Подпишитесь на нашу ежедневную рассылку с новыми материалами

Общество


В правительственных и политических кругах Великобритании прошел ряд консультаций, посвященных перспективам отношений с Беларусью, а также координации британской и западной политики к Беларуси. В рамках этих консультаций Лондон посетил посол Великобритании в Минске Иан Келли, а также прошла встреча руководства Британской всепартийной парламентской группы по Беларуси с министром по делам Европы Питером Гейном. Специально для Радыё Свабода на вопросы о будущем отношений Великобритании и Европы с Беларусью отвечает лорд Понсанби, секретарь Британской всепартийной парламентской группы по Беларуси.

- В связи с прошедшими на высшем уровне консультациями по Беларуси можно ли говорить о переменах в западной и британской политике по отношению к Беларуси, и в чем эти изменения будут состоять?

-- Думаю, что будет правильным отметить, что мы хотели бы увидеть подлинные изменения в Беларуси, перед тем, как мы сможем углубить диалог между Беларусью и другими странами. Для Лукашенко было бы большой ошибкой считать пересмотр нашей политики неким признанием его статуса. Однако мы внимательно обдумываем перспективы отношений с народом Беларуси, а именно то, как мы можем заинтересовать белорусский народ повернуться к внешнему миру, чтобы улучшить отношения с другими странами, сделать их более дружескими. Было бы очень неправильно рассматривать это, как послабление нашей позиции по отношению к самому Лукашенко.

--Было ли правильным, на Ваш взгляд, связывать пересмотр политики по отношению к Беларуси с последним сближением между Западом и Россией, и с новой ситуацией в области международной безопасности после 11 сентября?

--Я думал над этим вопросом. По моему мнению, сближение с Россией надо приветствовать само по себе, и если это сближение и такая международная деятельность будут развиваться, это будет на общую пользу - и многих стран Запада, и России. Однако я действительно рассамтриваю Беларусь как крупнейшую проблему в Центральной Европе, а сам Лукашенко – это воплощение этой проблемы, и я думаю, что неправильно считать, будто бы сближение с Россией имееть какое-то влияние на отношение Запада к Беларуси.

--Будет ли пересматриваемая политика в отношении Беларуси включать некие элементы, которые бы гарантировали, что Лукашенко и его окружение не рассматривали этот пересмотр как свою победу в, так сказать, войне нервов с Западом?

--Как я уже говорил, для них было бы ошибочным видеть свою победу в изменениях нашей политики. Я надеюсь, что мы увидем преимущества такой политики… По моему мнению, Лукашенко больше всего боится, что его собственный народ поймёт положение дел на Западе, поймёт, что Запад является другом народа Беларуси. Победа для Лукашенко – когда его народ изолирован. Поэтому я думаю, что существует подход, который можно рассмотреть ради того, чтобы поддержать стремление беларусского народа к открытым и дружеским отношениям с внешним миром, но при этом не признавать статуса Лукашенко и его сегодняшнего режима.