4 сентября Верховный суд Беларуси начинает рассмотрение уголовного дела в отношении агентов польской разведки. Несмотря на то, что факт поимки шпионов со множеством подробностей был озвучен по государственному телевидению, судить агентов будут в закрытом режиме.

О причинах закрытости судебного процесса можно только догадываться. Весьма вероятно, что в процессе рассмотрения дела могут быть озвучены сведения, которые в интересах государственной безопасности не могут быть преданы широкой огласке. Но также не исключено, что процесс сделали закрытым, чтобы избежать лишнего внимания к некоторым, скажем так, "странностям" этого дела, на которые обращали внимание эксперты и специалисты еще сразу после того, как о факте поимки шпионов было объявлено.

Напомним, что о раскрытии сети польской военной разведки в Беларуси заявил 15 июля в интервью телеканалу ОНТ заместитель председателя КГБ Виктор Вегера. По его словам, в агентурную сеть входили четверо военнослужащих белорусской армии и офицер Вооруженных сил России. По данным КГБ, польскую разведку на белорусской территории интересовали военно-стратегические объекты Беларуси и России, размещение и количество средств противовоздушной обороны, в частности, комплексов С-300.

Главой резидентуры, по информации КГБ, был офицер ВВС и войск ПВО Беларуси Владимир Русскин, задержанный на границе в январе 2007 года при попытке перевозки секретных материалов. Майор Вооруженных сил России Юреня явился с повинной в Федеральную службу безопасности, что, как говорят, и послужило началом полномасштабного расследования.

Основой доказательной базы шпионской деятельности агентурной группы стали видеоматериалы оперативных и следственных действий. В отношении всех фигурантов следственным управлением КГБ были возбуждены дела по части 1 статьи 356 Уголовного кодекса (измена государству в форме шпионажа), предусматривающей наказание от 7 до 15 лет лишения свободы.

Во-первых, эксперты обратили внимание на любопытную мотивацию вербовки польскими спецслужбами Владимира Русскина, который, как выходит из его показаний, продал Родину за несколько литров водки. По словам самого шпиона, польские таможенные службы обнаружили у него в багаже алкоголь в количестве, в пять раз превышающем разрешенную к провозу норму. Польская разведка, якобы, предложила закрыть на это глаза, если военнослужащий станет их резидентом в Беларуси.

Во-вторых, экспертов несколько удивил способ передачи секретной информации, которым пользовались польские резиденты. Данные вначале снимались на пленку, затем переводились в цифровой формат и записывались на флэшку, которая помещалась в специально оборудованный в автомобильном огнетушителе тайник и в таком виде перевозилась через границу.

Для чего шпионившим на Польшу военным было так усложнять свою работу, вместо технологий компьютерного века используя инструментарий раннего Джеймса Бонда, остается большой загадкой. К тому же, как считает бывший сотрудник КГБ Беларуси Валерий Костко, "при существующей системе космической разведки все объекты ПВО для заинтересованных лиц — как на ладони. Комплекс С-300 есть за рубежом, его тактико-технические характеристики также известны западным военным и спецслужбам".

По мнению Валерия Костко, "белорусские военнослужащие наверняка попались при совершении каких-то противоправных действий, белорусские спецслужбы просто обязаны и отслеживают подобные ситуации. Но настоящих, "солидных" шпионов надо искать в "подбрюшье" власти, там, где действительно всякое слово секретно".

К тому же, историю с польскими агентами эксперты тесно связывают с состоявшейся буквально через два дня отставкой тогдашнего главы КГБ Степана Сухоренко. Якобы, Сухоренко чувствовал, что кресло под ним зашаталось, а поимка целой резидентурной группы могла отсрочить отставку.

Так ли это было на самом деле или нет — станет известно еще не скоро. Пока можно строить лишь предположения. Но громких шпионских дел в короткой суверенной истории Беларуси было уже немало.

Турецкие шпионы

Одно из них датируется первым президентским годом Александра Лукашенко. Тогда в Беларуси были вычислены турецкие шпионы. Причем, на потомков янычар работали не только традиционно укрывающиеся под дипломатической крышей работники посольства Турции, два из которых были объявлены персонами нон грата, а еще двое получили предупреждения от генерального прокурора, но и наши сограждане. Да не простые. Турецкими агентами были объявлены журналисты, представлявшие государственное агентство "Белинформ" и правительственную газету "Республика". Представители четвертой власти даже признались, что имели "неофициальные контакты" с турецкими дипломатами и регулярно снабжали их сведениями "экономического, политического и военного характера".

В то время президентская власть только утверждалась, отстраненная от руля и ветрил старая номенклатура еще имела какое-то влияние, а государственные институты вынужденно лавировали между интересами нового хозяина и собственными. И в раскрытии агентурной сети многие имели свои интересы. Тогда поговаривали и о том, что вычислив турецких шпионов, Комитет госбезопасности, которым тогда руководил Владимир Егоров, таким образом защищал свои ведомственные интересы, опасаясь, что в процессе перестройки системы власти может многое потерять — и, в первую очередь, свою влиятельность.

Да и просто, турецкие шпионы хорошо вписывались в общую стратегию поиска врагов, осложнявших жизнь новой власти.

Агентов, работающих на иностранные разведки, белорусские чекисты разоблачают достаточно часто — чуть ли не каждый год. К примеру, в феврале 1999 года глава КГБ Владимир Мацкевич, отчитываясь перед президентом, докладывал, что в 1998 году сотрудникам контрразведки удалось разоблачить несколько десятков агентов иностранных спецслужб, 18 из которых были гражданами Беларуси. Правда, ни одного судебного процесса в тот год по шпионским делам так и не состоялось.

Кристофер ЛецНемецкий шпион

Очередной шпионский скандал разгорелся в сентябре 2000 года, когда по подозрению в совершении антигосударственных действий сотрудниками контрразведки КГБ был задержан иностранный гражданин. Его имя, гражданство и род официальной деятельности не раскрывалось — в интересах следствия. Из дошедших до прессы подробностей было известно лишь то, что контрразведчики насобирали на шпиона материалы о его действиях по втягиванию белорусских граждан в деятельность по сбору разведывательной информации, руководству действиями агентов, завербованных иностранной разведкой, снабжению их техническими средствами шпионажа и валютой.

Задержанному было предъявлено обвинение по статье 62 (шпионаж) Уголовного кодекса. Тот факт, что задержанного поместили в следственный изолятор КГБ, по мнению наблюдателей, мог говорить о том, что шпион не являлся иностранным дипломатом. Тогда предполагали, что задержанный мог быть либо неким техническим сотрудником одного из посольств, не имеющим дипломатического иммунитета, либо иностранным бизнесменом.

Чуть позже в Комитете госбезопасности отказ обнародовать информацию о шпионе объяснили пожеланием властей той страны, гражданином которой является задержанный.

Впрочем, то, что настойчиво скрывал КГБ Беларуси, достаточно быстро перестало быть тайной. В декабре того же года американское военное издание Stars and Stripes опубликовало статью, в которой утверждалось, что арестованный белорусским КГБ инкогнито — никто иной, как гражданин Германии Кристофер Лец, преподаватель Центра стратегических исследований Маршалла. Расположенный в Германии Центр стратегических исследований Маршалла (Marshall Centre for Strategic Studies) — это военный колледж, в деятельности которого активное принимают участие США. В колледже проходят трехмесячную подготовку офицеры из бывших стран соцлагеря.

Stars and Stripes писало, что Кристофер Лец был арестован в Москве, куда он якобы поехал в сентябре собирать материалы для своей книги о миротворческих операциях. Источники в Центре Маршалла сообщили изданию, что Лец, бывший офицер польской армии, который в ходе "холодной войны" сбежал на Запад, имел деловые контакты во многих странах Восточной Европы, в том числе в Беларуси и Украине.

Буквально на следующий день после того, как перевод статьи из американского издания появился в белорусской прессе, президент Александр Лукашенко, выступая на открытии первой сессии Совета Республики Национального собрания второго созыва, сообщил, что в последнее время за шпионаж против Беларуси были задержаны три человека — белорус, прибалт и поляк. Все задержанные проходят по разным делам, но интересовались одним и тем же — вопросами обороны и деятельностью Вооруженных сил.

Тогда же Александр Лукашенко раскрыл и секрет полишинеля, рассказав о том, что задержанный в сентябре шпион — гражданин Германии. "Немецкая сторона, — сказал тогда Лукашенко, — очень порядочно себя ведет в этом плане, не отпихивается, что не было, не мы и так далее… Поэтому и с нашей стороны порядочное отношение. Я думаю, что мы сможем разумно урегулировать этот конфликт".

Одним из вариантов урегулирования конфликта мог быть обмен Кристофера Леца на арестованного в США госсекретаря Союза Беларуси и России Павла Бородина. По крайней мере, об этом активно писала западная пресса. Говорил о такой возможности и Александр Лукашенко. Но, в итоге, вариант обмена так и остался на словах.

Дело Кристофера Леца стало первым в современной белорусской истории "шпионским" делом, которое дошло до суда. Его рассмотрение началось в Военном суде 10 июля 2001 года и проходило в закрытом режиме. К этому времени Комитет госбезопасности уже смог обнародовать некоторые подробности задержания Леца — его действительно, как и писало американское издание Stars and Stripes, задержали в Москве сотрудники ФСБ России по просьбе своих белорусских коллег и уже на следующий день этапировали в Минск. Сам обвиняемый не согласился с обвинениями и назвал себя жертвой провокации спецслужб.

Приговор Кристоферу Лецу был объявлен 21 июля — задержанного признали виновным в шпионаже по статье 358 Уголовного кодекса и приговорил к лишению свободы сроком на 7 лет в колонии строгого режима. Впрочем, до сих пор так и неизвестно в пользу какого государства шпионил Лец — Германии или США.

Следует отметить, что приговор в отношении Леца был вынесен достаточно мягкий, ведь могли дать и 15 лет. Возможно, одним из смягчающих вину суд счел то обстоятельство, что в своем последнем слове в суде Кристофер Лец попросил прощения у белорусского народа. Кроме того, суд учел возраст подсудимого на то время (53 года) и состояние его здоровья.

Уже после оглашения приговора бывший в то время руководителем центра информации и общественных связей КГБ Федор Котов рассказал, что деятельность Леца попала в поле зрения белорусской контрразведки практически в самом ее начале, в 1992 году, когда он прибыл в Беларусь. До 1997 года Лец проживал в Беларуси, зарегистрировав на свое имя коммерческую фирму "Лец и К". Затем он покинул Беларусь и периодически приезжал в Россию, где в итоге и был задержан.

Приговоренный к семи годам тюрьмы Кристофер Лец не стал подавать кассационную жалобу, а написал прошение о помиловании. И менее чем через две недели после сентябрьских президентских выборов 2001 года Александр Лукашенко подписал указ о помиловании Леца. В тот же день Лец был передан сотрудникам посольства Германии, которые посадили шпиона на рейс "Люфтганзы" до Франкфурта.

Итальянский шпион

В то время, когда в суде слушалось дело Кристофера Леца, в следственном изоляторе КГБ находился еще один шпион, задержанный 18 апреля 2001 года. Как и в случае с немецким резидентом, чекисты отказывались называть его имя и гражданство. Обвинительная формулировка была стандартной — "занимался вербовкой белорусских граждан и сбором разведывательной информации для использования в ущерб интересам республики".

Любопытно, что незадолго до очередного задержания, белорусское общество вновь было досыта "накормлено" шпионскими блюдами разной степени свежести.

28 февраля 2001 года Белорусское телевидение в выпуске программы "Резонанс" рассказало о деятельности в Беларуси ЦРУ под дипломатическим прикрытием посольства США. В передаче были продемонстрированы кадры оперативных съемок 1996-1998 и 2000 годов. Запечатленные на них дипломаты, по мнению БТ, и были агентами американской разведки. В передаче рассказывалось о том, что дипломаты-разведчики активно участвовали в массовых акциях оппозиции и занимались вербовкой ее молодых активистов. Одним из этих дипломатов был Серж Александров, выдворенный из Беларуси весной 1997 года.

Уделил теме деятельности иностранных разведок в Беларуси и президент страны Александр Лукашенко. Выступая в апреле 2001 года с ежегодным посланием парламенту и народу, Лукашенко заявил, что председатель Комитета госбезопасности Леонид Ерин еженедельно докладывает ему о фактах шпионской деятельности иностранцев, которые пытаются вербовать белорусских граждан. Иностранные спецслужбы, подчеркивал тогда Лукашенко, проявляют в последнее время повышенный интерес к белорусской армии.

Антонио Пиу и Ирина УшакНо вернемся к шпиону, задержанному 18 апреля 2001 года. Им оказался владелец и директор иностранного предприятия "Анирсавида" гражданин Италии Анжело Антонио Пиу (1951 г. р.). Вместе с ним была задержана и гражданка Беларуси Ирина Ушак (1975 г.р.), которую обвинили в выдаче государственной тайны иностранному государству (статья 356, часть 1 УК).

Итальянца и белоруску, по информации КГБ, задержали "в момент получения документов, содержащих сведения военного характера". Судебный процесс над задержанными начался 7 сентября 2001 года в Минском городском суде. Разбирательство вновь проходило в закрытом режиме, на него не были допущены даже родственники итальянского гражданина, специально приехавшие в Беларусь.

Судя по всему, для суда дело оказалось не шибко сложным — обвиняемым вменялся в вину всего один эпизод, к тому же свою вину они признали, в чем раскаялись. И уже 12 сентября был вынесен приговор. Анжело Антонио Пиу был приговорен к четырем годам и шести месяцам лишения свободы в колонии строгого режима (минимальная планка по статье, при этом, — семь лет). Ирина Ушак получила четыре года колонии строгого режима.

Итальянский гражданин, как и чуть ранее его немецкий "коллега", не стал обжаловать приговор, а написал на имя президента Беларуси прошение о помиловании, в котором признал себя виновным, раскаялся в содеянном и попросил прощения у белорусского народа.

Правда, помилования итальянцу пришлось ждать несколько больше, чем Кристоферу Лецу. Указ о помиловании Анжело Антонио Пиу белорусский президент подписал только 3 июля 2002 года. По словам тогдашнего пресс-секретаря главы государства Натальи Петкевич, такое решение президент принял как знак "искреннего стремления Беларуси поддерживать и укреплять дружеские взаимоотношения на международной арене". По словам Петкевич, с просьбой о помиловании Анжело Антонио Пиу к президенту Беларуси обратились президент Италии, правительство Венецианской Республики, председатель чрезвычайной комиссии по защите и развитию прав человека итальянского сената.

А уже 5 июля Анжело Антонио Пиу был освобожден из заключения и депортирован на родину. В интервью журналистам в день отъезда из Беларуси итальянец выразил благодарность Александру Лукашенко за принятое им решение и сообщил о желании вернуться в Беларусь с гуманитарными целями.

Польские шпионы

Казимеж ВитащикСледующий громкий шпионский скандал разразился в апреле 2004 года, когда сотрудники КГБ Беларуси пресекли агентурную акцию польской военной разведки по добыванию секретных сведений, составляющих государственную тайну. По информации КГБ, для достижения своих целей польская спецслужба пыталась привлечь к сотрудничеству офицера Министерства обороны Беларуси, шпионская деятельность с которым осуществлялась разведчиками, действующими под прикрытием посольства Польши в Минске.

Белорусским чекистами было установлено, что агентурные операции осуществлял военный и военно-воздушный атташе польской дипмиссии в Беларуси полковник Казимеж Витащик. 27 апреля он был задержан с поличным в момент получения материалов, составляющих государственную тайну. В КГБ тогда утверждали, что характер сведений, которые пытался получить Витащик, позволяет говорить о том, что спецслужбам удалось "предотвратить нанесение серьезного ущерба безопасности Беларуси".

Казимеж Витащик не был арестован. 29 апреля ему было предложено покинуть Беларусь в течение 24 часов, чем польский дипломат не преминул воспользоваться, выехав с территории нашей страны уже спустя 12 часов. На этом руководство КГБ посчитало инцидент исчерпанным, мол, "дальнейшее обострение отношений не в интересах двух стран".

А вот руководство Польши факт выдворения из Беларуси своего дипломата "принять и понять" не смогло. "В Беларуси произошло событие, которое мы не можем принять и понять. Наш дипломат был задержан с нарушением норм международного права и Венской дипломатической конвенции", — заявил тогда министр иностранных дел Польши Влодзимеж Чимошевич.

Что касается стремления официального Минска не обострять отношения с Польшей, то приложенных для этого усилий белорусским властям явно не хватило. В деятельности польских структур на нашей территории власти упорно искали и находили нездоровые, деструктивные моменты.

Так, в июле 2005 года МИД Беларуси принял решение о прекращении деятельности в стране зарегистрированного в Варшаве Европейского фонда "Диалог". Целью фонда являлось содействие сотрудничеству между научными кругами стран Центральной и Восточной Европы. Основная работа фонда велась на территории Беларуси, России и Украины. "Однако оказалось, что, прикрываясь исключительно научными интересами, фонд фактически был создан в качестве организации прикрытия для ведения разведывательной деятельности на территории государств СНГ", — говорилось в сообщении информационной программы "Панорамы" Белорусского телевидения. Белорусских ученых приглашали в Польшу прочитать лекции и встретиться со своими коллегами, а "потом начиналась вербовка". "Польские псевдоученые за три года работы фонда активно нарабатывали связи с лицами, которые имеют доступ к секретным сведениям и документам", — говорилось в телесообщении.

"Для посольства Польши в нашей стране это не первая подобная неприятная ситуация. Польская разведка не ограничивается созданием разного рода фондов, но и использует в своей шпионской деятельности кадровых офицеров, работающих под дипломатическим прикрытием", — уточняла тогда "Панорама". По данным белорусских телевизионщиков, руководитель "Диалога" Роберт Фокс — бывший кадровый офицер разведки.

Решение о прекращении деятельности в Беларуси фонда "Диалог" аналитики тогда связали с обострившимися отношениями между Минском и Варшавой на фоне выборов нового руководителя Союза поляков в Беларуси. Общественную организацию польского меньшинства фактически огосударствили, отстранив от управления союзом нелояльное к властям руководство во главе с Анжеликой Борис.

Новые обвинения в адрес Польши прозвучали в феврале 2006 года, когда Комитет госбезопасности, опять таки посредством Белорусского телевидения, назвал посольство Польши в нашей стране центром резидентуры иностранных спецслужб, поддерживающих и финансирующих в своих интересах ряд белорусских неправительственных и общественных организаций и гуманитарных фондов.

"Используя дипломатический иммунитет, сотрудники спецслужб осуществляют легальную разведку. Регулярно проводились сбор информации, подготовка источников влияния, иные действия, направленные на вмешательство во внутренние дела Республики Беларусь. Именно за это были досрочно отправлены из Минска польские дипломаты Бучак, Ольборски, Бутько, призванные в соответствии со своим официальным статусом развивать добрососедские отношения между нашими странами", — заявил неназванный представитель КГБ в эфире Белорусского телевидения.

В контексте сотрудничества с польской разведкой были упомянуты фонды развития локальной демократии, имени Стефана Батория, "Диалог", польско-американский фонд Свободы, польско-чешско-словацкий фонд "Солидарность". Сообщалось также о попытках вербовки представителей белорусской молодежи, выезжающей за рубеж.

Белорусская оппозиция и политическая элита Польши связали новые шпионские обвинения в адрес польских дипломатов со скорыми президентскими выборами в Беларуси (19 марта). Незадолго до выборов лидер демократических сил Беларуси Александр Милинкевич встречался с президентом Польши Лехом Качиньским и получил от него полную поддержку.

Накануне президентских выборов, кстати, доблестные белорусские чекисты рассекретили намерения резидентов грузинской (!) разведки, замышлявших в нашей стране демократический переворот. На продемонстрированных по телевидению кадрах оперативной съемки грузинский резидент передавал завербованным белорусам деньги, а также газовый пистолет. При этом грузин и белорусы общались друг с другом на плохом английском. Впрочем, накануне выборов Комитет госбезопасности обильно "пугал" граждан рассказами о пресеченных намерениях отечественных и зарубежных оппонентов власти. Одна история с дохлыми крысами в водопроводной системе Минска чего стоит!

Промышленный шпионаж

Есть в небольшой пока истории борьбы белорусских чекистов с иностранной резидентурой и такие моменты.

Так, в сентябре 2002 года к пяти годам лишения свободы был приговорен бывший государственный инспектор Комитета по ценным бумагам при Совете Министров Евгений Кукушкин. Его обвинили в попытке продажи доступной ему в служебном порядке информации о деятельности нескольких оборонных предприятий Беларуси представителям московской коммерческой фирмы. Информация представляла государственную тайну.

В КГБ тогда рассказали, что для проверки деятельности Кукушкина была разработана специальная операция. Во время ее проведения сотрудники спецслужбы, представившиеся российскими бизнесменами, запросили информацию о деятельности белорусского оборонного предприятия "Пеленг". После того, как было установлено, что Кукушкин действительно торгует секретной информацией, было принято решение о его задержании.

Еще одного промышленного шпиона задержали в сентябре 2006 года на бобруйской "Белшине". По информации КГБ Беларуси, задержанный в течение длительного времени занимался копированием документов, которые представляли коммерческую тайну. При этом права доступа к этим документам он не имел. По данным белорусских чекистов, копии он планировал передать неким заинтересованным лицам. При обыске в рабочем кабинете этого сотрудника оперативники обнаружили 14,5 тысячи долларов.


Алексей ЗОЛОТНИЦКИЙ
{banner_819}{banner_825}
-30%
-44%
-30%
-10%
-10%
-10%
-40%
-27%
-20%
-33%
-10%