Главное
Минск
Эксклюзив
Деньги и власть
Общество
В мире
Кругозор
Происшествия
Финансы
Недвижимость
Спорт
Авто
Леди
42
Ваш дом
Афиша
Ребёнок.BY
Про бизнес.
TAM.BY

Программы и проекты TUT.BY
  • Архив новостей
  • Архив новостей
    ПНВТСРЧТПТСБВС
    2627282930311
    2345678
    9101112131415
    16171819202122
    23242526272829
    303112345

Новости компаний


29 октября 2010 г. в г. Минске прошла очередная 5-ая практическая конференция "Влияние правоприменительной практики на развитие предпринимательства в Республике Беларусь".

Организаторы конференции, которыми выступили Высший Хозяйственный Суд Республики Беларусь и общественное объединение "Белорусский республиканский союз юристов" при информационной и организационной поддержке общества с ограниченной ответственностью "Юрспектр" (производитель СПС "КонсультантПлюс"), отметили первую круглую дату в истории конференции.
 
В этом году мероприятие, проведение которого стало хорошей традицией для юридического сообщества, прошло в качественно новом формате – все заявленные темы и актуальные вопросы разрешались в рамках практических "круглых столов" на трех секциях конференции. Судьи Высшего Хозяйственного Суда Республики Беларусь разъясняли нюансы применения хозяйственного законодательства и особенности рассмотрения отдельных категорий дел, а также отвечали на проблемные вопросы субъектов хозяйствования.
 
Открывая конференцию, Виктор Каменков, Председатель Высшего Хозяйственного Суда Республики Беларусь, председатель ОО "Белорусский республиканский союз юристов", доктор юридических наук, профессор, заслуженный юрист Республики Беларусь, в приветственном слове отметил, что вся система хозяйственных судов постоянно работает над совершенствованием института хозяйственного судопроизводства. В проведении такой работы заинтересованы не только судьи, нагрузка которых не уменьшается, но и сами юристы-хозяйственники, которым важно предпринять адекватные действия, чтобы не доводить дело до суда, или стремиться выиграть спор, если дело все-таки попало в суд.
 
 
Председатель Высшего Хозяйственного суда рассказал об основных новеллах в хозяйственном судопроизводстве, предусмотренных в проекте закона о внесении изменений и дополнений в Хозяйственный процессуальный кодекс, который парламентарии рассмотрят в первом чтении уже в ноябре текущего года.
 
Основная концепция законопроекта – установление и сохранение правового мира в деловой среде. Этому уже в достаточной мере способствуют альтернативные формы разрешения споров - приказное производство и судебное посредничество. Кроме того, как сообщил Председатель ВХС, субъектам хозяйствования предоставляется возможность самостоятельно разрешить конфликт до обращения в хозяйственный суд с иском путем предъявления претензии. В качестве меры, способствующей досудебному урегулированию сторонами спора, в законопроекте закрепляется положение о необходимости направления претензии (письменного предложения о добровольном урегулировании спора). Предъявление претензии будет являться обязательным до обращения в хозяйственный суд с иском по спорам, возникающим между юридическими лицами и (или) ИП, если иное не установлено законодательными актами или договором. Вместе с тем сторонам предоставляется возможность в договоре отказаться от использования обязательного претензионного порядка либо использовать иные формы и способы урегулирования спора, такие как проведение переговоров или обращение к внесудебному посреднику. Установление обязательного претензионного порядка позволит субъектам хозяйствования взаимовыгодно, со значительным сокращением времени и экономией средств на уплату госпошлины разрешить возникшие разногласия, сохранив при этом деловые отношения, по убеждению Виктора Каменкова.
 
Законопроектом совершенствуется также и процедура посредничества. С целью исключения неточностей термин "посредничество" заменяется термином "примирительная процедура" как наиболее полно отражающим цели, задачи и сущность этой процедуры. Возможность перехода в примирительную процедуру предусматривается не только на стадии подготовки дела к рассмотрению, но и на иных стадиях хозяйственного процесса, за исключением надзорного производства, являющегося исключительной стадией процесса. Кроме того, уточняется процедура назначения примирителя: он может быть назначен как по ходатайству одной или обеих сторон, так и по инициативе суда.
 
Упрощается порядок подачи иска при одновременном представлении согласованного сторонами ходатайства о назначении примирителя. В этом случае в исковом заявлении могут не указываться доказательства, подтверждающие основания исковых требований, к исковому заявлению могут не прилагаться документы, подтверждающие обстоятельства, на которых основаны исковые требования. Если процедура примирения не завершается успешно, эти недостатки придется восполнить в исковом производстве, как уточнил Председатель ВХС.
 
В настоящее время суды рассматривают большое количество споров по расчетам между субъектами хозяйствования, когда стороны в судебные заседания не являются, ответчики не представляют отзывы, поскольку не имеют никаких возражений по существу требований. При этом действующая редакция норм ХПК о приказном производстве содержит определенные ограничения для возможности обращения в суд с заявлением о выдаче судебного приказа. В проекте расширяется сфера применения и совершенствуется процедура приказного производства: вводится обязательное приказное производство по определенным категориям дел, устанавливаются универсальные принципы, согласно которым может быть применено приказное производство, и предусматривается требование, не подлежащее рассмотрению в порядке приказного производства. Изменен подход к оценке возражений должника против использования приказного производства. Так, должник в случае несогласия с заявленными требованиями будет обязан представить мотивированный отзыв с приложением документов, подтверждающих возражения против требований взыскателя. Только в этом случае будет отказано в выдаче определения о судебном приказе.
 
В целях сокращения срока и упрощения порядка получения добросовестной стороной судебного постановления и исполнительного документа предусматривается возможность перехода из приказного производства в исковое.
В качестве первого шага к электронному правосудию устанавливается возможность подачи заявлений, жалоб и иных документов в хозяйственный суд дополнительно в электронном виде. Все это позволит оперативно проводить подготовку дела к судебному разбирательству.
 
Неоднозначную реакцию участников конференции вызвала новелла законопроекта, предполагающая изменение ставок госпошлины с заявлений и жалоб, подаваемых в хозяйственные суды. С одной стороны, с целью развития приказного производства и примирительной процедуры законопроект предусматривает, в частности, значительное уменьшение ставок за подачу заявления о выдаче судебного приказа, что, несомненно, делает приказное производство реально более выгодным по бесспорным делам и делам с незначительными суммами (до 100 базовых величин). С другой стороны, увеличится размер госпошлины за подачу исковых заявлений по незначительным суммам. Однако, как пояснил В.Каменков, такой подход будет стимулировать стороны выбирать оптимальные пути для разрешения проблем.
 
В завершение Председатель ВХС заявил, что "все предпринимаемые в рамках оптимизации хозяйственного судопроизводства меры по совершенствованию способов добровольного урегулирования разногласий как альтернативы судебному разбирательству направлены на становление и сохранение правового мира в деловой среде, а также помогают сторонам самостоятельно примириться и разрешить конфликт на взаимоприемлемых условиях".
 
Участники 1-й секции конференции обсудили актуальные вопросы судебной практики, связанной с исполнением различных видов договоров.
 
 
Судья ВХС Руслан Юмагужин познакомил присутствующих с практикой рассмотрения хозяйственными судами споров о неисполнении (ненадлежащем исполнении) договоров купли-продажи и поставки. Именно эта категория споров традиционно составляет большинство среди рассматриваемых хозяйственными судами дел, вытекающих из имущественных отношений.
 
Р.Юмагужин остановился на некоторых примерах, являющихся типичными для практики применения норм права, регулирующих правоотношения сторон договоров купли-продажи и поставки.
 
По словам судьи, судебная практика свидетельствует о недостаточном знании поставщиками и покупателями этих норм. Например, порядка приемки товаров по количеству и качеству, закрепленного Положением о приемке товаров по количеству и качеству, утвержденным постановлением Совета Министров Республики Беларусь от 03.09.2008 № 1290, и, в частности, порядка составления акта приемки товаров по количеству и качеству (п.39 - 45 указанного Положения), несоблюдение которого влечет невозможность в последующем ссылаться в суде на поставку некомплектного или некачественного товара.
 
Судья ВХС Маргарита Послед в своем докладе представила анализ судебной практики по арендным правоотношениям, остановившись на типичных проблемах и вытекающих из них судебных спорах.
Как сообщила судья, среди прочих на практике возникает множество вопросов, связанных, как правило, с процедурой проведения изменения арендной платы в случае изменения ставки арендной платы локальными нормативными актами.
 
Идеальной ситуацией, по словам судьи, является та, при которой сторона по договору аренды предлагает другой стороне внести изменения в договор аренды в части, касающейся размера арендной платы, по причине принятия уполномоченными органами НПА, устанавливающего или изменяющего ставку арендной платы на очередной период.
 
Если же сторонами не подписано дополнительное соглашение о внесении в договор аренды изменений об увеличении или уменьшении арендной платы, заинтересованная сторона вправе обратиться в суд с требованием о внесении изменений в договор аренды на основании ст. 392 и 422 Гражданского кодекса Республики Беларусь.
 
Договор аренды может содержать условие, предоставляющее арендодателю право досрочно пересмотреть размер арендной платы в одностороннем порядке. При наличии такого условия в договоре в случае изменения арендной платы в централизованном порядке арендодатель обязан заказным письмом (уведомлением), в котором указываются нормативный акт и новый размер арендной платы, известить арендатора о том, что такое изменение в условии договора аренды о размере арендной платы произошло. В этом случае не требуется внесения изменений в договор в части увеличения (уменьшения) размера арендной платы и подписания дополнительного соглашения, как пояснила судья.
 
Большой интерес у участников мероприятия вызвало выступление судьи ВХС Валерия Шобика с информацией о спорах, вытекающих из правоотношений в области строительства.
Правоприменительная практика рассмотрения споров в области строительства за 2009 год показывает, что споры, вытекающие из договоров подряда, строительного подряда, по-прежнему занимают второе место после споров, вытекающих из договоров купли-продажи, среди всех споров, рассмотренных хозяйственными судами.
 
По словам судьи, за несколько последних лет наблюдается повышение качества рассмотрения дел указанной категории, однако судебная практика выявила проблемы, для разрешения которых необходимо корректировать подходы хозяйственных судов. Как отметил судья, по договорам строительного подряда иски в основном заявляются в связи с взысканием долга за выполненные работы, пени и процентов за пользование чужими денежными средствами.
 
Нередки случаи, когда в качестве истцов по таким спорам выступают субподрядчики в ситуациях, когда согласно условиям договора субподряда оплата генподрядчиком выполненных субподрядчиком работ осуществляется не только по факту представления акта выполненных работ и справки об их стоимости, но и по факту оплаты либо перечисления денежных средств со стороны заказчика.

В судебной практике в настоящее время существует неоднозначный подход к разрешению таких спорных ситуаций, поскольку такое условие договора субподряда вызывает споры относительно его соответствия законодательству. На протяжении длительного времени хозяйственные суды исходили из того, что данный пункт не противоречит действующему законодательству ввиду отсутствия прямого запрета и принципа свободы договора.
 
Однако существует мнение, что такая судебная практика не просто защищает интересы генподрядчика, но фактически поощряет его на неоплату выполненных субподрядчиком работ и делает практически невозможной эффективную защиту нарушенных законных прав субподрядчика.
 
Судебная практика прошлых лет формировалась таким образом, что в случае заявления требований субподрядчиком к заказчику об оплате выполненных в рамках договора субподряда работ, когда договорами генподряда и субподряда не предусмотрена такая оплата, они признаются необоснованными и в их удовлетворении отказывается, как рассказал Валерий Шобик. Вместе с тем буквальное толкование п. 3 ст.660 Гражданского кодекса Республики Беларусь, по убеждению судьи, позволяет сделать определенный вывод о том, что генподрядчик несет ответственность перед субподрядчиком за неисполнение или ненадлежащее исполнение заказчиком обязательств по договору подряда, т.е. вне зависимости от условия договора субподряда, предусматривающего обязанность оплаты работ генподрядчиком только после оплаты их заказчиком.
 
В качестве примера В.Шобик привел Россию, где арбитражные суды при рассмотрении таких споров, применяя аналогичную по содержанию норму п. 3 ст.706 ГК РФ, предусматривающую, что генподрядчик несет ответственность перед субподрядчиком за неисполнение или ненадлежащее исполнение заказчиком обязательств по договору подряда, удовлетворяют исковые требования субподрядчика независимо от оплаты работ заказчиком генподрядчику.
 
Судебная практика хозяйственных судов Беларуси должна развиваться в таком же направлении, как заявил судья ВХС.
Что касается споров, вытекающих из договора долевого строительства коммерческого объекта, в данном случае, по мнению судьи, можно руководствоваться нормами Указа Президента Республики Беларусь от 15.06.2006 № 396 "О долевом строительстве многоквартирных жилых домов", который распространяет свое действие именно на случаи осуществления долевого строительства многоквартирных жилых домов и объектов недвижимости, связанных с многоквартирным жилым домом. Нормы этого Указа не распространяются на объекты долевого строительства коммерческой недвижимости, которые не связаны со строительством жилых домов. Участники такого строительства должны самостоятельно определять существенные условия договоров долевого строительства. Они должны включить в договор существенные условия, которые указаны в ст. 402 ГК, - предмет договора, а также все те условия, относительно которых по заявлению одной из сторон должно быть достигнуто соглашение. В частности, в качестве таких условий судья рекомендовал предусматривать цену объекта долевого строительства, порядок оплаты, срок исполнения обязательств по договору, т.е. применять нормы Указа № 396 по аналогии.
Представляют интерес также споры, связанные с долевым строительством, в рамках которых истцы заявляют требования о понуждении передать документы, необходимые для госрегистрации возникновения права собственности на объект строительства, в частности справку, подтверждающую, что строительство осуществлялось за счет средств инвестора.
 
Предмет такого спора является неимущественным, и если в договоре указано о необходимости предоставления такой справки о стоимости, то судебные инстанции не должны выяснять вопрос о размере строительства, т.к. это является предметом отдельных исковых требований. При рассмотрении исков о передаче документов судом должен исследоваться вопрос надлежащего исполнения обязательств по договору, поскольку если не исполнены обязательства по оплате, то требования о передаче документов удовлетворению не подлежат.
 
По-прежнему большую часть споров в рамках долевого строительства занимают споры, связанные с односторонним изменением договора, односторонним отказом от исполнения договора полностью или в части, встречаются также случаи предъявления исковых требований, связанных с нарушением застройщиком срока окончания строительства объекта.
 
2-я секция конференции была посвящена основным аспектам разрешения споров, возникающих по поводу управления и ликвидации субъектов хозяйствования.

 
Судья ВХС Николай Мадудин познакомил участников с практикой рассмотрения хозяйственными судами дел о ликвидации субъектов хозяйствования в свете Декрета Президента Республики Беларусь от 16.01.2009 № 1 "О государственной регистрации и ликвидации (прекращении деятельности) субъектов хозяйствования", в т.ч. были затронуты вопросы удовлетворения требований кредиторов при ликвидации и привлечения к субсидиарной ответственности учредителей и руководителей ликвидируемых организаций.

Судья отметил, что с принятием Декрета № 1 существенно изменилась процедура ликвидации субъектов предпринимательской деятельности, основания ликвидации юридического лица или прекращения деятельности ИП, предусмотренные подп. 2 п. 2 ст. 57 ГК, несколько отличаются от оснований, предусмотренных подп.3.2 п. 3 Положения о ликвидации, утвержденного Декретом № 1. Это необходимо учитывать, предъявляя иск в хозяйственный суд.
 
Нередки случаи, когда в хозяйственный суд иск о ликвидации юридического лица или прекращении деятельности ИП предъявляет некомпетентный орган. В удовлетворении таких исков суды отказывают, поскольку у этого органа как истца отсутствует право на удовлетворение иска.
 
Чаще всего указанными органами не учитывались требования подп. 3.3 п. 3 Положения о ликвидации, предусматривающего направление компетентным органом представления (предложения) регистрирующему органу о ликвидации коммерческой организации с иностранными инвестициями. Некоторые уполномоченные органы (таможенные и налоговые органы) сами, минуя регистрирующий орган, предъявляли такие иски в хозяйственный суд.
 
В отдельных случаях уполномоченные органы при обнаружении оснований для ликвидации, предусмотренных в абз. 2 ч. 1 подп. 3.3 Положения о ликвидации (в связи с признанием задолженности безнадежным долгом и ее списанием), не учитывали предусмотренный порядок и также обращались в хозяйственный суд с исками о ликвидации.
Что же касается конкретных оснований, по которым предъявляются иски о ликвидации, доминирующее положение занимают иски о ликвидации (прекращении деятельности) субъектов хозяйствования в связи с неосуществлением предпринимательской деятельности в течение двенадцати месяцев подряд и в связи с аннулированием госрегистрации ИП, как отметил Н.Мадудин.
 
Случаи ликвидации юридического лица по основаниям истечения срока, на который создано это юридическое лицо, достижения цели, ради которой оно создано, практически отсутствуют, поскольку большинство юридических лиц создается с широкими целями (например, извлечение прибыли). Иски о ликвидации юридических лиц, прекращении деятельности ИП по иным основаниям в хозяйственных судах практически отсутствуют.
 
Рассматривая иски о ликвидации коммерческих организаций с иностранными инвестициями в связи с неосуществлением предпринимательской деятельности более двенадцати месяцев подряд, хозяйственные суды достаточно полно и всесторонне выясняют как сам факт неосуществления предпринимательской деятельности более двенадцати месяцев подряд, так и мотивы неосуществления такой деятельности и в зависимости от установленных обстоятельств принимают судебные решения.
 
Каких-либо серьезных проблем при рассмотрении таких исков у хозяйственных судов не возникает.
По словам судьи ВХС, наибольшую сложность у хозяйственных судов вызывают иски о прекращении предпринимательской деятельности ИП в связи с принятием решения об аннулировании его регистрации. При рассмотрении таких исков хозяйственный суд не только устанавливает наличие основания для прекращения деятельности ИП, но и выясняет все обстоятельства, связанные с аннулированием госрегистрации, поскольку прекращение деятельности ИП в судебном порядке является исключительной мерой. Деятельность ИП не может быть прекращена, если допущенные им нарушения носят малозначительный характер или вредные последствия таких нарушений устранены. Аннулирование госрегистрации ИП не является безусловным основанием для принятия судебного постановления о прекращении его деятельности.
 
Практически отсутствуют в хозяйственных судах иски о ликвидации (прекращении деятельности) субъектов хозяйствования по основанию осуществления деятельности без надлежащего специального разрешения (лицензии) либо с неоднократными или грубыми нарушениями законодательства.
Особое внимание Н.Мадудин уделил вопросам возложения обязанности по ликвидации юридического лица на собственника его имущества, учредителей (участников) или на орган, уполномоченный на ликвидацию юридического лица его учредительными документами., а также порядку назначения ликвидационной комиссии или ликвидатора, порядку и сроку проведения ликвидации, срокам для письменного уведомления кредиторов и других заинтересованных лиц о ликвидации юридического лица, представления хозяйственному суду на утверждение промежуточного ликвидационного баланса и ликвидационного баланса, информации о ходе ликвидации.
 
Судья акцентировал внимание на том, что назначение ликвидационной комиссии (ликвидатора) решением хозяйственного суда не делает ликвидационную комиссию (ликвидатора) органом суда. Ликвидационная комиссия, образованная хозяйственным судом, действует под контролем хозяйственного суда, поэтому хозяйственному суду принадлежит право утверждения ликвидационного отчета и окончательного ликвидационного баланса. При этом все органы управления юридического лица прекращают свою деятельность.
 
Отдельно Н.Мадудин остановился на ситуации, когда при проведении ликвидации юридического лица выявляется факт недостаточности стоимости имущества для удовлетворения требований кредиторов.

Согласно ч. 2 п. 4 ст. 57 ГК, ст. 247 Закона от 18 июля 2000 г. № 423-З "Об экономической несостоятельности (банкротстве)" если стоимость имущества юридического лица недостаточна для удовлетворения требований кредиторов, то ликвидация такого юридического лица может быть произведена только в порядке признания его экономически несостоятельным (банкротом).
Согласно ч. 2 ст. 247 Закона о банкротстве при выявлении обстоятельств, свидетельствующих о том, что стоимость имущества должника - юридического лица, в отношении которого хозяйственным судом принято решение о ликвидации, недостаточна для удовлетворения требований кредиторов, ликвидационная комиссия обязана подать в хозяйственный суд в течение одного месяца со дня выявления этого обстоятельства заявление о банкротстве должника. Форма и содержание такого заявления, а также перечень документов, прилагаемых к нему, определены ст. 23 и 24 Закона.
 
При выявлении этих обстоятельств после принятия решения о ликвидации юридического лица и до назначения ликвидатора собственник имущества юридического лица - УП, учредитель (участник) юридического лица или его руководитель либо иной уполномоченный орган обязаны подать в хозяйственный суд заявление о банкротстве в течение одного месяца со дня выявления этого обстоятельства.
 
Заявление о банкротстве при наличии вышеуказанных обстоятельств вправе подать кредитор этого должника.
Нарушение этих требований является основанием для отказа во внесении записи о ликвидации юрлица в ЕГР. В таком случае хозяйственный суд не вправе утверждать ликвидационный баланс, принимая во внимание последствия утверждения ликвидационного баланса.
 
Вопрос о признании несостоятельности (банкротства) ликвидируемого должника следует, по мнению Н.Мадудина, решать следующим образом. Размер задолженности каждого кредитора никакого значения не имеет, достаточно того, что обязательства перед кредиторами существуют и они превышают стоимость имущества должника.
В связи с этим в качестве признака инициирования банкротства ликвидируемого должника следует назвать любой размер задолженности при условии превышения этого размера над стоимостью имущества должника.
 
Факт недостаточности у ликвидируемого юридического лица имущества, реализация которого позволила бы удовлетворить все требования кредиторов, определяется на основании данных бухучета, а также отчета независимого оценщика о стоимости имущества ликвидируемого юридического лица.
 
Судья также обратил внимание слушателей на особенности привлечения к субсидиарной ответственности соответствующих лиц в случае ликвидации юридического лица. Основания и порядок привлечения к субсидиарной ответственности подробно регламентированы постановлением Пленума ВХС от 27.10.2006 № 11 "О некоторых вопросах применения субсидиарной ответственности".
 
Не меньший интерес аудитории вызвал и содержательный доклад судьи ВХС Дмитрия Александрова, представившего вниманию слушателей анализ судебной практики по спорам с участием учредителей и руководителей-иностранцев.
Судья обратил внимание на то, что передел собственности законным путем все чаще стал привлекать к участию в хозяйственном процессе рейдеров. Это происходит и из-за отсутствия в законодательстве внятной регламентации процедуры рассмотрения корпоративных споров.
 
По мнению Д.Александрова, корпоративные правоотношения, не признаваемые сегодня отдельной областью права, все-таки обладают определенной спецификой, которую следует учитывать.
 
Например, в подавляющем большинстве случаев одним или несколькими участниками спора выступают физические лица, не имеющие статуса ИП. Такой субъектный состав чаще всего приводит гражданина-истца, являющегося участником хозяйственного общества, в общий суд. Если общий суд сочтет характер возникшего спора между таким истцом и хозяйственным обществом, участником которого он являлся (был из него исключен, вышел из состава участников по причине незнания законодательства или ввиду обмана другими участниками и т.п.), корпоративным, то гражданину либо будет отказано в принятии искового заявления за неподведомственностью спора, либо после возбуждения дела производство по делу общий суд прекратит, т.к. согласно ст. 37 ГПК общему суду подведомственны дела по спорам, возникающим из гражданских отношений, если хотя бы одной из сторон в споре выступает гражданин, за исключением случаев, когда актами законодательства разрешение таких споров отнесено к компетенции других судов. Вместе с тем в соответствии с подп. 7.3 совместного постановления Пленума Верховного Суда и ВХС от 22.06.2000 № 4/3 к подведомственности хозяйственных судов отнесены дела по заявлениям граждан-учредителей, если спор вытекает из участия этих граждан в хозяйственно обществе, если их требования направлены на восстановление в составе участников хозяйственного общества, на взыскание стоимости доли в УФ, на внесение изменений в учредительные документы или на признание недействительной государственной регистрации таких изменений, влекущей правовые последствия как для юридического лица, так и для его учредителя (участника), на проверку законности решения органа юридического лица об исключении гражданина из числа участников хозяйственного общества и др.
Поэтому участие в хозяйственном судопроизводстве физических лиц, являющихся (либо являвшихся) участниками хозяйственного общества, в качестве стороны в корпоративном споре уже не является необычным, как констатировал судья.
 
Однако до сих пор к подведомственности общих судов относятся по сути корпоративные, но замаскированные под трудовые споры с участием лиц, занимающих должность единоличного исполнительного органа хозяйственного общества, как отметил Д.Александров. При их рассмотрении хозяйственное общество может столкнуться с проблемой принятия общим судом обеспечительных мер в виде запрета исполнять решение общего собрания участников о досрочном прекращении полномочий единоличного исполнительного органа и т.п. И это позволит создать хорошие возможности для перехвата корпоративного контроля рейдерами.
 
Во избежание этого такие конфликты следует относить к подведомственности хозяйственных судов, чтобы контролировать ситуацию в рамках одного суда.

Д.Александров считает целесообразным ввести понятие "корпоративный спор", дав ему легальное определение. По такому пути пошли в России, закрепив в Арбитражно-процессуальном кодексе Российской Федерации понятие "спор, связанный с созданием юридического лица, управлением им или участием в юридическом лице, являющемся коммерческой организацией, а также в некоммерческом партнерстве, ассоциации (союзе) коммерческих организаций, иной некоммерческой организации, объединяющей коммерческие организации и (или) индивидуальных предпринимателей, некоммерческой организации, имеющей статус саморегулируемой организации".
 
Практика подтверждает необходимость более детальной регламентации действий хозяйственного суда, направленных на информирование хозяйственного общества и других заинтересованных лиц (например, участников, членов органов управления и контроля, депозитария) о наличии спора, касающегося этих лиц. Это, по мнению судьи, будет способствовать пресечению попыток недобросовестных участников корпоративных отношений в целях захвата контроля над юридическим лицом после инициирования судебного процесса намеренно скрывать от "противника" факт своего обращения в суд.
 
Наличие в некоторых хозяйственных судах в последнее время исков, подаваемых сразу несколькими участниками хозяйственного общества, требует рассмотрения вопроса о возможном законодательном закреплении института коллективных исков или исков в защиту неопределенного круга лиц. Необходимо предусмотреть возможность обращения в суд одного лица с заявлением в защиту нарушенных или оспариваемых прав и интересов множества лиц по их просьбе.
Особо остановился судья на спорах, связанных с отзывом либо с признанием недействительным поданного участником заявления о своем выходе из общества. Вопрос о порядке такого отзыва заявления пока не нашел единообразного разрешения.
 
Среди исков об исключении участника из хозяйственного общества нередко встречаются такие, основанием для которых истцы называли причинение ответчиком (одним из участников общества) вреда при исполнении им функций единоличного органа управления хозяйственного общества.
Суды в случае отказа в их удовлетворении исходили из того, что нарушение директором хозяйственного общества своих обязанностей, которые не входят в круг корпоративных обязательств участника по отношению к обществу, не может служить основанием для исключения его из общества.
 
При ненадлежащем исполнении директором своих обязанностей руководителя существуют иные способы защиты прав участников общества (оспаривание заключенных им сделок, досрочное прекращение его полномочий и т.п.). Такие способы истцами были реализованы - они освободили ответчика от исполнения обязанностей директора и установили в судебном порядке факт ничтожности подписанных им договоров.
 
Самой большой ошибкой участников хозяйственных обществ, избравших генерального директора, по мнению судьи, является прямое игнорирование или непонимание того факта, что это лицо становится обладателем обширных полномочий по отчуждению имущества общества и при этом его воля на совершение сделок может не совпадать с волей участников (акционеров). Поэтому, даже если участники хозяйственного общества полностью доверяют его руководителю, следует предусматривать в уставе четкие и жесткие ограничения его полномочий в вопросах совершения сделок, связанных с отчуждением имущества хозяйственного общества.
 
Общую ситуацию с правовым регулированием споров, касающихся управления хозяйственным обществом, прояснила судья ВХС Татьяна Протащик.
Судья подробно остановилась на спорах о признании недействительным решения хозяйственного общества, практике применения хозяйственными судами ст. 58 Закона "О хозяйственных обществах" (крупные сделки).
 
Отметив, что в отношении крупных сделок законодатель использует термин "активы" без уточнения, что они должны быть чистыми, судья пояснила, что при отнесении оспариваемой сделки к крупной следует учитывать, что в соответствии со ст. 2 Закона Республики Беларусь от 18.10.1994 № 3321-XII "О бухгалтерском учете и отчетности" активы - это имущество, в т.ч. имущественные права, исключительные права на результаты интеллектуальной деятельности, учитываемые организацией в результате хозяйственных операций, и, поэтому исходя из анализа данных критериев следует делать вывод о нарушении ст. 58 Закона "О хозяйственных обществах" при ее совершении.
 
В соответствии с ч. 1 ст. 58 Закона при отнесении сделки к крупной стоимость имущества определяется на основании данных бухгалтерской отчетности за последний отчетный период, предшествующий дню принятия решения о совершении такой сделки. Данная норма подлежит применению в буквальном толковании с учетом действующего законодательства о ведении бухучета и отчетности, поскольку в противном случае возможно злоупотребление гражданскими правами по неосторожности или умыслу путем искажения достоверности данных бухучета с последующим оспариванием сделок по основаниям, указанным в статье, как пояснила судья.
 
Поскольку в законодательстве отсутствует четкий перечень признаков, определяющих взаимосвязь сделок для признания их крупными, представленные доказательства оцениваются на основе всестороннего, полного и объективного их исследования в совокупности с обстоятельствами их заключения.
Так, взаимосвязанными сделками хозяйственные общества могут быть признаны, в частности, взаимозависимые сделки (например, основной договор и договор залога); сделки с однородными обязательствами, совершенные с участием одних и тех же лиц в определенный период времени; несколько сделок с имуществом, которое может использоваться как единое целое по общему назначению, как разъяснила Т.Протащик.
 
Существенным признаком взаимосвязи оспариваемых сделок является правовой результат, ради которого сделки совершались, а именно прекращение у общества права собственности на все проданные объекты.
Причем крупной сделкой могут быть признаны лишь не исполненные сторонами взаимосвязанные сделки, которые позволяют кредитору одновременно предъявить к хозяйственному обществу требования в размере 25 % и более балансовой стоимости активов общества.
 
Судья обратила внимание на то, что отсутствие решения общего собрания участников общества о совершении указанных взаимосвязанных сделок по отчуждению недвижимого имущества может рассматриваться в качестве основания для их признания недействительными в соответствии со ст. 58 Закона и удовлетворения иска.
Решение общего собрания участников общества о совершении крупной сделки является необходимым существенным условием для ее заключения.
 
Любой из участников общества, чьи права нарушены (или затронуты) совершенной крупной сделкой без соблюдения установленного законодательством порядка, вправе подать иск в суд о признании указанной сделки недействительной.
Один из немаловажных вопросов, являющихся предметом обсуждения, состоит в том, следует ли рассматривать в качестве совершения крупной сделки действия общества по расчету за поставленную продукцию, либо за оказанные услуги, либо по оплате работ, выполненных по договору подряда, аренды и т.д.
 
С вступлением в силу с 03.02.2010 изменений в Закон "О хозяйственных обществах" крупными не будут признаваться сделки, совершаемые хозяйственным обществом в процессе обычной хозяйственной деятельности, за исключением случая, предусмотренного ч. 9 ст. 58.
 
К сожалению, определения четких критериев отнесения сделок к сделкам, совершаемым в процессе обычной хозяйственной деятельности общества, данные изменения не содержат, как констатировала судья.
Практика применения хозяйственными судами ст. 78 Закона "О хозяйственных обществах" и рассмотрение споров с участием аффилированных лиц также вызвали множество вопросов.
 
Судья пояснила, что ст. 78 Закона предусматривает возможность принудительного выкупа акционерным обществом акций акционера, если в результате утверждения устава в новой редакции либо внесения изменений и дополнений были ограничены права акционера.

При увеличении УФ путем выпуска дополнительных акций уменьшение размера доли акционера в УФ может рассматриваться как ограничение его прав в случае, когда акционер потеряет возможность определять либо блокировать решения на общем собрании акционеров принадлежащим ему пакетом акций, если такая возможность у него была до изменения устава. Поэтому следует учитывать, имел ли возможность акционер с учетом размера принадлежащего ему пакета акций определять либо блокировать решения общего собрания акционеров, изменились ли количество акций, которыми владеет истец, стоимость имущества, приходящаяся на долю акций истца, а также номинальная стоимость одной акции общества.
 
Кроме того, помимо норм, регулирующих указанные правоотношения, следует учитывать иные обстоятельства и НПА, повлекшие дополнительную эмиссию акций, как отметила Т.Протащик. К таким нормам, в частности, можно отнести Указ Президента Республики Беларусь от 25.08.2006 № 528 "О некоторых мерах по стабилизации финансового положения отдельных организаций", в силу которого ряду акционерных обществ, входящих в государственные концерны, из инновационных фондов были выделены денежные средства. В случае их невозврата акционерные общества на сумму невозвращенных средств обязаны были увеличить (образовать) долю Республики Беларусь в УФ этих обществ, что осуществлялось за счет дополнительной эмиссии акций путем их передачи Республике Беларусь.
 
В случаях, установленных ст. 78 Закона, акционерное общество осуществляет выкуп своих акций по требованию его акционеров.
 
Если требование о выкупе акций акционером не было заявлено и не получен отказ, оформленный решением общего собрания акционеров, отсутствует предусмотренное ч. 8 ст. 78 основание для обжалования в судебном порядке отказа акционерного общества выкупить акции.
Что касается аффилированных лиц, то в каждом конкретном случае вопрос о наличии либо отсутствии заинтересованности аффилированных лиц в совершении сделки может быть разрешен при рассмотрении спора о признании такой сделки недействительной.
В частности, применительно к так называемому родственному или иному личностному фактору перечень лиц, приведенных в рамках субъективного критерия признания соответствующего лица аффилированным по отношению к хозяйственному обществу, не является исчерпывающим.
 
Круг аффилированных лиц определяется хозяйственным обществом в установленном им в уставе порядке. Вместе с тем сами по себе неопределение круга аффилированных лиц и недоведение этой информации до сведения других участников хозобщества не являются существенными нарушениями, влекущими признание недействительным решения собрания участников о даче согласия на совершение крупной сделки, как подчеркнула судья.
 
С 03.02.2011 вступает в силу новая редакция ст. 56 - 57 Закона "О хозяйственных обществах", которая расширяет круг лиц, которые могут рассматриваться в качестве аффилированных, а также дополняет ст. 57 понятием взаимосвязанной сделки, как напомнила Т.Протащик.
 
Большой интерес участников мероприятия вызвало выступление помощника Председателя ВХС Дмитрия Северина. Он сосредоточил свое внимание на корпоративных спорах, вытекающих из нарушения преимущественного права покупки доли (акций) хозяйственного общества, ведь установление преимущественного права на приобретение долей (акций ЗАО) направлено, прежде всего, на ограничение неконтролируемой перемены участников (акционеров) общества.
 
Практика рассмотрения хозяйственными судами некоторых категорий дел стала темой 3-й секции конференции.
 
 
Из доклада судьи ВХС Александра Далинчука приглашенные узнали о практике рассмотрения хозяйственными судами споров, возникающих при переводе долга и уступке права требования.
Судебная практика рассмотрения этой категории споров занимает не последнее место. Но не по всем вопросам практика устоялась, как отметил судья.
 
Анализ судебной практики, по его словам, свидетельствует о неоднозначном подходе к рассмотрению сделок по уступке требования, которые в некоторых случаях безосновательно рассматриваются как незаконные вследствие неправильного понимания природы данного института. Наличие таких ошибок, прежде всего, связано с: отождествлением понятий "договор" и "обязательство", что на практике может привести к заключению ничтожных договоров уступки права требования; оценкой гражданско-правовой формы соглашения об уступке требования; трудностями в разграничении таких институтов, как институт общей уступки требования, субъектами которой могут быть любые правоспособные лица и частного вида уступки требования - факторинга, где установлен специальный субъектный состав (банки и небанковские кредитно-финансовые организации), и институт исполнения обязательств по договору в пользу третьего лица.
 
Как правильно рассчитать и взыскать неустойку при рассмотрении хозяйственных споров по различным категориям дел, а также издержки, связанные с рассмотрением дел в хозяйственных судах, рассказала судья ВХС Оксана Михнюк.
По словам судьи, наибольший интерес и востребованность, как и наибольшее количество проблемных моментов в судебной практике, связаны с возмещением стороне судебных издержек, связанных с оплатой услуг адвокатов и иных лиц, оказывающих юридические услуги.
 
Самым сложным в практике применения судами положений процессуального законодательства о возмещении судебных издержек является оценка необходимости оказания стороне по делу услуг адвокатов и иных лиц, оказывающих юридические услуги, а также соразмерности затрат стороны.
 
Судья ВХС Виктор Курило обратил внимание участников на некоторые аспекты разрешения споров о признании сделок недействительными либо ничтожными.
Кроме того, на конференции были представлены доклады заместителя начальника управления организации исполнительного производства ВХС Светланы Снитко "Проблемные вопросы исполнения хозяйственными судами судебных постановлений" и начальника главного правового управления ВХС Ирины Бельской "Исполнение решений хозяйственных судов Республики Беларусь на территории иностранных государств: результативное завершение споров".
 
Закрывая конференцию первый заместитель Председателя ВХС Василий Демидович выразил мнение, что эта конференция востребована, так как она стала своеобразной школой и для судейского корпуса хозяйственных судов Беларуси, и для практикующих юристов-хозяйственников. Необходимо лишь совершенствовать формы и методы ее проведения. Например, в рамках подготовки к проведению очередной конференции получить от ее постоянных и потенциальных участников вопросы и пожелания и с учетом их направленности и тематики сформировать актуальные темы лекций и дискуссий "круглых столов".
 
Что касается новаций, предусмотренных проектом закона о внесении дополнений и изменений в ХПК, то, как подчеркнул В.Демидович, "все это делается и для субъектов хозяйствования, но в первую очередь - для оптимизации работы судей". Сегодня судьи рассматривают по 100 дел в месяц, и существуют опасения, что при такой сверхнагрузке в рамках государственных судов невозможно будет обеспечить нормальный процесс судопроизводства и своевременную и надежную защиту интересов и нарушенных прав субъектов хозяйствования. Процесс судопроизводства нельзя превращать в подобие конвейера.

 
Участники мероприятия сошлись во мнении, что полученная в рамках конференции информация о том, как хозяйственные суды трактуют законодательство по определенным категориям дел, какие принимают решения, помогает решать конкретные проблемы. Используя эту информацию, можно прогнозировать собственные решения и тем самым избегать возможных неправильных шагов в осуществлении своей деятельности.