1. Мужчина, который попал на видео с медвежонком, о случившемся: «Хотел как лучше, а вышло, что виноват»
  2. Врач объясняет, когда выпивать два дня — это уже запой и как быстро человек может спиться
  3. Не до покупок. В Беларуси заметно сократился розничный товарооборот
  4. Девушка Роналду — модель с невероятными формами. Вы удивитесь, узнав, чем она занималась до встречи с ним
  5. Вместо Земфиры — Моргенштерн. Организаторы «Вёски» — о возврате билетов и новом лайнапе
  6. «Переворот планировался на 9 мая». В ФСБ России прокомментировали задержание Зенковича и Федуты в Москве
  7. «Шахтер» выдал абсолютно лучший старт в чемпионате Беларуси по футболу за свою историю
  8. Белорус заочно получил пожизненное за убийство французских миротворцев. Рассказываем, что известно
  9. «Нормализация отношений невозможна, пока не прекратится насилие». Макей встретился с послами Германии и Франции
  10. «Попытка восстановить легитимность». Эксперты — о «заигрывании с Баку» и будущей встрече с Путиным
  11. Как скручивают пробеги у машин из Европы: вопиющие примеры и советы специалистов
  12. «В больнице плакал и просил прощения». Поговорили с женой Виктора Борушко, которому дали 5 лет колонии
  13. «Это недопустимо». Григорий Василевич — об идее ограничить возраст для голосования 70 годами
  14. Почему начало глаукомы легко пропустить? Врач рассказывает про опасное заболевание глаз
  15. «Два раза смотрел потом». Лукашенко прокомментировал «шпионский» фильм «Манкурты»
  16. «Переболел COVID-19 и вернулся». История 92-летнего фельдшера, без которого в деревне никак
  17. Лукашенко обвинил американские спецслужбы в подготовке покушения на него и сыновей
  18. «Свое надо есть, из нашей земли, а не какое-то заморское». Лукашенко порассуждал о борьбе с вирусами
  19. «Ну ты же понимаешь о последствиях». Работники рассказали, по сколько сбрасывались на субботник
  20. Врач — о симптомах хламидиоза и том, как им можно заразиться
  21. Туктамышеву называют новой примой российского фигурного катания. Только взгляните, как она хороша
  22. Тима Белорусских о дочери: «Она скрывалась ради образа мальчика с разбитым сердцем»
  23. «Мы не гоняемся за сложными рецептурами». На Белинского открылась кондитерская Mousse
  24. На «Гомсельмаше» рассказали про 400 вакансий, приглашение россиян на работу и зарплаты выше 3600 рублей
  25. В Беларуси рванули цены на курицу, свинину, картошку, сладости, пиломатериалы и туристические услуги
  26. «Оказалось бы, что Минск — древний азербайджанский город». Бывший президент Армении раскритиковал Лукашенко
  27. В прокате — «Чернобыль» Данилы Козловского. Что с ним не так?
  28. Власти взялись за лопаты и грабли. Кто и где трудился на субботнике
  29. Школьный друг Виктора Бабарико уже 10 месяцев в СИЗО КГБ. Вот что рассказывает об этом его брат
  30. Склепы с останками ребенка и взрослого обнаружили при прокладке теплотрассы в центре Могилева


Реализм в кино - это узнаваемо, но скучно. Глупо платить за то, что бесплатно видишь каждый день. Фантастика в кино - это ярко и эффектно, однако потом жаль возвращаться в быт. Так стоит ли спасать поклонников "Матрицы" и "Пи"? О кинофантастике сегодня размышляют культуролог Максим ЖБАНКОВ и художник с опытом работы в кино и на ТВ, профессиональный зритель Андрей ФЕДОРЧЕНКО.

Максим: Анонсы грядущих мировых премьер и текущий репертуар создают иллюзию, что мировое кино поголовно увлечено "ломовыми боевиками", молодежными секс-комедиями и особенно фантастикой. Вот несколько названий из тех, что на слуху: "Обмен телами", "Миссия на Марс", "Сквозь горизонт", "Черная дыра", "Шестое чувство", "Планета обезьян"… И это только малая часть! Откуда такой энтузиазм?

Андрей: Думаю, что все началось с первых дней кино. Помнишь одного из конкурентов братьев Люмьер - невероятного Жоржа Мельеса? Он первым начал делать фантастические фильмы о полете на Луну, путешествиях в морские глубины и т.д. Мельес - это Спилберг немого кино, гениально уловивший главное: кино и есть фантастический мир! Это абсолютно придуманная реальность, воплощенная в экранных образах и получившая, таким образом, новое качество. Ведь наши сны тоже фантастичны. И при этом - это точный слепок нашего эмоционального состояния. Кино - это как бы жизнь. В нем все - ложь. И, одновременно, все - правда.

М.: Так ты хочешь сказать, что популярность кинофантастики обусловлена самой природой кинотекста? И не фантастичного кино просто нет?

А.: Можно это сформулировать иначе: фантастика - это "чистое" кино. Она выявляет изначальное предназначение кинематографа: играть с картинкой, провоцируя зрительские эмоции. В этом смысле образцовым фантастическим фильмом можно считать "Андалузского пса" Бунюэля и Дали.

М.: Вот тут я тебя поймал! "Андалузский пес" - это манифест сюрреализма в кино, фильм откровенно концептуальный и четко просчитанный. Где же тут торжество "чистой" образности? Как раз напротив: кинофантастика нередко была активным носителем четкого идеологического заряда. Вспомни, скажем, "Метрополис" Фрица Ланга (1926г.). Ведь это чуть ли не экранизация "Капитала" Маркса - история классовой борьбы и революционного конфликта. А советский хит 40-х годов - "Тайна двух океанов"? Геройские моряки с атомной подлодки бороздят просторы и между делом ловят диверсантов. Не менее идеологичны фантастические кинопритчи

60-х годов. В "Если…" британца Линдси Андерсона юные школяры проводят партизанский налет на родной колледж. А "Бразилия" Терри Гильяма? А фильмы по Оруэллу и Кафке?

А.: Ты бы еще фильмы-сказки припомнил! Или про вампиров с привидениями.

М.: Согласен, это тоже фантастика. Но и тут есть вполне конкретная задача. Твои примеры относятся к иной области: это мир человеческих эмоций, сфера причудливых игр коллективного воображения. Такая кинофантастика в своей основе фольклорна. Братья Гримм эпохи торжества ночных садо-мазо клубов и цифрового телевидения.

А.: Хорошо, но фольклор существовал задолго до кино! Почему именно сегодня возник такой спрос на фантастику?

М.: Давай уточним: кинофантастика прежде всего важна как язык. Как форма передачи информации в максимально яркой, выразительной и доходчивой форме. Это триумф технологий.

А.: Согласен. Плохой фантастический фильм в нашем сознании связан с резиновыми динозаврами, картонной Луной и тупыми диалогами. Вроде как в помпезном и пустом "Поле битвы — Земля". А самые лучшие - это "Бэтмен возвращается" Тима Бартона, "Бегущий по лезвию бритвы" Ридли Скотта, "Горец" Рассела Малкэхи, "Семейство Аддамс" Барри Зоненфельда, "Маска" Чарльза Рассела. Фильмы виртуозно снятые и замечательно выстроенные в художественном плане. Все истории в общем-то не новы, но как сделаны!

М.: В этом есть, однако, и человеческое измерение. Фантастика - это еще и кинематограф идей. Она хороша тем, что здесь возможно все. Хочешь - марсиане прилетят на Землю ("Марс атакует"), а хочешь - земляне поедут на Марс ("Миссия на Марс"). Хочешь - робот начнет превращаться в человека ("Бегущий по лезвию бритвы"), а хочешь - человек станет роботом ("Робокоп").

Стоит только задуматься: "А что, если…" И перенести результаты на съемочную площадку. Фантастика в кино работает, таким образом, на двух уровнях. Первый - современная мифология, сказания о богах, героях и чудовищах. Второй - мысленный эксперимент над человеком, размышления о природе и границах человеческого. Это уже почти философия.

А.: Сразу вспоминается "Солярис" Тарковского…

М.: Пример не очень-то удачный. Ты знаешь, что Станиславу Лему, роман которого лег в основу фильма, лента страшно не понравилась?

А.: Ну и Стивен Кинг был не в восторге от киноверсии своего "Сияния", сделанной Стенли Кубриком! Это факты одного порядка. И дело здесь, по-моему, в том, что и Тарковский, и Кубрик слишком вольно обошлись с литературной основой. Они ее прочли по-своему, как крупные творческие личности. В итоге Лем себя в "Солярисе" не узнал, а вот для Тарковского это был очень важный фильм.

М.: Поле фантастического в кино связано с особым отношением к вещам. Это взгляд, лишающий реальность очевидности. Поиск потаенных сторон жизни, опыт ночного сознания. Лучшие фантастические ленты несут в себе аромат тайны. Даже детские фильмы, вроде сериала о людях Икс, нередко весьма драматичны. Можно ли представить себе "светлую" фантастику? Или все-таки существуют четкие границы жанра?

А.: Скажу, возможно, крамольную вещь: фантастика в кино - это не жанр, а стиль. Определенный "сдвинутый" способ письма, которому доступно, в принципе, любое содержание. На территории кинофантастики можно отыскать продукты крайне широкой жанровой прописки: военная драма ("Космическая пехота"), детектив ("Обмен тел", "Бегущий по лезвию бритвы"), триллер ("Невидимка", "Чужой"), авантюрно-приключенческий эпос ("Звездные войны"), "семейный" фильм ("Затерянные в космосе", "Двухсотлетний человек") и собственно детское кино ("И.Т. - инопланетянин", "Девятое королевство").

М.: Есть различия и в рамках "внутренних" жанров кинофантастики. Вот, к примеру, сериал о "Чужих". Открывает цикл мрачная притча Ридли Скотта, Джеймс Камерон делает из второй части чистокровный "экшн", третий фильм в руках творца "Игры" и "Бойцовского клуба" Дэвида Финчера превращается в готический "ужастик", а четвертую серию французский волонтер Жене решает в чисто декоративном ключе, превращая сюжет в абсолютную условность. Серия - безусловно. Но каков стилистический разброс!

А.: Вот мы, кажется, и подошли к ответу на исходный вопрос. Современная кинофантастика предлагает зрителю высококачественное зрелище на любой вкус. Кино за сто лет своего существования устало играть в пророка, учителя и философа и занялось каллиграфией.

М.: Ты говоришь о крупнобюджетном мэйнстриме, завороженном технологиями. Но наших героев легко отыскать в независимом кино. Так, модный фильм Даррена Арнофского "Пи" смотрится как экранизация фантастического рассказа Борхеса. Это талантливый опыт принципиально нового кино. Или бельгийский "Влюбленный Тома" - виртуозный гипертекст, размывающий в сознании зрителя границы повседневности и виртуального космоса. В обоих случаях фантастичность - не антураж, а состояние сознания, естественное для нового информационного общества.

А.: Именно в этом причина невероятного успеха добротной (но не больше) "Матрицы" братьев Вачовски. Статус фантастического кино сегодня резко изменился. Это киноформа подвижна и изменчива, что точно отражает дух времени. Некогда "низкий" жанр сегодня привлекает лучших актеров и режиссеров.

М.: А знаешь, почему? Потому, что в кинофантастике единого жесткого канона нет. И быть не может! Она многогранна как игра нашего воображения. Такой "ускользающий стиль". Я думаю, что это экспериментальное поле нового языка культуры.

А.: Закончим парадоксом. В эпоху конца идеологий и кризиса религий фантастика остается для человека, пожалуй, самым верным средством узнать правду о себе.
-10%
-40%
-15%
-60%
-10%
-20%
-50%
-18%
-50%
-25%
0073023