Подпишитесь на нашу ежедневную рассылку с новыми материалами

Общество


Александр Лукашенко называет себя "народным президентом". Но выслушивать представителей от народа в своей рабочей резиденции он уже пять лет категорически отказывается. В 1996 году Лукашенко прекратил практику личных встреч с людьми, аргументируя это тем, что чрезвычайно загружен государственными делами. С того времени контакты с очередными посетителями перешли в ведение специально созданного отдела в администрации президента. Но многие из тех, кто попал на прием к руководителю отдела Степану Сидоровичу, констатируют, что на решение их вопросов чиновник никак не влияет.

Пенсионерка Регина Гуран безрезультатно ходит к Лукашенко, как к последней инстанции два года. В интервью Радыё Свабода она сказала, что отчаялась и готова на крайние меры: "Сходила, и там мне сказали, что с улицы Лукашенко только однажды принял посетителей. А у нас такое горе. Умерла дочь, через четыре месяца на работе погиб зять. 12-летний внук остался до 18 лет без помощи, только начисляется пенсия. Я ничего не могу исправить. Денег нет, чтобы подать в суд. Поэтому хотела попасть к Лукашенко, чтобы помог с доплатой. Но ничего не могу добиться. Если не примет – клянусь, брошусь под его машину. Мне все равно. Я это сделаю".

А вот Марию Григорьевну Альферович можно считать ветераном походов к президентской администрации: здание на К. Маркса 38 ей знаком с 1994 года – с того времени, как в армии за несколько дней до мобилизации был убит ее сын.

"Как Лукашенко стал президентом, с того времени я пытаюсь к нему попасть. Мне все отказывали! Тогда я прочитала объявление, что он будет выступать на съезде деловых кругов. Я вместе с фотокорреспондентами, репортерами ждала, из каких дверей выйдет Лукашенко. И когда он показался, прокричала: выслушайте мать убитого солдата, если вы отказываете мне в личном приеме! Он даже перепугался: мол, что это вы на меня так кричите? Но выслушал.

Я сказала: три солдата погибли в воинской части за месяц и ни одно дело не было расследовано. Он ответил: все будет расследовано, как президент, как главнокомандующий, это я вам обещаю. В итоге – ничего! Последнее время я направила тысячу жалоб, более четырехсот – непосредственно Лукашенко. Никто не реагирует. Я еще вчера была в приемной президента. Он просто обманул, обманул меня с моим горем".

Люди стремятся попасть к Лукашенко, как правило, только после того, как другие варианты борьбы с системой не дали никакого результата. Например, Елена Клеменкова из Слонима, уволенная с работы по прихоти руководителя завода.

"Ищу законы, ищу справедливости на руководителей. Но вы же знаете, рабочему человеку найти управу на начальника очень трудно. Но если мы строим правовое государство, то я обращаюсь к Лукашенко, чтобы навел порядок в судах, навести порядок в прокуратуре. Но до сих пор я не могу попасть не только к президенту, но и к генеральному прокурору. Он только ссылается на 11 статью: мол, переписка с вами приостановлена".

Информация о количестве людей, принятых лично Лукашенко, в президентской администрации старательно скрывают. Но по некоторым сведениям за семь лет правления она не превысила и десяти человек.

Поэтому сотни людей, которые почти ежедневно надеются на встречу с высшим руководителем, рискуют не только остаться незамеченными, но и попасть под дубинки ОМОНа. Подобное недавно произошло с четырьмя женщинами из Бобруйска. Двум из них визит к резиденции Лукашенко стоил по тысяче долларов штрафа.
,