Подпишитесь на нашу ежедневную рассылку с новыми материалами

Общество


Источник, близкий к следствию по делу о гибели атомной подводной лодки "Курск", заявил "Интерфаксу" в субботу, что "по тем данным, которыми уже располагает следствие, столкновение с каким-либо надводным или подводным объектом исключено".

"Та вмятина на внешнем корпусе, которая продолжает смущать многих, проходит по шпангоуту и вызвана перепадом температуры и давления в результате взрыва торпеды", - объяснил источник.

Он также признал, что во время подъема фрагментов носовой оконечности субмарины наибольшую угрозу представляет боезапас, разбросанный в районе гибели лодки. "То, что мы обнаружили и извлекли во втором и третьем отсеках, лишь небольшая часть того боезапаса, который находился на борту "Курска", - сказал он.

Собеседник агентства также дал комментарий по поводу опознания тел членов экипажа атомохода. "Никто не верил в то, что мы сможем установить личности практически всех моряков, но путем огромных усилий это сделано. Из 118 подводников опознано 115", - подчеркнул источник.

По его словам, несмотря на то, что 21 моряк был идентифицирован по фрагментам, генетической экспертизы не проводилось. "Учитывая то, что останки пролежали больше года в соленой воде, анализ на ДНК проводить просто не имело смысла", - заявил источник.

Что касается матросов Дмитрия Коткова, Ивана Нефедкова и представителя АО "Дагдизель" Мамеда Гаджиева, собеседник агентства с сожалением констатировал невозможность их опознания. "Те почти 200 фрагментов, которые были обнаружены в корпусе атомохода, принадлежали уже опознанным подводникам", - сказал он.

Источник высказал сомнение в вероятности обнаружения тел или останков моряков при проведении операции по подъему фрагментов первого отсека. "Надо учитывать и силу взрыва, и течение, и другие сопутствующие факторы. Нам очень жаль, но опознать тех, от кого ничего не осталось, мы не в состоянии", - сказал он.