108 дней за решеткой. Катерина Борисевич
Коронавирус: свежие цифры
  1. Первый энергоблок БелАЭС включен в сеть
  2. «Прошло минут 30, и началось маски-шоу». Задержанные на студенческом мероприятии о том, как это было
  3. «Молодежь берет упаковками». Покупатели и продавцы — о букетах с тюльпанами к 8 Марта
  4. На овсянке и честном слове. История Марины, которая пришла в зал в 33 — и попала в мировой топ пауэрлифтинга
  5. Что критики пишут о фильме про белорусский протест, показанном на кинофестивале в Берлине?
  6. Где поесть утром? Фудблогеры советуют самые красивые завтраки в городе
  7. Россия анонсировала в марте совместные с Беларусью учения. В том числе — под Осиповичами
  8. Синоптики объявили желтый уровень опасности на 9 марта
  9. BYPOL выпустил отчет о применении оружия силовиками. Изучили его и рассказываем основное
  10. «Очень сожалею, что я тренируюсь не на «Аисте». Посмотрели, на каких велосипедах ездит семья Лукашенко
  11. «Я привыкла быть, как все. Но теперь это не так!». Как мы превратили читательницу в роковую красотку
  12. Стачка — за разрыв договора, профсоюзы — против. Что сейчас происходит вокруг «Беларуськалия» и Yara
  13. «Ушло вдвое больше дров». Дорого ли выращивать тюльпаны и как к 8 марта изменились цены на цветы
  14. Я живу в Абрамово. Как неперспективная пущанская деревня на пару жителей стала «модной» — и передумала умирать
  15. «Один роковой прыжок — и я парализован». История парня, который нырнул в воду и сломал позвоночник
  16. Акции в честь 8 Марта и заседание МОК по Беларуси. Онлайн дня
  17. «Можно понять масштаб бедствия». Гендиректор «Белавиа» — про новые и старые направления и цены на билеты
  18. Автозадачка с подвохом. Разберетесь ли вы в правилах остановки и стоянки на автомагистралях?
  19. Изучаем весенний автоконфискат. Ищем посвежее, получше и сравниваем с ценами на рынке
  20. «Хлеба купить не могу». Работники колхоза говорят, что они еще не получили зарплату за декабрь
  21. Суды над студентами и «Я — политзаключенная». Что происходило в Беларуси и за ее пределами 7 марта
  22. «Если вернуться, я бы ее не отговаривал от «Весны». Разговор с мужем волонтера Рабковой. Ей грозит 12 лет тюрьмы
  23. Еще 68,9 млн долларов. Минфин в феврале продолжил наращивать внутренний валютный долг
  24. Как заботиться о сердце после ковида и сколько фруктов нужно в день? Все про здоровье за неделю
  25. Оловянное войско. Как учитель из Гродно преподает школьникам историю с солдатиками и солидами
  26. Минздрав опубликовал свежую статистику по коронавирусу: снова 9 умерших
  27. «Белорусы готовы работать с рассвета до заката». Айтишницы — о работе и гендерных вопросах
  28. Минздрав опубликовал статистику по коронавирусу за прошлые сутки
  29. Оперная певица, которая троллит чиновников и силовиков. Кто такая Маргарита Левчук?
  30. Студентка из Франции снимала Минск в 1978-м. Показываем фото спустя 40 лет


Мария КОВАЛЬЧУК,

В прошлом году в Беларуси увеличилось число разводов: в то время как две пары сочетались узами Гименея, одна семья разводилась. Чаще порывали с семейной жизнью супруги, которые состояли в браке 5-9 лет. Почему в Беларуси именно этот "семейный возраст" стал критическим?

До развала Советского Союза 36,7% заключенных браков в Беларуси распадались после 1-5 лет совместной жизни. Сегодня социологи констатируют: пик разводов в нашей стране приходится на семьи, которые прожили в браке 5-9 лет. "Их удельный вес составляет 22,2% от общей численности разводов", - говорит заместитель председателя Национального статистического комитета Беларуси Елена Кухаревич.

То, что сейчас в Беларуси стали чаще распадаться браки, которым за 5 и более лет, директор Минского городского центра социального обслуживания семьи и детей Андрей Туровец объясняет с точки зрения семейной психологии.

- Сейчас в Беларуси наблюдается тенденция распада браков находящихся не на первом кризисе семейной жизни, а на втором, - говорит он.

По словам психолога, критических периодов, которые переживает семья, несколько. Первый кризис наступает в начале совместной жизни, когда брак просуществовал 2-3 года и в семье появился ребенок. Малыш может "поссорить" родителей, особенно, если молодые отцы инфантильны. Жены невольного отодвигают их от ухода за ребенком и общения с малышом, и мужчины ищут себя в друзьях, рыбалке, выпивке и изменах.

- Но сегодня более разрушительным стал не первый, а второй кризис семьи, - говорит Андрей Туровец. - Этот кризис психологи называют периодом социализации ребенка. В возрасте 4-6 лет ребенок проходит фазу так называемого "эдипового комплекса" или "комплекса электры", если это девочка. Если в семье растет мальчик, он постепенно вытесняет отца из семейных отношений. Это означает, что женщина в этой семье находится как бы в треугольнике. С одной стороны, есть мужчина, ее партнер, с другой - сын, ее ребенок. И многие мужья не выдерживают выбора женщины, направленного в сторону своего ребенка. На этом строится большое количество разводов.

Если в семье растет девочка, то возникает иная ситуация. Девочка может вступать в коалицию с отцом против матери. Чтобы этого не допустить и не потерять дочь как "однополчанку", мать неосознанно ухудшает свои отношения с отцом, причем настолько, что тот вынужден уйти из семьи.

По словам психолога, в европейской культуре такого рода конфликт является классическим.

- Думаю, в настоящее время этот комплекс обострился в нашей стране в том числе и потому, что происходит перелом в социально-экономических условиях жизни, - говорит Андрей Туровец. - Если раньше мужчина, например, достигая возраста 25-27 лет мог долгое время сидеть на шее своих родителей или государства, то сегодня он не может себе это позволить и вынужден конкурировать за место в этой жизни. Возрастание конкуренции происходит автоматически и в семье. Мужчина конкурируют с собственным сыном за близость к матери-жене и зачастую проигрывает в этом.

По словам специалиста, на Западе долгое время "базовым" для развода был так называемый третий кризис семьи. Его переживают пары, которые состоят в браке 12-15 лет. Мужчины к этому времени достигают 40-летнего возраста и начинают оценивать свои позиции, появляется пугающее ощущение, что все уже достигнуто и в личностной, и в профессиональной сфере. Мужчина хочет новых ощущений.

- Возможно, и белорусы, постепенно перейдут к тому, что третий кризис станет "базовым" для развода, - не исключает Андрей Туровец. - А может и четвертый - так называемый синдром опустевшего гнезда, когда дети взрослеют, уходят из родительского дома, и супруги вновь оказываются один на один друг с другом и не знают, что с этим делать. Но пока большая часть разводов в нашей стране приходится на первый и второй кризис семьи. Причем, хочу отметить, что хоть первый кризис семьи и вышел на второе место в статистике разводов, но по болезненности он очень тяжелый и для родителей, и для ребенка.

Известный сексопатолог Дмитрий Капустин наметившуюся в Беларуси тенденцию увеличения числа разводов после 5-9 лет совместной жизни объясняет с точки зрения своей профессии и считает это положительным явлением: настолько, насколько это слово вообще применимо в контексте разводов.

- В Советском Союзе секса не было, - вспоминает старую шутку Дмитрий Капустин. - Зачастую первая брачная ночь случалась у молодоженов именно в день свадьбы. А потом наступало разочарование в сексе, в личности партнера, и, потерпев друг друга год-два, пары разбегались. Сейчас, я думаю, молодые люди более ответственно стали подходить к созданию семьи, тщательно выбирают партнера, в том числе и в плане сексуальной совместимости. Мы стали более терпимы друг к другу.

Дмитрий Капустин не исключает, что причиной того, что разводы в Беларуси "постарели", является банальная лень и финансовые сложности. Белорусам недосуг официально разводиться, да и развод - "удовольствие" не из дешевых. Госпошлина по исковому заявлению о разводе составляет одну базовую величины, но если пара начинает делить имущество, то платить государству приходится 10% от его общей стоимости.

- Лучше не разводится, - говорит Дмитрий Капустин. - Но, к сожалению, в Беларуси наблюдается иная тенденция. Впору говорить вообще о кризисе семьи. Посмотрите на статистику: в 2006 году развелось менее 32 тысяч семей, а в прошлом распалось более 36,7 тысяч ячеек общества.

Кстати, если судить по данным Белстата, то сельские семьи более устойчивы к кризисным периодам.

- Браки среди сельчан распадаются в два-три раза реже, чем среди горожан, - подчеркивает Елена Кухаревич.

Если в 2008 году на тысячу горожан приходилось четыре развода, то на жителей сельской местности - два.
-30%
-30%
-70%
-27%
-20%
-15%
-10%
-10%
-10%
-10%