Подпишитесь на нашу ежедневную рассылку с новыми материалами

Общество


16 и 17 марта столичный общепит переживал бум спроса. Ни в один ресторан средней руки в центре города попасть было невозможно. Но виновата в этом была не хорошая погода (как раз она-то нас обычно выгоняет из кафе на природу и в парки), а урожденный африканец Дж. Р.Р. Толкиен (представьте себе: он родился в Блумфонтейне, Оранжевая Республика, Южная Африка, где работал его отец, Артур Толкиен) и урожденный новозеландец Питер Джексон. Первый придумал хоббитов и написал трилогию, второй взялся это все экранизировать.

Казалось бы, причем здесь минский общепит? Понять взаимосвязь можно было из разговоров толпы, лихорадочно метавшейся от одной переполненной харчевни к другой.

Эти бешеные люди обменивались примерно такими репликами: "Вась, давай быстрей, надо поесть, а то фильм аж три часа идет!" - "Надо было в электричке поесть, Зин!"

- "Что ж мы бутербродов не взяли?!"

Да-да, чтобы посмотреть "Властелина колец", в столицу специально приехали люди из провинции, у которых надежда увидеть его если и есть, то не так скоро и не в Dolby-качестве.

Такое ощущение, что за прошедшую неделю в кинотеатры столицы сходило все прогрессивное население Минского района. Такого наплыва event-guest (людей, приезжающих в город для посещения конкретного культурного события) Минск не знал даже на бесплатном концерте Алсу 8 сентября 2001г., накануне президентских выборов.

И ничего удивительного. Среди определенной части молодежи этот фильм еще задолго до минского показа стал культовым. Безупречный promotion компании New Line Cinema каким-то чудом сработал и в не избалованной зрелищами белорусской аудитории, находящейся на периферии глобальных информационных потоков. Вряд ли минчан так поразила широкомасштабная премьера фильма в Америке. Не верится и в то, что столичная публика заочно влюбилась во "Властелина" из-за регулярного посещения его Интернет-сайта, посредством которого пиарщики из New Line подогрели страсти настолько, что начали виртуальную продажу мест в титрах, в разделе special thanks to… (говорят, свою фамилию можно было лицезреть в этом славном списке за каких-то $500). Не виновата и телевизионная реклама, начавшаяся незадолго до премьерного показа в "Москве" и "Октябре".

Скорее всего, всеобщая истерия в столице Беларуси началась в ответ на такую же истерию, наблюдавшуюся месяц назад в столице России. Белорусская публика почитывает российские газеты и посматривает российское телевидение куда регулярнее и охотнее белорусских аналогов. А потому если хочешь разрекламировать фильм для Беларуси, напиши про него в России, и все в Минске просто завоют от желания сходить в кино, "как в Москве". На этот раз о "голливудском блокбастере" написала даже респектабельная "Литературная газета", редко снисходящая до культурных событий статусом ниже, чем очередной юбилей А.С.Пушкина. Причем статья была совершенно не ругательная, даже называлась весьма уважительно - "Властелин сборов". Как будто "Братство кольца" написал не Толкиен, а какой-нибудь Бальмонт в компании с Мариенгофом.

Еще одна, весьма значительная часть граждан, создавших ажиотаж в столичных кинотеатрах в день премьеры, относилась не к жертвам российской рекламы, а к тайному и пугающему обывателя сообществу толкиенистов. В этой среде весть о том, что в Минске в середине марта действительно покажут "Братство кольца" в звуковом формате Dolby, произвела двойственный эффект. Накануне, обсуждая уже много раз смотренную в MPEG4 (современный формат, в котором идут фильмы на компьютере) картину между собой, толкиенисты картинно плевались и перечисляли все случившиеся в экранизации неточности. Например, облик черных всадников - назгулов. У Толкиена они были бесплотными духами, у Джексона почему-то получили массивные стальные перчатки, отдающие эстетикой "Терминатора". Куда-то исчезла колоритная Древлепуща с говорящими деревьями (видать, $300 млн. New Line и $12 млн. Miramax на них не хватило). Не экранизирован радовавший толкиенистских фанатов Том Бомбадил. Поводом для скабрезностей стала Галадриэль, символ божественной эльфийской красоты, в книге - настолько красивая, что у всех персонажей дух захватывает, в фильме - почему-то страшная, как смертный грех, но оч-чень царственная.

Несмотря на все эти неточности, вызывавшие осуждение до премьеры, читатели Толкиена ломились в кинозалы почти с таким же остервенением, с которым осуждали увиденное в MPEG4. Не каждый день толкиенисту выпадает счастье услышать, как стрела, пущенная орком в Леголаса, улетает куда-то за твое левое плечо, а панорама верхней чети Шира простирается от края до края экрана, настолько широкого, что голова поворачивается с трудом. И хотя они вжимались в кресла, когда над Хоббитоном, празднующим день рождения Бильбо, пролетал дракон, и инстинктивно уклонялись в сторону, когда Арагорна пытался завалить какой-то залетный орк, выходя из зала и закуривая сигарету, они выражают все то же осуждение. С тем, чтобы через неделю-другую, освежив в памяти события "Властелина колец", снова прощемиться в кинозал.

В свободной продаже билеты на "Властелина" появились 18 марта. Правда, попасть можно было только на последние сеансы, начинающиеся в полдевятого и заканчивающиеся в полдвенадцатого (с них традиционно сложнее добраться до дома, что отсекает часть потребителей). В "Москве" 18 марта за полчаса до сеанса можно было купить только места в первом ряду. Для того чтобы понять, что такое смотреть "Властелина колец" в первом ряду, представьте себе созерцание девятиэтажки с расстояния в три метра: шея начинает уставать еще до сцены взятия Мордора армиями людей и эльфов. Корреспонденту "Белорусской газеты" подфартило - удалось купить билет в 15-й ряд с рук. Правда, за двойную цену. Вряд ли продавший его человек был спекулянтом, просто атмосфера первых трех дней премьеры была воистину сумасшедшей, так что, даже не имея возможности сходить на фильм, люди предпочитали расставаться с билетами, взимая компенсацию за моральные страдания, сопряженные с этим.

Но самой интересной чертой нарисовавшейся вдруг в столице киномании является собственно происходящее в зале. Большинство сидящих там все-таки не толкиенисты и не падкие на зрелища провинциалы, а братки, работающие студенты, наш скрупулезно следующий моде middle class и поворовывающие чиновники. И вот вся эта далекая как от Толкиена, так и от эстетических переживаний публика три часа сидит не шелохнувшись! Возможно ли представить еще что-нибудь, способное так увлечь обывателя?!

В происходящем расстраивает только одно: то, что национальная кинопромышленность, несмотря на звучащие то тут, то там громогласные "ура", никак не может родить ничего способного составить конкуренцию если не "Властелину колец", то хотя бы "Гладиатору". Возможно, дело в недостатке средств, отпускаемых на кино. Возможно, в неспособности выбрать беспроигрышную тему. Но ощущение такое, будто наши режиссеры просто снимают фильмы не для той публики. Пока они пытаются увлечь белорусов их древней историей и героическим подвигом народа в ходе Второй мировой войны, белорусам все ближе становятся Шир и Хоббитон. Может, наш кинематограф предназначен для хоббитов?