Подпишитесь на нашу ежедневную рассылку с новыми материалами

Общество


Заместитель министра финансов России Сергей Игнатьев в случае утверждения его главой Центробанка готов отразить любые спекулятивные атаки на рубль. Как заявил Игнатьев в интервью газете "Время новостей", которое газета публикует в понедельник, "если кто-то вдруг захочет заработать на создавшейся, очень временной неопределенности, у ЦБ сейчас очень большие золотовалютные резервы, и он может сделать, а точнее, обязан сделать все для сохранения стабильности рубля". По словам Игнатьева, у него "полное чувство уверенности в прочности рубля".

Сергей Игнатьев уверен, что сейчас нет никаких предпосылок для падения национальной валюты, "кроме психологических факторов, которые легко можно компенсировать теми операциями, которые ЦБ проводит и должен будет проводить, если рынок будут подогревать специально". "Сейчас возможности ЦБ - огромные. Нет никаких сомнений в способностях ЦБ сохранить стабильность рубля", - заявил Игнатьев.

По его мнению, "политика валютного курса Центрального банка последние два года была вполне адекватной", и "никаких изменений в эту политику, во всяком случае, в ближайшем будущем вносить не нужно".

"Я - противник каких-либо серьезных изменений курсовой политики Центрального банка. В прошлом году первые 9-10 месяцев цена доллара повышалась примерно темпом 0,5% в месяц - это при высоких ценах на нефть и сильном платежном балансе. После того, как цены на нефть упали, платежный баланс стал слабее, цена доллара росла более высокими темпами - примерно 1% в месяц. Это делалось, в том числе для того, чтобы сохранить валютные резервы, которые, начиная с осени прошлого года, колебались вокруг некого постоянного уровня, и главное резко не сокращались", - отметил Сергей Игнатьев.

Поговаривают и о том, что г-на Геращенко победили убежденные сторонники девальвации рубля, такие, например, как советник президента Андрей Илларионов. Мол, ждите очередной девальвации.

Сергей Игнатьев дал понять, что не разделяет взгляды советника президента Андрея Илларионова о пользе девальвации рубля. "Девальвация имеет плюсы и минусы. Последних, по-моему, больше. С одной стороны, - такая политика может на какое-то время привести к экономическому росту. С другой, - неизбежно приведет к росту инфляции. Ведь ЦБ придется покупать в этом случае больше валюты, печатать больше рублей. Рано или поздно инфляция станет столь сильным отрицательным фактором, что перекроет кратковременные плюсы, которые мы видели, к примеру, после дефолта 1998 года, когда появились стимулы к импортозамещению, росту экспорта и т.п. На этот раз некоторые эксперты вообще-то говорят о существенно меньшей девальвации. Поэтому и влияние на экономический рост будет значительно короче и меньше - будет измеряться долями процента. А негативные последствия, в частности, инфляция могут при этом оказаться довольно серьезными. В итоге на рынке возникнет неопределенность. Поэтому повторюсь, что та денежно-кредитная политика, которую проводил ЦБ последнее время, вполне соответствует сложившейся экономической ситуации", - заявил он.

Отвечая на вопрос, почему его считают оппонентом Виктора Геращенко Игнатьев ответил, что сам не знает. "В денежно-кредитной политике мы в последнее время не расходились с Центральным банком", - подчеркнул заместитель министра финансов.

Сергей Игнатьев расходится с руководством ЦБ во взглядах на поправки с закону "О Центральном банке", согласно которым Совет директоров лишается части полномочий.

"Мы не возражаем против предложения депутатов образовать целую систему органов управления ЦБ: Совет директоров, НБС и председатель ЦБ. Причем, никакой соподчиненности между НБС и Советом директоров быть не должно. Но при этом мы считаем, что, если возникает такая структура управления, то полномочия этих органов должны быть четко разграничены, соответственно, функции НБС строго определены. Надо избегать смешения полномочий. Если по одному и тому же вопросу решение будет иметь возможность принимать и Совет директоров, и НБС, то неизбежен конфликт, из которого трудно будет найти законный выход. В конечном счете, это негативно отразится на политике ЦБ. Правительство не было инициатором создания НБС, но и не возражало. Правда, мы настаивали на том, чтобы этот орган был с ограниченными полномочиями. За ним предполагалось закрепить определение лимитов расходов ЦБ по нескольким направлениям: на содержание персонала, на его пенсионное обеспечение, общий объем капитальных вложений и общий объем прочих административно-хозяйственных расходов; а также утверждение отчетов Совета директоров о расходовании средств на указанные цели; определение фирмы-аудитора; порядка распределения прибыли", - заявил Игнатьев.

Сергей Игнатьев считает, что он сможет сохранить независимость ЦБ от правительства, сделав при этом Центральный Банк максимально открытым: "В плане кредитно-денежной политики независимость ЦБ, действительно, довольно хорошо защищена законодательством, и ему надо строго следовать".

"Если говорить о Сбербанке, то я считаю, что на ближайшие годы нужно сохранить участие Центрального банка в Сбербанке. До тех пор, пока не будет создана система гарантирования вкладов в коммерческих банках, пока она не докажет свою эффективность и состоятельность. И пока Сбербанк сам не будет включен в эту систему. До этого времени стоит сохранить статус-кво. На все это уйдет несколько лет", - заявил Игнатьев.

Что же касается Внешторгбанка, то "Центральный банк должен выйти из состава ВТБ к 1 января 2003 года", и Игнатьев не видит "никаких оснований к тому, чтобы эта дата изменилась".
0058648