Наталья Бусел,

Мамаша специально привезла своих двух подрастающих дочек в Минск и заставила просить милостыню у сердобольных прохожих. Ночевали в здании железнодорожного вокзала на третьем этаже, умывались в общественном туалете… Когда же старшая дочь упиралась и не желала больше попрошайничать, так как ей (уже 14-летней девочке) было стыдно, мать психологически давила, что та ест “чужую” еду, которую не заработала. Вот что рассказал заместитель Минского транспортного прокурора Николай Кротов.

Скажете, женщина бродяжничала из-за отсутствия постоянного места жительства? Ошибаетесь — 50-летняя Валентина была прописана (ныне зарегистрирована) с детьми в Микашевичах, что в Брестской области. Может, была нетрудоспособной? Тоже неверно. Видимо, “хобби” у женщины такое — незаконное. Вместо того чтобы заниматься воспитанием своих детей — 14-летней Лены и 8-летней Вики, она заведомо вовлекла их в бродяжничество, или же, говоря юридическим языком, в антиобщественное поведение. А это уже уголовное преступление (ч.2 ст.173).

На протяжении восьми месяцев дети регулярно ночевали на вокзале, рано утром и поздно вечером маменька приводила их в общественный туалет умываться, купала младшую дочь, стирала вещи. Неоднократно Вика подходила к дежурной по вокзалу, чтобы по громкой связи найти маму. Днем же приходилось скитаться по столице — в основном по Комаровскому и Червенскому рынкам — и выпрашивать еду, деньги, другие материальные ценности. Если же девочки сопротивлялись стоять с протянутой рукой, мамаша просто вынуждала это делать.

Как рассказала в суде директор Лунинецкого СПЦ, за 2006—2007 годы дети несколько раз поступали в приют — худые, неухоженные, голодные. Например, в конце декабря 2007-го инспектор по делам несовершеннолетних привез 14-летнюю Лену — та находилась в крайне тяжелом физическом состоянии, одежда порвана, обувь на ногах отсутствовала… Незадолго до этого подросток сама позвонила в приют и просила забрать, так как, по ее словам, такая жизнь надоела. А в мае 2008-го в приют привезли 8-летнюю Вику — девочка была пострижена под мальчика, она боялась людей и первое время не общалась даже с сестрой. К слову, по свидетельству соседа, дети часто лазили в мусорные контейнеры — искали еду.

И только благодаря вмешательству сотрудников Минского ОВД на транспорте ее противоправное поведение было пресечено, детей поместили в приют, и они наконец-то начали учиться.

В качестве свидетеля в суде выступил также взрослый сын Валентины. Оказалось, после расторжения брака между родителями он остался проживать с отцом, а мать с девочками переехала в Микашевичи. Все знали, что она проходила лечение в психиатрической больнице.

Заключение эксперта подтвердило: женщина страдает хроническим психическим заболеванием — недифференцированной шизофренией. Принимая это во внимание, суд признал: на момент принуждения детей к бродяжничеству и попрошайничеству мать не могла сознавать фактический характер своих действий и руководить ими, соответственно нуждается в принудительном лечении в психиатрической больнице с обычным наблюдением.
-38%
-45%
-55%
-10%
-10%
-55%
-45%
-20%