Поддержать TUT.BY
Коронавирус: свежие цифры


На исходе января энергетический конфликт не только не перестал расползаться по другим сферам белорусско-российского сотрудничества, поражая по ходу органы Союзного государства, но и начал проникать в глубины народного самосознания и мироощущения. В Беларусь в ближайшее время могут прийти европейские ценности, в первую очередь национализм. Так полагает политолог, автор книги "Объединенная нация: феномен Беларуси" Юрий ШЕВЦОВ.

— Юрий Вячеславович, какой может быть итог нынешнего спора с Россией?

— Как максимум может распасться Союзное государство, то есть высший уровень интеграции с Россией. В его основе лежит много договоров, но смысл в том, что в рамках этого "государства" у нас есть общее экономическое пространство и таможенный союз. Сегодня же мы имеем изъятый из таможенного союза нефтяной блок и соглашения по газу. То есть самые важные для нас энергетические соглашения заключены вне рамок договоренностей по Союзному государству. Практически мы вернулись в двусторонних отношениях на уровень 1995 года, когда Союзного государства еще не было, и теоретически мы можем лишиться его вообще.

— Может ли происходящее сегодня ухудшить отношения между народами?

— К сожалению, может. Россия вышвыривает Беларусь из союза с собою, делая это очень резко и демонстративно. А Беларусь ведь не улетает на другую планету. Это означает, что Беларусь будет искать и уже, судя по всему, находит точки соприкосновения с европейскими странами. В европейских государствах идеология очень резко отличается от того, что мы имеем в России или в рамках Союзного государства. Все европейские страны являются государствами-нациями, всюду национальная идеология является основой. Потому, если Беларусь вышвыривается в Европу, это означает, что после какого-то очень сложного для Беларуси периода можно ожидать, что эти ценности, обычные прежде всего для Восточной Европы, приобретут здесь гораздо большее влияние, нежели сейчас. А это обязательно повлечет за собою нарастание всех тех проблем, которые мы видели в отношениях Украины, Прибалтики, Польши с Россией. Может быть, не в таких резких формах, как у этих стран, но это неизбежно.

— То есть все эти годы политика власти была неверной, и она, по сути, берет на вооружение идеи и риторику оппозиции. И не случайно все эти годы президент Позняка и Шушкевича постоянно вспоминал…

— Нет, это не та же политика. Здесь есть похожие моменты, но это — другое. В конце 80-х— начале 90-х годов, когда у нас было сильное национальное движение, так же, как и в других постсоветских странах, оно было радикальным по своим лозунгам. Тогда еще только-только возникал Европейский союз и значение национализма как мобилизующей идеологии для общества было очень важно. Сейчас уже необходимости в такой радикальной форме национализма нет. Поэтому та форма европейских ценностей, которая у нас может сейчас распространиться, как мне кажется, будет носить скорее панъевропейский характер. То есть характер ориентации на Европу, а национальный компонент будет вторым по значению.

— Однако сопротивление московскому империализму будет?

— Ну, в общем, да. Но тогда, в начале 90-х, это сопротивление, если помните, у нас на словах, а у соседей на деле принимало брутальные формы. Сейчас же это себе сложно представить, потому что существует механизм обеспечения безопасности всех стран в нашем регионе, опирающийся на сильные структуры Европейского союза, НАТО, какие-то межгосударственные соглашения. Кроме того, сейчас у нас отстроены сильные институты государства. Тогда же государство было фактически разрушено.

— То есть в этот раз без истерии и "сажания на чемоданы"…

— В этом нет необходимости. Но в том, что европейские ценности, которые, пусть и в умеренной форме, у нас сейчас будут распространяться, усилят раскол уже не только между государствами, но и между обществами России и Беларуси, я уверен.

Сергей Иванов
-80%
-15%
-40%
-25%
-10%
-25%
-20%
-20%