказывает о буднях спасателей. Не последнюю роль играет современное оснащение и внимание со стороны руководства государства.

В. Новицкий: Престиж профессии – это не пустые слова. Сегодня конкурсы в наши учебные заведения просто зашкаливают: по четыре-шесть человек на место у юношей и, соответственно, десять человек среди девушек. Думаю, эти цифры говорят сами за себя.

Где обучают на спасателей и как туда можно поступить?

В. Новицкий: У нас есть два учебных заведения, которые дают полноценное образование по выбранной специальности: командно-инженерный институт в Минске и Гомельский инженерный институт. Для абитуриентов это отличное образование, погоны, звание и перспективы в службе. Кроме этого, есть лицей при Гомельском инженерном институте. Он работает по принципу Суворовского училища. Многие ребята из неблагополучных и неполных семей находятся в этих заведениях на государственном обеспечении в течение пяти лет. Понятно, что для них делается акцент на подготовку предметов, необходимых при поступлении.

Служба спасения будущего – какая она?

А. Воробьев: Думаю, что это высокотехнологичная служба, основанная на последних научных разработках. Я уверен, что свое слово скажет Парк высоких технологий и интернет. В этом направлении у нас работает научно-исследовательский институт. Безусловно, где-то будем перенимать зарубежный опыт, но и без разработки своих технологий не обойдемся.

В. Новицкий: На самом деле, мы уже сейчас думаем о том, что будет со службой и Министерством через некоторое время. Активно развиваем направление инновационных разработок. Наверное, вам известно, что защита от чрезвычайных ситуаций – это одно из направлений инновационного развития государства. Активно работает наш научно-исследовательский институт. Мы уже налаживаем производство автомобильной техники. Естественно, в ней все нюансы и мелочи подстроены под наши потребности. Мы видим, что нам нужно делать, и двигаемся вперед.

В какую сумму на сегодняшний день обошлись работы, связанные с подтоплением 24 июля 2009? Интересна цифра по стране в целом. Как идет финансирование? Вероятно, большинство средств ушло на горючее?

В. Новицкий: Скоро будет дана комплексная оценка сумме ущерба, который нанесла стихия. Вы же понимаете, что здесь очень много составляющих: это и различные объекты, и подтопленные помещения, нуждающиеся в ремонте. Наши затраты в основном пошли на горюче-смазочные материалы, которые были задействованы. Я не думаю, что так уж принципиальна сумма, потраченная на бензин. Важно то, что мы пришли на помощь людям: порядка пятисот человек были эвакуированы из общественного транспорта и около пятидесяти из подвальных и цокольных этажей зданий. Мне кажется, что на чаши весов нельзя ставить спасенных людей и потраченные на это средства.

А. Воробьев: Надо начать с того, что мы готовились немного заранее к данной ситуации. Ведь визуально наблюдался достаточно обширный грозовой фронт, который двигался к городу. Поэтому было принято решение заблаговременно расставить пешие дозоры, чтобы своевременно оценивать ситуацию. У меня были сомнения, будет ли работать мобильная связь, поэтому мы раздали своим людям рации. Подтопляемые участки были определены заблаговременно по опыту предыдущих лет. Дополнительно к имеющимся в минском гарнизоне маневро-поисковым группам для спасения людей были передислоцированы подразделения центра водолазно-спасательных работ отряда специального назначения. Силы были расставлены с учетом возникновения пробок в самых сложных местах в результате подтопления проезжих частей.

Когда начался ливень, особой паники не было, потому что самые опасные участки к тому времени были перекрыты. Безусловно, после выпадения большого количества осадков обращения в нашу службу поступали ежесекундно. К примеру, при обычной норме восемьсот звонков в сутки за 24 июля в службу спасения поступило более четырех тысяч звонков. А ведь звонок нужно не просто принять, на него необходимо оперативно отреагировать. Более сорока единиц техники находилось в круговороте событий. Благодаря этому удалось спасти такое количество людей и обойтись без жертв. Помогло то, что люди оказались небезразличными и помогали нам: сообщали адреса, на которые выезжали спасатели.

Почему МЧС отреагировало 24 июля только после того, когда в большинстве районов уже были "озера"? Особенно это относится к району Комаровского рынка и к Немиге.

А. Воробьев: Безусловно, требуется время, чтобы доехать до места. Это не заняло двадцать минут, а примерно пять-семь. Виноваты в этом только возникшие пробки.

В. Новицкий: Это просто объективные данные. По лентам журналистов, дежуривших на месте, можно проследить, что эвакуация и спасение людей начались через семь-восемь минут после затопления.

Спасибо за оперативную помощь. Были удивлены, увидев спасателей с лодками в центре города спустя 5 минут после начала потопа. Мы с девушкой в итоге только ноги чуть-чуть замочили. Вопрос: как можно было так быстро добраться до Немиги – у водолазов же база на Птичи?

А. Воробьев: Мы заблаговременно направили своих людей в район Немиги. Изначально готовились к проведению широкомасштабной операции, потому что знали, что в этом районе всегда много людей и линий общественного транспорта.

В. Новицкий: База водолазных спасателей находится не на Птичи, а на Цнянском водохранилище.

Почему для информирования населения и водителей во время и сразу после ливня в Минске не были оперативно задействованы ни радиоэфир, ни SMS-сообщения через мобильную связь, ни интернет? МЧС и "скорая" спасали людей, тысячи машин жителей и гостей столицы метались по городу в полной "слепоте", не имея информации, где перекрыто движение, где можно проехать, а в радиоэфире – сплошная развлекаловка.

В. Новицкий: На две сим-карты моего мобильного телефона за этот день поступило сто семьдесят звонков от журналистов! Всем журналистам, которые звонили мне, я давал объективную информацию о том, как развивалась ситуация. Их работа – доведение данной информации до своей аудитории.

Мой брат (работник МЧС) постоянно говорит, что на пожаре штурмовой лестницей почти не пользуются. Так почему этот норматив один из самых главных при сдаче ежеквартальных зачетов?

А. Воробьев: Давайте начнем с того, что в Минске достаточно плотная застройка высокоэтажных зданий. Есть комбинированный способ спасения. То есть автолестница может просто не достать, а машина может не подъехать по причине скопления транспорта во дворах. Иногда ручная лестница только и остается. Поэтому мы и учим наших бойцов использовать штурмовую лестницу. Здесь важна не только физическая сила, но и психологический аспект. Это делается для того, чтобы в экстренной ситуации человек сработал на "отлично".

Почему все говорят о престиже работы в МЧС, а, тем не менее, сами работники зачастую недовольны этой работой и никакого престижа не видят. Виной всему постоянная переработка (дежурные смены работают по 240 часов в месяц), зарплата давно не повышалась, форма не выдается (ее нет на складе в Минске), после дежурных суток (последние 2 месяца) постоянно в приказном порядке привлекают на обследование многодетных, неблагополучных семей и частный сектор, при этом никто не собирается оплачивать проезд и учитывать время, проведенное среди алкоголиков, как рабочее время. Все-таки не по своей воле люди ходят по этим домам. Кстати, 24.07.2009 была команда "Сбор" для всего личного состава в связи с затоплением города – за это тоже никто никак не премировал и не оплатил даже проезд.

В. Новицкий: Когда мы рассказываем о нашей профессии, то объясняем людям, что спасателем нельзя быть с 9 утра до 6 вечера или сутки через двое. Мы предупреждаем людей сразу. Другое дело, что молодые люди не всегда все правильно воспринимают. Все знают о том, что есть необходимость обходить семьи, о которых говорится в вопросе. У нас есть интернет-сайт Министерства, где человек может задать вопрос. Мы проведем проверку, даже если вы напишете нам анонимное сообщение. К нам поступает масса вопросов подобного содержания, но потом оказывается не совсем так. Если есть какие-то факты, мы просим их излагать.

Есть ли какой-нибудь человек или отдел при МЧС, куда можно обратиться анонимно, без риска потерять работу? Я имею в виду что-то наподобие телефона доверия при МВД. Какой шанс того, что жалоба будет рассмотрена?

В. Новицкий: На сайте размещен телефон доверия Министерства, интернет-ящик этой же службы доверия. Кроме того, вы можете задать вопрос напрямую министру по чрезвычайным ситуациям Энверу Бариеву. Причем он гарантированно сам изучает всю приходящую на его имя почту.

Какие пожары оказались наиболее сложными в практике белорусских спасателей?

А. Воробьев: Наверное, для каждого спасателя есть своя градация, какой пожар оказался для него самым трудным. По статистическим данным за последний год, это, наверное, пожар в Бресте на нефтебазе. Он произошел в начале мая. Также это пожар в Новополоцке, который произошел 22 сентября 2006 года на территории ОАО "Нафтан" концерна "Белнефтехим". Он случился по причине разлива легковоспламеняющейся жидкости на технологической остановке. Вспоминается пожар замка Радзивиллов 24 декабря 2002 года. Тогда спасатели работали в условиях низких температур: минус 25 градусов. Самый сложный пожар – когда ты наблюдаешь, что большое количество людей остро нуждается в помощи, и осознаешь, что твоих сил недостаточно. В такие моменты минуты кажутся часами. На моей памяти было несколько десятков таких случаев.

{banner_819}{banner_825}
-52%
-14%
-20%
-21%
-10%
-50%
-45%
-10%