Подпишитесь на нашу ежедневную рассылку с новыми материалами

Общество


"Комсомольская правда"в номере, который выходит в четверг, публикует интервью с ученым-оружейником Дмитрием Власовым, в котором он рассказывает, как погибал экипаж "Курска".

Как уже сообщалось вчера , по версии российского эксперта, субмарина погибла из-за взрыва аварийной торпеды, которая была на борту "Курска". Командир "Курска" Геннадий Лячин получил разрешение на отстрел аварийной торпеды, но сделать этого не успел. Возможно, не хватило нескольких секунд – снаряд взорвался прямо в торпедном аппарате. Моряки-торпедисты успели перейти во второй отсек, но не успели - или не смогли - задраить переходной люк. А через несколько секунд раздался новый и теперь уже гибельный для лодки и ее экипажа взрыв.

До этого начался пожар в торпедном отсеке, а одновременно стала поступать вода через то, что осталось от торпедного аппарата. Пламя стало облизывать эти пять торпед. Когда они разогрелись, заряды с гексогеном самодетонировали. "Для детонации достаточно 220 - 230 градусов. А там было 2100... И торпеды с боевыми частями находились на расстоянии от 40 до 60 сантиметров друг от друга. Достаточно было взорваться любой из них, чтобы взорвались все", - говорит Дмитрий Власов.

По словам ученого, между первым и вторым взрывами было примерно от полутора до двух минут. "По моим расчетам, 104 секунды. По мнению других спецов - 130 секунд...", - добавляет он. Ситуация усложнилась еще и тем, что лодка ударилась о дно моря. Кроме того, возможно, взорвалась и часть 40-сантиметровых торпед.

После взрыва пяти торпед во второй, третий и четвертый отсеки ворвался огненный смерч. Давление взрыва зарядов составляло 100 - 150 тысяч атмосфер. Переборку между первым и вторым отсеками ударная волна разметала, как фанерную (волна в лодке из-за ее герметичности отразилась и усилилась до 8 раз). В результате второй, третий, четвертый отсек были выжжены за несколько секунд.

По мнению Дмитрия Власова, весь командный состав "Курска", который находился во втором отсеке, даже не успел понять, что с ними произошло. Все случилось для них в тысячную долю секунды (давление было 20-40 атмосфер, а летальный исход у человека наступает при двух избычтоных).

Огненная лава закончила свой бег между четвертым и пятым отсеком (переборку между вторым и третьим отсеками также мгновенно снесло).

Те, кто был в седьмом и восьмом отсеках, почувствовали, что произошел взрыв. "Они устремились в 9-й отсек. Они знали, что в девятом есть аварийно-спасательный люк. И все ринулись на первый этаж, на первую палубу 9-го отсека через лаз. Но туда вода начала поступать. И они поднялись на вторую палубу. Сюда стала поступать не только вода, но и раскаленные продукты взрыва", - рассказывает ученый.

А когда они с первой палубы поднялись на вторую, то следом за ними поднималась уже не только вода, но начали прорываться газы от взрыва. Газы пришли по дифферентной трубе и другим разрушенным коммуникациям. И стали выходить на вторую палубу девятого отсека.

"Подводники пытались надеть гидрокостюмы, чтобы выйти из лодки через аварийно-спасательный люк (АСЛ). Но шансов выжить на такой глубине в гидрокостюме очень мало. Даже если бы они открыли АСЛ", - говорит Дмитрий Власов.

Ученый отмечает, что записка, которую написал капитан-лейтенант Дмитрий Колесников, содержала множество сведений о последних действиях экипажа. В частности, рассказывает ученый, Колесников написал, что один из членов экипажа металлическим предметом начал выстукивать SOS - стучать по люку. Этот стук зарегистрировал "Петр Великий". По мнению эксперта, гидроакустики "Петра Великого" точно знали, что сигнал шел с того самого места, где лежал умирающий "Курск"...

Дмитрий Власов: "Если бы после взрывов были моментально развернуты спасательные силы флота, то есть около 12 часов дня, то лодку бы нашли не в четыре утра 13 августа, а в четыре часа того же дня. Когда людям оставалось жить еще два-три часа. Тем, что задыхались в корме. Хотя я хорошо знаю истинное техническое состояние подводных аппаратов СФ, и потому у меня слишком скромный оптимизм на сей счет".

По словам ученого, температура в девятом отсеке, где горели компоненты пластических масс, была не ниже 220 градусов. "Разве мог человеческий организм выдержать такую температуру? Да еще при отсутствии кислорода. Кислород съели газы..", - добавляет он.

Таким образом, резюмирует эксперт, моряки, которые находились в этом отсеке, начиная от момента поступления воды и газов в девятый отсек, были живы пять - семь часов.