Главное
Минск
Эксклюзив
Деньги и власть
В мире
Кругозор
Происшествия
Финансы
Недвижимость
Спорт
Авто
Леди
42
Ваш дом
Афиша
Ребёнок.BY
Про бизнес.
TAM.BY
Новости компаний

Программы и проекты TUT.BY
  • Архив новостей
  • Архив новостей
    ПНВТСРЧТПТСБВС
    2627282930311
    2345678
    9101112131415
    16171819202122
    23242526272829
    303112345

Общество


Неприязненные отношения с милицейским чиновником в один прекрасный день внесли в его размеренную жизнь стресс, позор, разлуку с семьей. Точку в этом деле поставил суд, вынесший арестанту с пятимесячным стажем оправдательный приговор.

Геннадий Санько - фигура в Вилейке известная: до недавнего времени занимал должность руководителя пожарной аварийно-спасательной части. О том, что начальник ОБЭП Вилейского РОВД Леонид Шленсков, с которым у Санько несколько лет назад произошел скандал, начал "собирать на него сведения", узнал окольными путями. А вскоре нашлись и потерпевшие, обвинившие Санько в мздоимстве и нанесении им ущерба. История вполне заурядная, если бы не одно "но": потерпевшие - четыре частных предпринимателя - решили вдруг сообщить местным правоохранительным органам о даче взяток. Спустя три года после описанных событий, причем вспомнили о них в одно и то же время - летом 2000-го. Протокол устного заявления о совершенном начальником пожарной части преступлении начинался, словно под копирку: "Хочу добровольно заявить, делаю это обдуманно по своей инициативе..."

Из Минска, где Санько находился в стационаре госпиталя МВД, в Вилейку его увозили в сопровождении следователя управления Следственного комитета при МВД по Минской области Ракецкого и двух сотрудников отдела дознания. С тех пор его временным пристанищем стал изолятор временного содержания, откуда Санько на протяжении нескольких месяцев водили на допросы к следователю, а затем и в суд.

Чем же так провинился перед законом известный в городе человек? Как следует из материалов обвинения, работая начальником пожарной аварийно-спасательной станции, Санько, "имея умысел на приобретение выгод имущественного характера, предоставляемых ему исключительно в связи с занимаемым должностным положением...", вымогал у частных предпринимателей, руководивших столярными цехами, взятки в виде дверных деревянных и оконных блоков для обустройства собственной квартиры. Всего Санько принял имущества на общую сумму 104.896 деноминированных руб., что составило 300,7 минимальной зарплаты, совершив таким образом преступление, предусмотренное ч. 2 ст. 430 УК "Получение взятки, совершенное повторно в крупных размерах". В качестве ответной услуги предпринимателям было якобы обещано не облагать их строгими штрафными санкциями за нарушения правил пожарной безопасности цехов.

Однако, как показали суду сами потерпевшие Куприевич, Бутер, Мороз и Сильванович, мзда не избавила их от проверок, предписаний и штрафов. А у одного из бизнесменов цех и вовсе был закрыт, как не отвечающий требованиям пожарной безопасности. Примечательно, что в начале судебного разбирательства "потерпевшие" несколько неадекватно реагировали на заданные им вопросы, ссылались на провалы в памяти. Когда же адвокат обвиняемого Ирина Ярошик задала одному из них вопрос, откуда ему известно такое юридическое понятие, как "взятка", он ответил: "По телевизору", а потом добавил, что протокол устного заявления писал после разговора с работником милиции. Правда, под занавес суда все потерпевшие все-таки отказались от своих первоначальных показаний в адрес обвиняемого.

Ежедневно зал суда был заполнен сослуживцами и подчиненными Санько, которые всячески поддерживали бывшего начальника. В ходатайстве коллектива пожарной части, под которым подписалось около 50 человек, говорилось о том, что обвинения, выдвинутые против Санько, необоснованны, т.к. все столярные изделия, полученные им от предпринимателей были использованы для реконструкции и ремонта зданий части. Тем более что согласно положению о военизированной пожарной службе МВД РБ, утвержденному Совмином в мае 1993г., финансирование и материально-техническое обеспечение деятельности службы могло осуществляться в т.ч. и за счет средств "предприятий, учреждений и организаций, независимо от форм собственности", а также от граждан.

ВОТ ТЕБЕ, БАБУШКА, И НОВЫЙ УПК

В своем последнем слове Санько заявил, что его дело сфабриковано. Не надо быть большим психологом, чтобы не понять: со всеми потерпевшими проводилась беседа, после чего у них брались заявления о даче взятки. "Мне этих людей жалко, поскольку они были поставлены в безысходное положение, - заметил Санько, - это частники, они уязвимы для проверок больше, чем работник госпредприятий". Не обошел своим вниманием обвиняемый и роль начальника ОБЭП Вилейского РОВД Шленскова, который "хорошо поработал", благодаря чему вся Вилейка узнала, что Санько "вор и взяточник". Само предварительное следствие велось, по мнению Санько, однобоко, с обвинительным уклоном, права обвиняемого, как он сам считает, ущемлялись. В подтверждение своих слов он привел факты, когда ему безосновательно отказали в праве иметь защитников в лице жены и матери. Действительно, в ст. 44 УПК четко прописано, что по ходатайству подозреваемого или обвиняемого "в качестве защитников могут быть допущены близкие родственники либо законные представители подозреваемого или обвиняемого". Однако следователь Ракецкий вынес постановление об отклонении ходатайства по причине того, что "мать обвиняемого имеет образование 7 классов, не имеет юридического образования, находится в преклонном возрасте, болеет различными болезнями..." Что до жены Санько, то у нее оказался свой "комплекс неполноценностей": мало того, что она не имеет юридического образования, так еще и "ежедневно находится на работе с 8.00 до 17.00 и, следовательно, не может являться по вызову органа уголовного преследования". Попытка обжаловать действия старшего лейтенанта милиции Ракецкого у Вилейского межрайпрокурора старшего советника юстиции Мороза не увенчалась успехом. По мнению представителя надзорного органа, "постановление следователя об отклонении ходатайства принято в соответствии с законом". Каким именно - старший советник юстиции умолчал.

Выступая в прениях, представитель государственного обвинения Вашкевич переквалифицировал действия Санько на ч. 1 ст. 430 УК, исключив из четырех эпизодов обвинения три, и запросил для обвиняемого наказание в виде ограничения свободы сроком на два года без конфискации имущества, а также запрещение занимать руководящие должности сроком на три года. Что касается меры пресечения, то прокурор счел нужным изменить ее Санько на подписку о невыезде до вступления приговора в законную силу.

На оглашение приговора не пришли ни потерпевшие, ни представитель гособвинения. Именем Республики Беларусь председательствующая по делу судья Наталия Радевич вынесла обвиняемому приговор: "Признать невиновным и оправдать..."