Главное
Минск
Эксклюзив
Деньги и власть
Общество
В мире
Кругозор
Происшествия
Финансы
Недвижимость
Спорт
Авто
Леди
42
Ваш дом
Афиша
Ребёнок.BY
Про бизнес.
TAM.BY

Программы и проекты TUT.BY
  • Популярное

Новости компаний


29 апреля 2010 г. в Минске прошла 2-я Практическая конференция "Актуальные аспекты применения законодательства Республики Беларусь при осуществлении предпринимательской, хозяйственной (экономической) деятельности".

Организаторами мероприятия выступили Национальный центр законодательства и правовых исследований Республики Беларусь и общество с ограниченной ответственностью "ЮрСпектр" (производитель справочных правовых систем "КонсультантПлюс").
 
Работа практической конференции, в которой участвовало более 200 руководителей, представителей предприятий всех форм собственности, в том числе руководителей и специалистов юридических служб, прошла в двух тематических секциях "Проблемные вопросы деятельности хозяйственных обществ" и "Актуальные аспекты хозяйственной деятельности юридических лиц".
 
Организаторы точно определили проблемные вопросы, предложенные для обсуждения участникам: изменения в Закон Республики Беларусь "О хозяйственных обществах", сделки хозяйственных обществ с ценными бумагами, аффилированные лица, государственные закупки, исполнение обязательств по договорам купли-продажи и строительного подряда третьими лицами. Эти и другие непростые темы активно обсуждались на площадках конференции в режиме диалога.
 
Открыл конференцию с докладом "Указ Президента Республики Беларусь от 3 февраля 2011 г. № 43 "Об объявлении 2011 года Годом предприимчивости" и Директива Президента Республики Беларусь от 31 декабря 2011 г. № 4 "О развитии предпринимательской инициативы и стимулировании деловой активности в Республике Беларусь": цели и ожидаемые результаты" директор Национального центра законодательства и правовых исследований Республики Беларусь (НЦЗПИ) Вадим Ипатов.

"Директива – фундаментальный стратегический документ, и для того, чтобы претворить ее в жизнь, необходимо осуществить отдельные корректировки действующего законодательства", – заявил директор НЦЗПИ. Наиболее значимые изменения коснутся антимонопольной политики и ценообразования, сферы государственной регистрации субъектов хозяйствования, рынка страховых услуг, мер по защите частной собственности, реформы земельных и арендных отношений. Определенной корректировке будет подвергнуто законодательство, регулирующее порядок распоряжения госимуществом, а также законодательство в сфере уголовной и административной ответственности за экономические преступления. Предусматривается также исключение излишнего регулирования рынка труда, совершенствование государственного механизма государственного регулирования труда. Будут приняты меры по ликвидации излишних административных барьеров при взаимодействии между государственными органами и юридическими лицами, гражданами. Работа по всем этим направлениям уже ведется.
 
В пленарной части конференции также выступил Семашко Сергей Александрович, Председатель постоянной комиссии Палаты представителей Национального собрания Республики Беларусь по промышленности, топливно-энергетическому комплексу, транспорту, связи и предпринимательству.
 
Далее работа продолжалась в двух тематических секциях, где обсуждался ряд вопросов о применении законодательства при осуществлении предпринимательской и хозяйственной деятельности.
 
(текст пусть обтекает фотографию справа) Начальник отдела гражданского и хозяйственного законодательства Национального центра законодательства и правовых исследований Республики Беларусь Михаил Хиль в своем докладе представил анализ основных положений Закона Республики Беларусь от 15.07.2010 № 168-З "О внесении изменений и дополнений в Закон Республики Беларусь "О хозяйственных обществах", который вступил в силу с 3 февраля текущего года.
 
В числе основных корректировок Закона о хозобществах, направленных на упрощение порядка создания и деятельности хозяйственных обществ, – исключение учредительного договора из состава учредительных документов общества. Кроме того, уточнены положения Закона, касающиеся формирования уставного фонда, введены определенные требования к протоколу общего собрания участников. Уточняется компетенция органов управления общества. Ряд новаций предусмотрен также в части определения статуса аффилированных лиц и порядка совершения ими сделок с заинтересованностью. Разрешен ряд проблем, связанных с отчуждением участником закрытого акционерного общества принадлежащих ему акций и др.
 
Консультант отдела регулирования рынка ценных бумаг Департамента по ценным бумагам Министерства финансов Республики Беларусь Евгения Дроздова в своем докладе говорила о сделках хозяйственных обществ с ценными бумагами в свете последних изменений законодательства, а именно Указа Президента Республики Беларусь от 14.03.2011 № 107 "О внесении изменений и дополнения в Указ Президента Республики Беларусь от 16 ноября 2006 г. № 677", и изменений в Инструкцию о порядке совершения сделок с ценными бумагами на территории Республики Беларусь, утвержденную постановлением Министерства финансов Республики Беларусь от 12.09.2006 № 112.
 
Продолжил тему доктор юридических наук, профессор БГУ, Председатель Международного арбитражного суда при БелТПП Ян Функ. Эксперт подробно остановился на теме аффилированных лиц хозяйственного общества, крупных и взаимосвязанных сделках хозяйственных обществ, критериях и порядке признания таких сделок недействительными. Следует отметить, что Законом № 168-З была значительно изменена регламентация института крупных сделок хозяйственного общества и устранена часть пробелов правового регулирования законодательства о крупных сделках. И это, несомненно, позволит разрешить ряд проблем, возникающих при рассмотрении исков о признании недействительными таких сделок.
 
Рассказывая о субсидиарной ответственности должностных лиц хозяйственных обществ, судья хозяйственного суда г. Минска Кэтрин Дениза Мигель Анхель Дроздовская отметила, что такая ответственность должностных лиц по обязательствам хозяйственных обществ имеет самостоятельное правовое регулирование, предусмотренное подп. 1.35 Указа Президента Республики Беларусь от 12.11.2003 № 508 "О некоторых вопросах экономической несостоятельности (банкротства)", при применении которого необходимо учитывать ряд особенностей.
 
"В отличие от субсидиарной ответственности участников хозяйственных обществ должностные лица таких юридических лиц привлекаются к субсидиарной ответственности лишь в ситуации банкротства или экономической несостоятельности общества", - пояснила судья.
 
При определении этого должностного лица судебная практика исходит из того, что субсидиарную ответственность должно нести физическое лицо, работающее руководителем общества по трудовому договору или выполняющее обязанности на основании гражданско-правового договора, ответственное в целом за результаты деятельности общества. Такими должностными лицами в ряде случаев признаются также бухгалтеры, руководители филиалов и других структурных подразделений, если экономическая несостоятельность (банкротство) должника возникла ввиду ненадлежащего исполнения им своих обязанностей.
 
На практике к субсидиарной ответственности привлекаются физические лица. Вместе с тем к такой ответственности может быть также привлечено юридическое лицо, выполняющее функции управляющей организации.
 
"Кстати, прекращение трудовых или гражданско-правовых отношений до возбуждения дела об экономической несостоятельности (банкротстве) вовсе не препятствует возложению субсидиарной ответственности", - подчеркивает судья.
 
Таким образом, субсидиарная ответственность по долгам хозяйственного общества применяется к недобросовестному либо нерадивому администратору (официально оформленному либо фактически осуществлявшему руководство всей или отдельными сферами деятельности юридического лица). Определение должностного лица для целей применения субсидиарной ответственности по долгам хозяйственных обществ не совпадает с определением должностного лица, принятым в уголовном, административном и трудовом праве.
 
В постановлении Пленума Высшего Хозяйственного Суда Республики Беларусь от 27.10.2006 № 11 "О некоторых вопросах применения субсидиарной ответственности" (далее - постановление N 11) помимо наличия у соответствующего лица права давать обязательные для юридического лица указания либо возможности иным образом определять его действия выделены такие основания субсидиарной ответственности, как:
 
- совершение лицом действий (или его бездействие), свидетельствующих об использовании принадлежащего ему права давать обязательные для юридического лица указания или использовании своих возможностей иным образом определять его действия. Такими действиями могут быть признаны: заведомо невыгодные для общества сделки; незаконные действия по распоряжению или использованию его имущества; нарушения налогового, бюджетного, таможенного законодательства или иных обязательных требований, предъявляемых к осуществлению предпринимательской или иной хозяйственной деятельности, если эти факты подтверждены достаточными и достоверными доказательствами. По словам судьи, чаще всего в судебной практике такими доказательствами выступают: акты и решения компетентных органов о выявленных правонарушениях; решения судов по искам, вытекающим из недействительности сделок; документы, касающиеся недобросовестного руководства обществом (решения, приказы руководителя, платежные документы, документы, касающиеся перемещения товарно-материальных ценностей, и др.). Факт бездействия может влечь субсидиарную ответственность только для официально уполномоченных должностных лиц (критерий должности), в случае когда должностное лицо хозяйственного общества обязано было и имело возможность совершать какие-либо действия, входящие в круг его полномочий;
 
- наличие причинно-следственной связи между использованием соответствующим лицом своих прав и (или) возможностей в отношении юридического лица и последствиями в виде признания должника банкротом. Это основание - одно из наиболее сложно доказуемых, по мнению К.Дроздовской. Наличие такой связи в обязательном порядке проверяется и оценивается судом с учетом всех имеющихся обстоятельств по общим правилам оценки доказательств по делу. Сложности возникают при наличии нескольких смешанных причин (согласованных либо несогласованных действий либо бездействия нескольких лиц), а также при установлении причин банкротства в особых условиях деятельности хозяйственного общества (отдельные сферы экономической деятельности, связанные с повышенным риском; конфликт интересов в хозяйственном обществе и др.). Естественный обоснованный экономический риск администратора не должен влечь субсидиарную ответственность по долгам общества даже при наступлении банкротства (экономической несостоятельности) такого юридического лица. Основание в виде причинной связи не отождествляется законодателем с виновностью соответствующего должностного лица;
 
- недостаточность имущества должника для удовлетворения требований кредиторов. Сам факт возбуждения хозяйственным судом дела об экономической несостоятельности (банкротстве) общества и отсутствия оснований для его прекращения в связи с погашением требований кредиторов либо заключением мирового соглашения подтверждает наличие данного основания.
 
Что касается пределов субсидиарной ответственности, Указ № 508 обуславливает сумму субсидиарной ответственности размером задолженности, не погашенной в ходе производства по делу об экономической несостоятельности (банкротстве) хозяйственного общества. Поэтому до возложения ответственности следует использовать все возможности погашения задолженности общества: реализовать имущество должника, взыскать дебиторскую задолженность, возложить субсидиарную ответственность по ст. 94 ГК. При этом размер субсидиарной ответственности не ограничивается суммой незаконной сделки, суммой примененной к обществу ответственности за допущенное нарушение законодательства и суммой возникших убытков от деяния, которое послужило основанием для возложения субсидиарной ответственности на должностное лицо, и может превышать указанные последствия по сумме. В то же время в судебной практике сложился подход, при котором при наличии нескольких должностных лиц, действия (бездействие) которых в совокупности повлекли банкротство (экономическую несостоятельность) общества, сумма ответственности каждого из них зависит от размера задолженности, возникшей в период деятельности каждого из них.
 
Говоря о разграничении субсидиарной ответственности и иных видов ответственности должностных лиц, судья отметила, что, прежде всего, сложности возникают при разграничении субсидиарной ответственности должностных лиц и исков о возмещении убытков, причиненных органом юридического лица (лицами, исполняющими обязанности членов таких органов). Помимо отличий в основаниях таких исков и порядке их предъявления следует учитывать цели судебной защиты: возмещение потерь общества в результате ненадлежащего или недобросовестного администрирования (п. 3 ст. 49 ГК, ст. 33 Закона "О хозяйственных обществах") либо погашение требований кредиторов хозяйственного общества (подп. 1.35 Указа № 508). Иные основания установлены трудовым законодательством для материальной ответственности работников общества. "Не следует также смешивать субсидиарную ответственность должностных лиц и с исками о применении последствий недействительности сделок, сторонами которых являются такие лица (ст. 112 - 117 Закона "Об экономической несостоятельности (банкротстве)")", - предостерегает судья. Вместе с тем К.Дроздовская считает, что специальные основания недействительности таких сделок необходимо упорядочить. Конечно, в постановлении № 11 разъясняется необходимость исключения случаев двойного взыскания с должностных лиц сумм в рамках подп. 1.35 Указа № 508 и в рамках возбужденных в отношении таких лиц уголовных дел. Однако, по мнению эксперта, проблему разграничения указанных видов ответственности следует решать на законодательном уровне.
 
В завершение К.Дроздовская отметила, что целью возложения субсидиарной ответственности на должностных лиц хозяйственных обществ должна выступать эффективная защита кредиторов таких юридических лиц от злоупотреблений и недобросовестного отношения лиц, от которых зависит судьба общества, к возложенным на них обязанностям, а не сковывание предпринимательской инициативы и свободы администрирования должностных лиц предприятий. Поэтому правила привлечения должностных лиц хозяйственных обществ к субсидиарной ответственности по долгам несостоятельного общества должны быть четкими, ясными и справедливыми.
 
Татьяна Козловская, заместитель начальника Управления торговли и государственных закупок – начальник отдела государственных закупок Министерства экономики Республики Беларусь, выступила на конференции с информативным докладом "Государственные и иные закупки 2011: закупки в пределах Республики Беларусь; в едином экономическом пространстве Беларуси, Казахстана и России".

Как отметила Т.Козловская, несмотря на то что в Беларуси давно существует понятие государственных закупок, каждый толкует его по-своему. Государственными закупками считаются любые бюджетные закупки. К бюджетным средствам следует относить средства республиканского и местного бюджетов, а также средства государственных целевых, государственных внебюджетных и инновационных фондов.
 
Законодательство в области госзакупок в Беларуси отличается от законодательства других стран. Так, в России область госзакупок значительно уже белорусской: в отличие от Беларуси, российские унитарные предприятия и хозяйственные общества, которым выделяются бюджетные средства, не пользуются законодательством о госзакупках. В Казахстане, напротив, область госзакупок намного шире, чем в Беларуси. Там госзакупками считаются закупки, осуществляемые не только за счет средств бюджета, но и за счет собственных и заемных средств организаций государственной формы собственности и с долей государственной собственности. Поэтому эксперт рекомендует придерживаться законодательства той страны, где производится закупка, и его правильного применения.
 
В настоящее время в Беларуси нет единого порядка осуществления госзакупок. Руководствоваться необходимо двумя базовыми указами: Указом Президента Республики Беларусь от 07.02.2005 № 58 "О проведении подрядных торгов в строительстве и признании утратившими силу отдельных указов, положения Указа Президента Республики Беларусь" и Указом Президента Республики Беларусь от 17.11.2008 № 618 "О государственных закупках в Республике Беларусь".
Что касается перспективы, то в развитие Соглашения о государственных (муниципальных) закупках, заключенного в г. Москве 09.12.2010 и ратифицированного Беларусью 28.12.2010, уже подготовлен проект Закона о госзакупках, предусматривающий единый порядок проведения госзакупок и вводящий ряд новаций по отношению к действующей системе.
 
По статистике 2010 года объем госзакупок составляет 25 трл.Br, или 8 млрд.USD, 40% этой стоимости реализуются без процедуры госзакупки, оставшиеся 60% - направлены на госзакупки, не все они открыты. Вместе с тем законопроект предусматривает, что все процедуры должны быть абсолютно прозрачными. "Согласно Соглашению все три страны в едином экономическом пространстве будут руководствоваться определенным набором процедур", - пояснила эксперт. Таким образом, в перспективе ожидаются открытый конкурс, запрос ценовых предложений, электронный аукцион, закупки из одного источника и биржевые торги.
 
Законопроектом вводится элемент использования информационных технологий: при проведении процедур закупок будут использоваться электронные документы. Прежде всего, это касается открытого конкурса и электронного аукциона. Поэтому Т.Козловская рекомендует уже сейчас осваивать практику электронных аукционов для того, чтобы присутствовать на российском рынке. К слову сказать, Российская Федерация к использованию электронного аукциона шла поэтапно целых 5 лет. В Беларуси, несмотря на наличие законодательной базы - Указа Президента Республики Беларусь от 30.12.2010 № 708 "О проведении электронных аукционов", идея с электронным аукционом "буксует": как с сожалением констатировала эксперт, за все время действия этого Указа не проведено ни одного электронного аукциона.
 
А между тем в соответствии с Соглашением именно электронный аукцион становится базовой процедурой для госзакупок, поскольку для него определен обширный перечень товаров, работ, услуг. "Любая из трех стран может расширить, но не сузить этот перечень", - поясняет Татьяна Козловская.
 
Что касается вопросов обжалования в системе закупок, в Беларуси эта система не дает должного эффекта из-за самой организации закупок: жалобы рассматриваются на уровне заказчика или вышестоящего органа либо могут быть направлены в контролирующий орган и уже оттуда вернуться на рассмотрение заказчику. Согласно Соглашению в перспективе в республике должен появиться нейтральный орган по рассмотрению жалоб. В России и Казахстане такие службы уже есть. Как сообщила эксперт, в Беларуси эту функцию предполагается возложить на один из департаментов Министерства экономики Республики Беларусь.
 
О деятельности субъектов хозяйствования в отдельных сферах (строительство, оптовая и розничная торговля), с 2011 года не подлежащих лицензированию, рассказали в своих докладах консультант управления организации торговли и услуг Министерства торговли Республики Беларусь Людмила Петраковская и заместитель начальника Главного управления научно-технической политики и лицензирования Министерства строительства и архитектуры Республики Беларусь Сергей Логутов.
 
Судья хозяйственного суда г. Минска Татьяна Миколенко остановилась на особенностях исполнения договоров поставки и строительного подряда третьими лицами.

В качестве сторон в обязательстве участвуют кредитор и должник, которые и должны исполнять обязательства.
По общему правилу, закрепленному в п. 3 ст. 289 ГК, обязательство не создает обязанностей для лиц, не участвующих в нем в качестве сторон (для третьих лиц).
 
Тем не менее, как напоминает Т.Миколенко, из этого общего правила имеется исключение, определенное в ст. 294 ГК, предусматривающее возможность исполнения обязательства за должника третьим лицом.
 
Для возникновения правоотношений по исполнению обязательства третьим лицом необходимы юридические факты. В соответствии со ст. 294 ГК можно выделить следующие необходимые юридические факты: договор между должником и кредитором; на момент исполнения обязательства третьим лицом одна из сторон договора должна быть должником; исполнение обязательства третьим лицом происходит посредством возложения такого исполнения на третье лицо со стороны должника; для возложения исполнения на третье лицо должник должен иметь правомочие такого возложения. Правомочие может быть основано только на одном юридическом факте, на факте обязанности третьего лица по отношению к должнику. Данное обстоятельство указывает на то, что между должником и третьим лицом должен быть заключен некий договор, в силу которого третье лицо в свою очередь является должником.
 
Из содержания ст. 294 ГК можно выделить также и ограничения возложения исполнения обязательства на третье лицо. Так, не должно быть ограничений, связанных с личностью должника, предусмотренных в законодательстве для исполнения обязательства третьим лицом. Кроме того, заключенный между должником и кредитором договор не должен содержать условий о том, что обязательство должно быть исполнено должником лично.
 
С учетом этих положений в части договоров купли-продажи (поставки) судья отмечает, что в соответствии с п. 2 ст. 486 ГК, если договором поставки предусмотрено, что оплата товаров осуществляется получателем (плательщиком), и последний необоснованно отказался от оплаты либо не оплатил товары в установленный договором срок, поставщик вправе потребовать оплаты поставленных товаров от покупателя. Если стороны договора поставки не установили ограничений в части исполнения обязательства третьим лицом, то оплата за полученный товар может быть возложена должником не на покупателя, а на третье лицо – получателя товара - плательщика. Надлежащее исполнение обязательства третьим лицом будет считаться надлежащим исполнением обязательства по договору покупателем. В случае неисполнения обязательства по оплате товара продавец товара не имеет права заявлять какие-либо требования к плательщику, который указан в договоре. Данное лицо стороной договора не является, обязательства между кредитором и плательщиком отсутствуют. "Поэтому, если не заключается договор перевода долга, а просто указывается плательщик, право требования у поставщика товара возникнет только к стороне по сделке – к покупателю товара", - поясняет Т.Миколенко.
 
Особенностью, по словам судьи, является то, что при исполнении контрактов по поставке товара для государственных нужд, если оплата за товар происходит через органы казначейства, такие органы являются всего лишь источником финансирования и не являются третьими лицами. Поэтому здесь не возникает правоотношения по правилам ст. 294 ГК, так как взаимоотношения покупателя (должника) в рамках исполнения контракта поставки для государственных нужд регулируются не гражданско-правовыми обязательствами. Покупатель (должник) не возлагает обязательство на казначейство, а правомочие казначейства произвести платеж определяется законом, а не гражданско-правовым обязательством между казначейством и должником из-за отсутствия такового.
 
"Сложнее ситуация с договорами строительного подряда", - отмечает судья.
В отличие от поставки в рамках исполнения договора строительного подряда подрядчик (должник) не может возложить обязанность по исполнению обязательства выполнить работу на третье лицо.
Выполнение работы по договору строительного подряда подразумевает не только фактическое выполнение самой работы, но и сдачу результата работы заказчику.
 
Не может быть результата выполненной работы без ее выполнения и работа не может считаться выполненной без сдачи результата работы заказчику.
Факт сдачи результата выполненной работы оформляется соответствующим актом, обязанным лицом по сдаче результата выполненной работы перед заказчиком всегда является подрядчик.
 
В силу положений ст. 660 ГК и п. 8 Правил заключения и исполнения договоров (контрактов) строительного подряда, утвержденных постановлением Совета Министров Республики Беларусь от 15.09.1998 № 1450, если не имеется запрета в заключенном между подрядчиком и заказчиком договоре, разрешено выполнение порученной подрядчику работы с привлечением субподрядчика.
 
Выполнение части работы субподрядчиком не является правоотношением по возложению обязательства на третье лицо и не подпадает под регулирование положений ст. 294 ГК.
Между заказчиком и подрядчиком, а также между подрядчиком и субподрядчиком заключаются самостоятельные договоры.
В рамках заключенного между подрядчиком и субподрядчиком договора заказчиком по отношению к субподрядчику выступает подрядчик и результат выполненной работы субподрядчик сдает подрядчику.
 
В свою очередь подрядчик в рамках заключенного между ним и заказчиком договора принятый от субподрядчика результат выполненной работы сдает заказчику как собственный результат выполненной работы.
Таким образом, при исполнении обязательства по сдаче результата работы возникшие между заказчиком и подрядчиком, подрядчиком и субподрядчиком договорные отношения не пересекаются.
 
Для применения положений ст. 294 ГК в части возложения подрядчиком (кредитором) на заказчика (должника) обязательств по оплате выполненных субподрядчиком работ непосредственно субподрядчику необходимо исполнить требования, предусмотренные в п. 42 Правил заключения и исполнения договоров (контрактов) строительного подряда.
 
В соответствии с этой нормой расчеты за строительные работы, выполненные на основе договоров субподряда, осуществляются в порядке, предусмотренном для расчетов между заказчиком и генеральным подрядчиком. Договором субподряда может быть предусмотрено проведение расчетов с субподрядчиками как генеральным подрядчиком, так и непосредственно заказчиком одновременно с расчетами между заказчиком и генеральным подрядчиком. В последнем случае к платежным документам, предъявленным заказчику генеральным подрядчиком, должны быть приложены подробные сведения, согласованные с соответствующими субподрядчиками, об объемах выполненных ими строительных работ.
 
Но и в данном случае право требования субподрядчика у заказчика не наступает, право требования оплаты имеется только к генеральному подрядчику.
 
Генподрядчик должен помнить: чем большее количество субподрядчиков он привлечет, тем больше ответственности он берет на себя перед заказчиком. Поэтому стоит рассмотреть и такой вариант, когда заказчик сам, без участия генподрядчика, напрямую привлекает специалистов и организации для проведения специфических работ. Они будут выполнять работы самостоятельно, подписывать акты выполненных работ и справки установленной формы и соответственно нести ответственность за качество их выполнения перед заказчиком.
 
Старший юрист ИООО "Сорайнен и партнеры" Мария Юрьева продолжила тему исполнения обязательств по договорам купли-продажи, строительного подряда третьими лицами, остановившись на типичных трудностях при применении законодательства, регулирующего вопросы исполнения обязательств третьими лицами.
Исполнение обязательства по общему правилу производится должником. При определенных условиях допускается исполнение обязательств третьими лицами.
В настоящее время возложение исполнения обязательств на третье лицо предполагает наличие одобрения такого возложения со стороны кредитора либо должника. "В перспективе возможно законодательное закрепление отсутствия необходимости в одобрении при исполнении обязательств третьими лицами", - уточнила эксперт.
 
Институт исполнения обязательств третьим лицом имеет три основные составляющие: случаи возложения исполнения обязательства на третье лицо; случаи исполнения обязательства должника третьим лицом по собственному побуждению; случаи обязанности исполнения обязательства должника третьим лицом в силу нормативных актов.
 
Поэтому основаниями исполнения обязательств должника третьим лицом могут выступать: сделка, при которой третье лицо является должником должника (например, договор перевода долга или уступки требования); наличие у должника права давать обязательные указания третьим лицам (например, отношения между материнской и дочерней компаниями); обязывающая норма законодательства (например, цессия обязательств в силу законодательства, п. 2 ст. 294 ГК); управомочивающая норма законодательства (ст. 189 Банковского кодекса Республики Беларусь).
 
Обращаясь к конкретным примерам правоотношений, специалист остановилась на сделках, при исполнении которых наиболее часто сторонами применяется возможность переложить исполнение обязательств на третьих лиц, а именно на договорах купли-продажи и строительного подряда.
 
Исполнение обязательств чаще всего имеет договорную природу, а не вытекает из законодательства. При этом вопрос о праве требования в отношении должника решается исходя из норм законодательства и условий договора: при их отсутствии право требования в отношении должника у третьего лица не возникает; лишь в прямо предусмотренных случаях третье лицо имеет право предъявить претензии непосредственно должнику, а не кредитору, предусмотревшему в договоре, что обязательство должно быть исполнено третьему лицу.
 
Применительно к договорам купли-продажи (поставки) специальных норм, посвященных исполнению обязательства третьим лицом, в ГК нет. Однако возможность такого исполнения упоминается в ряде случаев, таких как: возможность отгрузки товара третьему лицу, которое имеет право предъявления претензий в случае поставки товара ненадлежащего качества или некомплектного товара; предъявление требований поставщику лизингополучателем; возможность возложения обязательства по доставке товара покупателю на транспортную организацию; исполнение обязательств по оплате товара не покупателем, а банком на основании кредитного договора с покупателем. "Ненадлежащее оформление этих отношений влечет для сторон существенные риски", - предостерегает юрист.
 
Привлечение третьего лица для исполнения обязательств потенциально грозит правовыми рисками как кредитору, так и должнику в правоотношениях. С точки зрения финансового и валютного контроля эти операции относятся к числу подозрительных и находятся на особом контроле. При исполнении внешнеэкономических контрактов стоит также помнить об ограничениях, установленных Указом Президента Республики Беларусь от 27.03.2008 № 178 "О порядке проведения и контроля внешнеторговых операций" по вопросам неденежного прекращения обязательств и расчетов.
 
Поэтому сторонам правоотношения необходимо оценить правомерность принятия кредитором исполнения (она может быть предметом судебной оценки), проверить кредитором факт возложения исполнения обязательства на третье лицо до принятия исполнения, а также наличие согласия должника на исполнение обязательства третьим лицом.
В качестве практических рекомендаций, способствующих минимизации рисков, связанных с особенностями исполнения обязательств третьими лицами, юрист предложила надлежащим образом оформлять платежные инструкции: четко указывать в платежном документе все обязательства, являющиеся основанием для оплаты, а также стороны этих обязательств, учитывая все ограничения, установленные законодательством. Кроме того, эксперт напомнила, что неквалифицированное оформление отношений, возникающих в связи с возложением исполнения на третьих лиц, может повлечь существенные негативные последствия для сторон правоотношения. Минимизировать такие последствия можно путем направления кредитору письма с подробным и точным указанием на возлагаемое обязательство, точного наименования третьего лица, юридического факта, из которого возникло обязательство, и др.
 
Кредиторам также следует проверять факт возложения исполнения обязательства на третье лицо до принятия исполнения и устанавливать наличие согласия должника на такое исполнение.
 
Начальник отделения правовой работы Управления Департамента финансовых расследований Комитета государственного контроля по Минской области и г. Минску Виталий Прибытко рассказал, чего следует ожидать субъектам хозяйствования в 2011 году от проверок органами Комитета государственного контроля Республики Беларусь хозяйственной деятельности юридических лиц.
 
При реализации положений Указа Президента Республики Беларусь от 16.10.2009 № 510 "О совершенствовании контрольной (надзорной) деятельности в Республике Беларусь" (далее - Указ № 510), вступившего в силу с 1 января 2010 г. и установившего единый порядок осуществления контрольной и надзорной деятельности, возник ряд проблемных вопросов в его правоприменении. Эти вопросы требовали не только разъяснений в виде мнения того или иного государственного органа, но и закрепления на законодательном уровне.
 
Основные нарекания высказывались со стороны надзорных органов, поскольку, по их мнению, не все особенности надзорной деятельности были учтены при принятии Указа № 510. "Вместе с тем проект Указа № 510 до его подписания проходил согласования, в том числе и с надзорными органами", - обратил внимание В.Прибытко.
 
Работа по подготовке материалов для внесения изменений и дополнений в Указ № 510 началась во втором полугодии 2010 года. Проект Указа неоднократно вносился на рассмотрение, однако возвращался на доработку. С одной стороны, каждый контролирующий (надзорный) орган предлагал установить порядок проведения проверок, удобный для него, с другой стороны, необходимо было учитывать и интересы проверяемых субъектов, поскольку в стране идет либерализация экономики.
А в конце 2010 года был издан документ, который отнес срок принятия документа о внесении изменений и дополнений в Указ № 510 на более поздний срок, - Директива Президента Республики Беларусь от 31.12.2010 № 4 "О развитии предпринимательской инициативы и стимулировании деловой активности в Республике Беларусь", установившая в том числе и новые требования к контрольной (надзорной) деятельности.
 
В соответствии с п. 5 Директивы контрольной (надзорной) деятельности необходимо придать предупредительный характер, перейти к преимущественному использованию профилактических мер, направленных на предотвращение правонарушений при осуществлении предпринимательской деятельности.
 
Необходимо также обеспечить защиту права руководителей субъектов предпринимательской деятельности на деловой риск. Вместе с тем понятие "деловой риск" в законодательстве отсутствует, что порождает различные споры, поскольку данное определение является субъективным.
 
Директивой установлено, что проверки не должны нарушать производственно-хозяйственную деятельность проверяемых субъектов. В связи с этим п. 5 Положения о порядке организации и проведения проверок, утвержденного Указом № 510, предлагается дополнить предложением: "Приостановление (запрет) деятельности проверяемого субъекта, его цехов (производственных участков), оборудования может осуществляться только в определенных законодательными актами случаях специально уполномоченным контролирующим (надзорным) органом или судом исключительно в целях обеспечения национальной безопасности, охраны жизни и здоровья граждан, охраны окружающей среды, а продлеваться исключительно по решению суда". То есть продление приостановления деятельности проверяемого субъекта возможно только по решению суда.
С вступлением в силу данной нормы Директивы контролирующие (надзорные) органы при назначении проверки стали более ответственно относиться к установлению срока проведения проверки в целях исключения продления сроков ее проведения и оптимизации своей деятельности. Это должно дисциплинировать контролирующие (надзорные) органы в вопросе установления сроков проведения проверок, исключая не всегда обоснованное продление сроков их проведения. "Вместе с тем пункт 28 Положения о порядке организации и проведения проверок допускает при наличии оснований продление срока проведения проверки", - обращает внимание представитель контролирующего органа.
 
Согласно проекту Указа плановые проверки в отношении добросовестно исполняющих обязательства перед бюджетом и не имеющих фактов нарушений законодательства субъектов предпринимательской деятельности будут проводиться не чаще одного раза в пять лет (в настоящее время - раз в 2 года).
 
В проекте сняты противоречия, связанные с моментом назначения проверок следственными и судебными органами, поручающими проведение проверок территориальным подразделениям Министерства финансов Республики Беларусь. В то же время в КГК есть свои подразделения документальных проверок, в которые часто поступают поручения из органов прокуратуры. Теперь по поручению следственных и судебных органов проверки смогут проводить и иные органы.
Согласно п. 5 Директивы контролирующим органам при осуществлении в отношении субъектов предпринимательской деятельности мониторингов и других аналогичных мероприятий, не являющихся проверками, запрещено использовать полномочия, предоставленные данным органам для проведения проверок.
 
Им также поручено пересмотреть существующую систему административной и уголовной ответственности за правонарушения в области предпринимательской деятельности, обеспечив соразмерность ответственности характеру правонарушения и степени причиненного вреда, в том числе путем:
 
- снижения размеров многочисленных штрафов за совершение административных правонарушений в области предпринимательской деятельности, а также уточнения и конкретизации перечней смягчающих и отягчающих ответственность обстоятельств;
 
- расширения сферы применения такого вида административной ответственности, как предупреждение по нарушениям формального характера, не влекущим неуплату (неполную уплату) налогов, сборов (пошлин) и иных платежей в бюджет, государственные внебюджетные фонды или причинение иного материального вреда;
 
- исключения из статей главы 12 КоАП норм, предусматривающих конфискацию имущества, не находящегося в собственности лица, совершившего административное правонарушение;
 
- исключения административной ответственности юридических лиц и индивидуальных предпринимателей за административные правонарушения, не связанные с получением ими какой-либо выгоды.
 
Отдельным поручением выделено обеспечение приостановления привлечения к административной ответственности, предусмотренной в статье 23.17 КоАП, за нарушение порядка составления (оформления) товарных, товарно-транспортных накладных, платежных инструкций и других первичных учетных документов до вступления в силу закона о внесении соответствующих изменений в КоАП и ПИКоАП.
 
Эти и другие положения содержатся в проекте Указа о внесении изменений и дополнений в Указ № 510 и будут в полной мере реализованы только после вступления его в силу. "А пока заинтересованным государственным органам при исполнении координационных планов контрольной (надзорной) деятельности необходимо руководствоваться в том числе и положениями Директивы", – подчеркнул в своем выступлении юрист.
 
Кроме того, по словам Виталия Прибытко, в настоящее время в Министерстве по налогам и сборам Республики Беларусь идет работа над проектом Указа, которым предлагается учредить Государственный реестр коммерческих организаций и индивидуальных предпринимателей, осуществление сделок с которыми влечет повышенный предпринимательский риск. Сведения для ведения такого Реестра будут предоставлять налоговые органы, органы КГК, Министерства финансов Республики Беларусь, правоохранительные органы, суды и регистрирующие органы в порядке, который определит Правительство Республики Беларусь.
 
Для реализации положений Директивы необходимо комплексно внести изменения в действующие нормативные правовые акты. Что касается контрольной (надзорной) деятельности, такие изменения содержатся в проекте Указа о внесении изменений и дополнений в Указ № 510.
 
О том, как проводят свои проверки налоговые органы, рассказал заместитель начальника Управления координации и организации контрольной работы Инспекции Министерства по налогам и сборам Республики Беларусь по г. Минску Сергей Коморный.
По словам представителя налоговых органов, практически все предписания Директивы № 4, касающиеся контрольной деятельности налоговиков, уже реализованы в Указе № 510, налоговые органы работают по ним начиная с 2010 года.
 
Так, например, в соответствии с п. 18 Указа № 510 для ИМНС не являются административными правонарушениями:
неуплата или неполная уплата плательщиком, иным обязанным лицом налогов, сборов (пошлин) в размере не более 1% от исчисленных плательщиком, иным обязанным лицом сумм налогов, сборов (пошлин), учет которых осуществляется налоговыми органами, по итогам каждого календарного года (его части, если проверке подлежала часть календарного года);
неисполнение или ненадлежащее исполнение иных обязательств, повлекшее причинение имущественного вреда, в том числе завышение стоимости таких обязательств перед бюджетом, в размере не более 1% от подлежавших исполнению обязательств за проверенный период, а также использование денежных средств и товарно-материальных ценностей с нарушением требований законодательства на сумму не более 10 БВ.
 
Эти положения применяются при условии устранения нарушений и (или) возмещения проверяемым субъектом причиненного вреда государству или иным лицам в течение трех рабочих дней со дня подписания акта проверки.
 
Что касается встречных проверок, то Сергей Коморный напомнил, что согласно п. 25 Положения о порядке организации и проведения проверок встречные проверки не проводятся, если сумма отдельно взятой финансовой операции (сумма денежной оценки хозяйственной операции) на момент ее совершения, осуществлявшейся с субъектами хозяйствования - юридическими лицами и индивидуальными предпринимателями Республики Беларусь, не превышает 250 БВ, с субъектами хозяйствования - иностранными организациями и физическими лицами, зарегистрированными в качестве индивидуальных предпринимателей за пределами Беларуси, - 500 БВ.
 
Представитель налоговых органов подробно остановился на вызывающих множество вопросов камеральных и выездных проверках, проводимых налоговыми органами в соответствии со ст. 69 Налогового кодекса Республики Беларусь, а также акцентировал внимание на новациях в порядке постановки на учет и снятия с учета в налоговом органе (ст. 66 Налогового кодекса Республики Беларусь).
 
Отвечая на вопрос о проверяемом периоде, налоговик отметил, что если организация уплачивает налог на прибыль в общеустановленном порядке, проверяемый период по вопросам соблюдения налогового законодательства, а также иных вопросов, связанных с уплатой платежей в бюджет, ограничивается периодом истекшего календарного года, за исключением проверок исчисления и уплаты налогов и сборов налоговыми агентами. Это не распространяется на иные проверки, в том числе когда организация применяет специальный порядок исчисления и уплаты налогов и сборов.
 
При получении уведомления о проведении проверки и обнаружении в нем ранее проверенных вопросов С.Коморный рекомендует до начала проверки письменно информировать об этом налоговый орган с приложением копии акта или справки по итогам проверки. В таком случае эти вопросы проверяться не будут.
 
Порадовало участников мероприятия заявление Сергея Коморного о том, что согласно указаниям Директивы по приданию контрольной (надзорной) деятельности предупредительного характера и переходу к преимущественному использованию профилактических мер, если последняя проверка субъекта хозяйствования была проведена в последний раз до 01.01.2010 и в результате проверки не выявлено нарушений, то такую организацию ИМНС следует включать в координационный план контрольной (надзорной) деятельности только по истечении 5 лет.