Подпишитесь на нашу ежедневную рассылку с новыми материалами

Новости компаний


На современном уровне экономического развития банки готовы предложить субъектам хозяйствования как традиционные финансовые инструменты и услуги, но в другой интерпретации, например кредит, банковскую гарантию, так и достаточно новые и весьма перспективные формы финансовой деятельности, в частности форфейтинг. Применение подобных инструментов способствует расширению масштаба деятельности предприятий и эффективному использованию собственных средств, однако нередко их реализация на практике сталкивается с нормативными запретами и ограничениями.
 
Этим вопросам был посвящен правовой форум "Финансовые инструменты и услуги", организованный и проведенный редакцией журнала "Промышленно-торговое ПРАВО" при поддержке ООО "ЮрСпектр".
 
 
В работе форума приняли участие Александр Анатольевич Кирильчик, заведующий сектором обслуживания приоритетных программ юридического департамента ОАО "АСБ Беларусбанк"; Инна Геннадьевна Лукашевич, экономист; Павел Владимирович Агеенков, директор ЗАО "Белреализация"; а также представители юридических служб предприятий, юридических фирм, государственных органов.
 
Использование современных финансовых инструментов, существующих в коммерческом обороте, требует тщательного выбора, оценки эффективности уменьшения материальных потерь и соблюдения интересов и банков, и субъектов хозяйствования. В частности, факторинг имеет такие преимущества перед банковским кредитом, как отсутствие целевого назначения, оперативное предоставление финансирования и возможность погашения кредитором задолженности перед фактором за счет средств, поступающих от дебиторов.
 
Практика последних лет показывает, что факторинг малопопулярен в банковских операциях, хотя и Банковский кодекс Республики Беларусь, и локальные нормативные правовые акты не создают препятствий для его применения. Однако существует совокупность правовых и коммерческих рисков, которые делают нецелесообразным осуществление факторинговых операций. Сейчас банки проводят операции как открытого, так и скрытого факторинга (ранее скрытый факторинг был недопустим) с правом регресса, т.е. при неисполнении должником основного обязательства банк вправе обратиться за исполнением к кредитору. Отдельные банки используют в своей деятельности факторинг без права регресса, но данный вид факторинга не так распространен в связи с более высокими рисками, которые принимает на себя фактор.
 
По словам А.А. Кирильчика, факторинговые операции стимулируют развитие экспорта. В коммерческом смысле они выгодны для всех участвующих сторон: банк переводит денежные средства поставщику товара, оплачивая ему обязательства покупателя, и таким образом поставщик быстро получает необходимые суммы (за вычетом дисконта); покупатель имеет отсрочку платежа; банк либо зарабатывает сумму дисконта, который может быть представлен в виде суммы, на которую уменьшается платеж, либо одновременно кредитует поставщика и закладывает сумму дисконта в проценты по кредиту. Применению факторинга во внешнеторговых отношениях способствуют нормы Указа Президента Республики Беларусь от 27 марта 2008 г. № 178 "О порядке проведения и контроля внешнеторговых операций", допускающие завершение внешнеторговой операции путем поступления денежных средств за вычетом дисконта по договору финансирования под уступку денежного требования (факторинга), заключенному между экспортером и банком (небанковской кредитно-финансовой организацией). Законодательство, регулирующее порядок обязательной продажи валютной выручки, также предоставляет некоторые льготы при скрытом факторинге.
 
Таким образом, факторинг у нас в стране имеет правовые основания и вполне допусти?м в коммерческой деятельности, тем более что банки готовы заключать подобные договоры с клиентами.
 
 
Этого нельзя сказать о форфейтинге, который, в сущности, является тем же факторингом, но с использованием ценных бумаг. Форфейтинг можно определить как банковскую операцию, в рамках которой форфейтор (банк или небанковская кредитно-финансовая организация) приобретает у кредитора документарную дебиторскую задолженность должника, оформленную простым или переводным векселем либо иными документами, предусмотренными законодательством, и несет риск неоплаты должником денежных требований.
 
Форфейтинг достаточно известен в мировой финансовой практике, является инструментом международного финансирования, но в Беларуси в настоящее время не используется. Существенными препятствиями для его развития являются, во-первых, отсутствие нормативного закрепления в законодательстве и, во-вторых, наличие вексельного гербового сбора, который делает форфейтинговую операцию абсолютно невыгодной для экспортера и форфейтинговой компании. Кроме того, вышеупомянутый Указ не делает для форфейтинга исключения, подобного закрепленному в отношении факторинга, при завершении внешнеторговых операций с нерезидентами.
Для того чтобы форфейтинг как финансовый инструмент начал работать, необходимо первично закрепить данное понятие и его определение в Банковском кодексе Республики Беларусь. Это будет способствовать законодательному развитию такого финансового института. Следует отметить, что проект закона о внесении изменений и дополнений в Банковский кодекс Республики Беларусь нормативно определяет форфейтинг как отдельный вид банковских операций.
 
Банковская гарантия представляет собой надежный и удобный документарный инструмент, получивший широкое признание и распространение во всем мире и позволяющий существенно снизить либо полностью устранить многие виды рисков. О последних изменениях в правовом регулировании банковской гарантии рассказала И.Г. Лукашевич.
Вступила в силу с 1 июля 2010 г. новая редакция Унифицированных правил для гарантий по первому требованию 2009 года (URDG № 758) (ранее действовала редакция Унифицированных правил для гарантий по первому требованию 1992 года № 458), которая изменила не только порядок оформления, но и функции банковской гарантии как финансового инструмента. Традиционно банковская гарантия применялась в международных расчетах как средство обеспечения исполнения основного обязательства, как свидетельство надлежащего финансового состояния должника и как способ распределения рисков между сторонами, подписавшими внешнеторговый контракт. Главными ее преимуществами всегда были независимость от основного обязательства и безотзывность.
 
Изменения, внесенные URDG № 758, сделали банковскую гарантию переводным финансовым инструментом. Одно из новшеств заключается в том, что перечень реквизитов банковской гарантии перестал быть обязательным. Например, в ней может отсутствовать указание на срок (в случае если в банковской гарантии не указан срок, то максимальный срок действия банковской гарантии согласно URDG № 758 составит три года), сумму, бенефициара, принципала и др. Таким образом, отсутствие обязательных реквизитов делает банковскую гарантию не просто средством обеспечения одной сделки, а инструментом, позволяющим купить и продать любые риски.
 
Однако для того чтобы банковская гарантия стала выполнять такую функцию в финансовом обороте нашей страны, необходимо внести соответствующие изменения в Банковский кодекс Республики Беларусь. Пока в нашем законодательстве реквизиты банковской гарантии остаются обязательными, ее применение в этой области невозможно.
 
Согласно URDG № 758 банковская гарантия – это инструмент, который по функциям максимально приближен к аккредитиву; поэтому она, как и аккредитив, может применяться для финансирования и постфинансирования.
Еще одно существенное новшество – появление в правоотношении по предоставлению банковской гарантии нового участника – инструктирующей стороны. Инструктирующая сторона стала третьим лицом, к которому гарант может предъявить регрессное требование по гарантии.
 
На форуме также достаточно внимания было уделено лизингу с учетом изменений в национальном правовом регулировании. Как отметил П.В. Агеенков, субъекты хозяйствования заинтересованы в развитии этого финансового института у нас в стране, так как это весьма выгодная и гибкая форма привлечения финансирования, в том числе внешнего. Решая вопрос о приобретении основных средств, предприятия чаще отдают предпочтение не кредиту, а лизингу, что позволяет не тратить собственные средства и получить дополнительные экономические и налоговые выгоды.
 
У лизинга много преимуществ перед кредитом, в первую очередь долгосрочный характер. Сроки, на которые объект предоставляется в лизинг, нередко значительно длиннее, чем сроки, устанавливаемые банками по кредитным договорам. Кроме того, как уже отмечалось, при оформлении имущества в лизинг у субъекта хозяйствования нет необходимости расходовать собственные финансовые средства, поскольку используются деньги лизинговой компании. Отнесение лизингового платежа на себестоимость продукции позволяет оптимизировать налогообложение предприятия, предмет лизинга окупает себя сам.
 
Еще одна привлекательная сторона лизинга заключается в том, что норма начисляемой амортизации по нашему законодательству – абсолютно свободная величина, так как законодатель позволяет начислять амортизацию в соответствии с графиком лизинговых платежей. Также нет жесткой привязки к периодам выплат, поэтому лизинговые платежи можно устанавливать неравномерно в зависимости от планируемых сроков и объемов поступления выручки субъекта хозяйствования.
 
Тот факт, что предмет лизинга в течение всего срока действия договора остается в собственности лизингодателя, дает субъектам еще одно преимущество: на него нельзя обратить взыскание по долгам лизингополучателя или по административным правонарушениям (за исключением отдельных случаев).
 
 
Лизинг благодаря существованию такой его разновидности, как возвратный лизинг, может выступать в качестве инструмента пополнения оборотных средств предприятия, когда лизингополучатель одновременно является продавцом предмета лизинга.
 
В целях расширения сферы лизинговых правоотношений с 1 июля 2010 г. было введено в действие Положение о лизинге, утвержденное постановлением Совета Министров Республики Беларусь от 4 июня 2010 г. № 865. Одно из достоинств данного документа – закрепление понятий возвратного лизинга, сублизинга и повторного лизинга, а также сокращение перечня существенных условий договора лизинга.
 
В упомянутом Положении есть несколько спорных моментов, например норма о том, что лизингодатель вправе предусмотреть в договоре в одностороннем порядке условие о переходе права собственности только после уплаты лизингополучателем неустойки и исполнения им прочих обязательств, установленных договором лизинга.
Для того чтобы новшества начали применяться на практике и дали ощутимый эффект, необходимо закрепить их в Гражданском кодексе Республики Беларусь и тем самым сделать полноценным элементом гражданско-правовых отношений. Планируется увеличить количество способов приобретения предмета лизинга за счет расширения перечня субъектов, которые могут стать лизингодателями.
 
Таким образом, в ходе работы правового форума был сформулирован целый ряд предложений по совершенствованию действующего, в частности банковского, белорусского законодательства. И в выступлениях докладчиков, и в репликах участников неоднократно подчеркивалось, что отечественный финансовый оборот нуждается в правовой базе, учитывающей все современные особенности и новации, существующие в мировой практике.
 
,