176 дней за решеткой. Катерина Борисевич
Коронавирус: свежие цифры
  1. «По приказу премировали людей». В лидском стройтресте рассказали, зачем раздавали деньги на 9 Мая
  2. «Одна из нас умерла от отека мозга». История девушки, которая с друзьями отправилась за мухоморами
  3. «Расходы превышают доходы, нужно еще 10−15 млн». Олексин может выкупить торговый центр «Валерьяново»
  4. «Мы, иностранцы, с ума сходим». Белоруска уехала за мужем в сектор Газа и теперь вынуждена жить на войне
  5. Экс-капитана Генштаба за фото документа «польскому телеграм-каналу» приговорили к 18 годам за госизмену
  6. Виновен посмертно. Верховный суд рассмотрел апелляцию по делу застреленного силовиками Шутова и его друга
  7. Открыли TikTok-парк, в планах — расчетно-кассовый центр. Как пробуют «оживить» торговый центр «Столица»
  8. Уволенному директору Оперного театра нашли новую работу
  9. Что сейчас происходит в Индии, которая шокирует мир смертностью от COVID-19? Рассказывают белоруски
  10. Фоторепортаж. На Куйбышева открылась «Песочница» — площадка с уличной едой, которую любят минчане
  11. Возле Дома правосудия задержали журналиста TUT.BY. Ее отправили на Окрестина, в субботу ее будут судить
  12. Суарес почти 20 лет счастлив с одной женщиной (встретил ее в 15 и влюбился с первого взгляда)
  13. Биолог рассказал, как вырастить богатый урожай капусты. Вот пять правил
  14. «Родителям сказал, что пойду пожить к другу». Студент отсидел три месяца, услышал приговор и сбежал за границу
  15. «Мы останемся без работы и зарплаты». БМЗ просит европейских партнеров не вводить санкции
  16. Лукашенко — о восстановлении горевшего костела в Будславе: Без государства ни черта не сделают все равно
  17. Стоматолог понятно объясняет, нужны ли вам брекеты и что о них важно знать
  18. Прогноз: «Без урегулирования политического кризиса экономика будет терять миллиарды в год»
  19. Марии Колесниковой предъявили окончательное обвинение
  20. После заявления Минтруда, что ветераны не получат выплаты к 9 мая, BYSOL запустил сбор. Сколько собрали
  21. Лукашенко говорил, что «несогласных» студентов нужно отчислить, а парней отправить в армию. Где эти ребята сейчас?
  22. Как под Барановичами спасают дворец Радзивиллов — копию итальянской виллы на озере Комо (нет, не той что Соловьева)
  23. Мангал под навесом уже не в тренде. Вот как круто белорусы обустраивают свои террасы и беседки
  24. Надежды нет? Прикинули, ждать ли белорусам тепла этим летом
  25. Израиль начал в секторе Газа военную операцию. Рассказываем обо всех предыдущих попытках
  26. Белорус принял участие в «спецоперации» и лишился более 200 тысяч долларов
  27. Лукашенко подписал указ о застройке 10 квадратных километров на севере Минска
  28. Флаги везде, «супермитинги» и «неотданная любимая». Как власть отвечала на идеи оппонентов
  29. В Израиле в результате ракетной атаки погибла уроженка Беларуси
  30. В программе белорусских каналов на следующую неделю нет «Евровидения». Попробовали разобраться, что это значит


Порядка двух с половиной тысяч человек попадут под амнистию, проект закона о которой сразу в двух чтениях приняла 24 октября Палата представителей. Правда, в числе амнистированных не будет ни Александра Козулина, ни Андрея Климова, ни Дмитрия Дашкевича, ни Артура Финкевича.



Еще в начале лета, когда только появилась информация о готовящейся амнистии, много говорили о том, что очередной акт гуманизма со стороны государства по отношению к преступившим закон гражданам готовится специально под политзаключенных. Тогда такую теорию привязывали к скорому вступлению в силу решения Еврокомиссии об отмене для Беларуси торговых преференций. Хотя эти вопросы напрямую друг с другом связаны не были, но в общем контексте белорусско-европейских отношений такой шаг официального Минска в Брюсселе могли и зачесть. Тем более что незадолго до этого были досрочно освобождены Павел Северинец и Николай Статкевич — без должных обоснований, но с ярким подтекстом.

Впрочем, вопрос с амнистией затянулся, преференций Беларусь все же лишили, а политзаключенные с громкими именами продолжали сидеть — кто в тюрьме, как Козулин, а кто под следствием, как Климов. И, вроде как, у власти исчез стимул для их освобождения. Но с другой стороны, проблему политзаключенных на разных уровнях постоянно поднимает Евросоюз — это одно из той самой дюжины требований, выполнение которых должно стать основой для полномасштабного диалога Минска и Брюсселя. Тем более, что белорусские власти в последнее время все чаще посылают Европе обнадеживающие сигналы. Тут и бесконфликтный Европейский марш с речью Милинкевича на сакральной для оппозиции Октябрьской площади, и решение об открытии в Минске представительства Еврокомиссии, и теплый прием докладчика ПАСЕ по Беларуси Андреа Ригони.

Казалось бы, амнистия — удобный и чуть ли не идеальный для власти способ решить, наконец, вопрос с политзаключенными. По официальной версии, такой категории заключенных в нашей стране нет — все сидят по вполне легальным статьям Уголовного кодекса. И освободить их просто так (если нажим со стороны европейской общественности можно охарактеризовать "просто так") — значит признать наличие в формально независимой судебной системе страны политического инструментария. При освобождении же по амнистии с власти, как говорится, взятки гладки. Можно даже еще и бонусов заработать — вот, мол, никакого предвзятого отношения к политическим оппонентам у власти нет, а есть верховенство закона и всеобщее равенство перед ним.

Но таким шансом власти, судя по всему, не воспользуются. Даже Владимир Наумов, глава Министерства внутренних дел, которое и выступило основным разработчиком закона об амнистии, не в курсе, подпадут ли под амнистию Александр Козулин и Андрей Климов. Министр, как он признался журналистам в парламенте, не анализировал ситуацию с лицами, которых оппозиция называет политическими заключенными. "Если они строго подходят под положения закона, то они будут освобождены", — сообщил Владимир Наумов.

А вот бывший адвокат Александра Козулина Игорь Рынкевич положения принятого законопроекта проанализировал и пришел к выводу, что на политзаключенных данная амнистия распространяться не будет.

"У Козулина три дисциплинарных взыскания. И, несмотря на то, что адвокат Козулина Дмитрий Горячко будет обжаловать эти взыскания, Козулин считается злостным нарушителем режима. Поэтому амнистия к нему применена не будет", — считает Игорь Рынкевич.

"Амнистия была применена ранее к Андрею Климову — под нынешнюю амнистию он уже не подпадает. В отношении Дмитрия Дашкевича возбуждено новое уголовное дело, Артур Финкевич получил более двух взысканий и может считаться злостным нарушителем режима. Поэтому вряд ли все они получат какое-то послабление в связи с амнистией", — считает Игорь Рынкевич.

По его мнению, "юристы Администрации президента хорошо поработали над этим законопроектом. Они не допустили никаких лазеек для того, чтобы освободить тех, кого демократическая общественность считает политическими заключенными".

Кстати, 24 октября активисты Белорусской социал-демократической партии (Грамада) проведут в Минске пикет солидарности с Александром Козулиным, приуроченный, кроме прочего, к годовщине 53-дневной голодовки экс-кандидата в президенты.

Сомневается в том, что Александра Козулина освободят и эксперт аналитического центра "Стратегия" Валерий Карбалевич. "В лице Козулина Александр Лукашенко видит серьезного соперника. Не случайно ведь ему дали пять с половиной лет — чтобы он не смог принять участие в следующих президентских выборах", — говорит политолог.

По его мнению, проблема политзаключенных в принципе не связана с амнистией: "Освобождение тех, кто сидит по политическим мотивам — это всегда политическое же решение". Валерий Карбалевич, напомнив историю досрочного освобождения Северинца и Статкевича, полагает, что если бы сейчас ситуация складывалась таким образом, что освобождение политзаключенных было бы выгодно власти, то она могла бы пойти на такой шаг.

Для власти, резюмирует таким образом эксперт, вопрос освобождения политзаключенных — это вопрос политической целесообразности.

Александр ЗАЙЦЕВ
-30%
-10%
-20%
-40%
-15%
-20%
-20%
-5%
-10%