Подпишитесь на нашу ежедневную рассылку с новыми материалами

Общество


Во времена СССР гомельский "Кристалл" выпускал 17% всех советских бриллиантов. Уже несколько лет предприятие в кризисе. Дело не только в проблемах с сырьем. Как говорит генеральный директор "Кристалла" Александр СТАРОВОЙТОВ, "меры государственного регулирования алмазообработки сделали наше предприятие настолько непривлекательным, что западные партнеры просто стали бояться с нами работать и едва ли не шарахаются от нас".

- С чем связаны сырьевые проблемы "Кристалла"?

- В мае было подписано соглашение между правительствами Беларуси и России о поставках сюда алмазного сырья в течение 5 лет. Однако из-за неурегулированности вопроса по возврату НДС поставка алмазов в Беларусь полностью прекращена. Российской компании "АЛРОСА" невыгодно поставлять сырье. Этот вопрос был вынесен на рассмотрение российского премьер-министра, и, насколько мне известно, в середине ноября должно быть достигнуто соглашение, которое решит эту проблему.

Не менее важен еще один вопрос. В августе ГТК России ввел новые требования к таможенному оформлению драгоценных металлов и камней, предельно усложняющие планомерное и оперативное обеспечение нашего предприятия сырьем. Российская сторона уже признала ошибочность этих мер, поскольку наносится ущерб выгодному для обеих сторон сотрудничеству.

- Получает ли "Кристалл" алмазное сырье из стран дальнего зарубежья?

- Несколько лет назад мы получали оттуда 30% сырья, преимущественно из Бельгии. Но за последние полтора года меры государственного регулирования алмазообработки превратились в меры активного сдерживания всех наших внешнеэкономических контактов. Зарубежные партнеры просто боятся с нами работать. Когда мы пытаемся ставить вопрос о том, что здесь нужны иные, нежели в других отраслях промышленности, меры регулирования, что алмазообработка в европейских странах работает по специальному законодательству, часто приходится слышать: а нужно ли нам предприятие, которое не вписывается в общую схему? Я готов публично спорить, нужно ли нам предприятие, которое максимально интегрировано в мировой рынок. 95-96% бриллиантов мы экспортируем в страны дальнего зарубежья. "Кристалл" не имеет своего алмазного сырья, но уже 30 лет работает на рынке. Мы не имеем своего золота, но за последние три года мы в семь раз увеличили объемы выпуска ювелирной продукции. Кроме того, "Кристалл" реализовал схему, по которой весь производственный цикл осуществляется за счет иностранного капитала, привлеченного под будущую продукцию. По сути, наше предприятие является лакмусовой бумажкой, которая высвечивает ошибочность тех или иных экономических мер. И если "Кристалл" на чем-то "спотыкается", можно смело говорить, что это решение не соответствует принципам цивилизованного мира.

- В каком режиме работает сегодня "Кристалл", каковы мощности завода по выпуску бриллиантов?

- Сегодня предприятие работает в режиме неполной рабочей недели. К сожалению, я не могу говорить об объемах: эта информация в нашем государстве не подлежит огласке, хотя во всем мире данные по алмазообработке не являются секретными.

- Можно хотя бы узнать ассортиментный перечень продукции?

- Перерабатывая алмазное сырье, мы выпускаем бриллианты. Кроме того, создано уникальное предприятие, которое занимается синтезом алмазных микропорошков и изготавливает инструменты на их основе. Это предприятие включено в реестр высокотехнологичных производств Беларуси и сегодня поставляет на экспорт почти 60% своей продукции. Еще одно направление "Кристалла" - ювелирные изделия. Наше предприятие "Ювелир", крупнейший в стране производитель ювелирных изделий, перерабатывает несколько килограммов золота в месяц, выпуская до тысячи различных наименований. Мы имеем серьезные планы по развитию каждого из заводов на далекую перспективу, некоторые из этих планов прошли экспертную оценку в Государственной межведомственной комиссии.

Почему алмазообработка у нас засекречена?

- Это ошибочное решение, оно принято от недостаточной компетентности и глубины понимания последствий, к которым оно приведет. Режим секретности вокруг алмазообработки дает основания зарубежным странам предполагать, что Беларусь замыслила некую алмазную аферу, чего, конечно, на самом деле нет.

- О какой алмазной афере может идти речь?

- В Африке есть т.н. "конфликтные" алмазы, которые являются источником финансирования нескончаемых военных конфликтов. Весь мир сегодня обеспокоен этой проблемой и говорит о том, что движение алмазов должно быть абсолютно прозрачным. Везде открыто говорят об объемах производства, не скрывают характеристик алмазообработки, чтобы не порождать подозрений. В то же самое время Беларусь в середине прошлого года создала вокруг алмазообработки завесу секретности, скрывая сведения о партнерах, объемах, источниках получения сырья. Что должны думать цивилизованные страны? Сегодня уже признана ошибочность решения, и оно, конечно, будет изменено.

- Но ведь прошел целый год...

- Вот это меня и убивает. Мы до сих пор не можем добиться, чтобы бриллианты, которые делает "Кристалл", считались продукцией собственного производства - в таможенных документах наши бриллианты не являются продукцией белорусского производства. Мы целый год пытаемся доказать, что это неправильно, собиралось множество совещаний, всеми было признано, что это ошибка, но вопрос не решен.

- Как развивается алмазообработка в других странах?

- Могу привести в качестве примера Бельгию и Израиль, которые не имеют своих драгоценных металлов и камней. В Бельгии годовой оборот бриллиантов составляет $27 млрд., в Израиле - более $4 млрд.

- Можно представить, сколько зарабатывала бы Беларусь, если бы алмазообработка была в иных экономических условиях...

- ...а также если бы решения по предприятию принимали профессионалы, а не чиновники, далекие от реальных процессов. За последний год "Кристалл" проверялся 86 раз. В Израиле специальное законодательство запрещает проверку предприятий, которые занимаются обработкой алмазов. Они возможны, если за такой помощью обратится сама компания. А в Бельгии алмазообрабатывающие компании проверяются один раз в 10 лет. Мы же создали контролирующего монстра, который что хочет, то и творит. В той же Бельгии давно отменены все налоги в отрасли, после чего страна мгновенно стала центром алмазообработки. Там платится 5% с оборота, остальные налоги распределены по обслуживающей инфраструктуре.

- Как вы относитесь к возможным инвестиционным проектам?

- Эта тема вообще относится к числу запретных, потому что "Кристалл" включен в перечень предприятий, форма собственности которых не может быть изменена. Но сегодня во всем мире практически нет госпредприятий по алмазообработке. И если инвестор принесет бизнес-проект, который нашими специалистами будет признан целесообразным, если коллектив это воспримет, думаю, что и государство пойдет навстречу.

СПРАВКА "БГ". Одна из причин тяжелого положения "Кристалла" - отставание темпов девальвации рубля от темпов реальной инфляции, обуславливающее рост затрат на производство. В 2000-2001гг. "ножницы" составили 9,2 процентных пункта. Поскольку рыночная стоимость бриллиантов лишь на 9-15% превышает стоимость исходного сырья, потеря даже одного процентного пункта от величины добавленной валютной стоимости адекватна "вымыванию" при каждом обороте 5-8% оборотных средств. К 1 октября у предприятия "вымыты" оборотные средства на сумму более 500 млн. рублей. Убыточность экспорта на 1 сентября составила 1,6%, в то время как на 1 марта 2000г. рентабельность достигала 80,7%. Средняя зарплата на "Кристалле" - $64. На алмазообрабатывающих предприятиях России огранщики получают около $400. За последние два года предприятие покинули более 270 огранщиков.