фотоЗападная стратегия свержения авторитарного и кровавого режима в Беларуси заключается примерно в следующем: 'Встречайтесь, давайте оппозиции деньги, встречайтесь еще, давайте больше денег'.

Нужно быть большим оптимистом, чтобы считать, что это работает. Возможно, фотография с президентом Бушем в кулуарах саммита НАТО, состоявшегося в ноябре в Риге, укрепила боевой дух Александра Милинкевича и Михаила Маринича, двух наиболее известных лидеров оппозиции. Акции протеста в поддержку еще одного важного представителя оппозиции Александра Козулина, только что прекратившего голодовку, были воодушевляющими. Но они не свергли режим. Сегодня главный вопрос заключается в том, как наилучшим образом использовать рост противоречий между белорусским лидером Александром Лукашенко и его российским коллегой Владимиром Путиным.

Одним из парадоксальных результатов 12-ленего эксцентрчного правления Лукашенко стало укрепление белорусской национальной идентичности. Возможна, эта идентичность извращенна и ретроградна и порой имеет сильный советский оттенок, но она есть, и в Беларуси более не поддерживают планы объединения с Россией. Это создает потенциал для реального раскола.

Торговая война уже идет. Россия предлагает Беларуси передать более половины национальной газовой инфраструктуры российским компаниям, близким к Кремлю, иначе Россия удвоит цену на газ для Белоруссии. Вероятно, в следующем году Россия потребует передать ей остальную часть белорусской системы. Недавно Россия начала блокировать импорт белорусского сахара. Всегда бывший непрочным шатер Союза России и Беларуси, под которым две страны собирались жить в равном браке, насколько истрепан, что, кажется, не подлежит восстановлению.

Нынешняя абсурдная система, при которой Россия и Беларусь участвуют в зоне свободной торговли без свободной торговли и имеют наднациональные органы власти без власти, нежизнеспособна. Россия больше не хочет субсидировать своего отсталого соседа. Но она не хочет - по крайней мере, сейчас - иметь проблемы со свержением режима и поглощением Беларуси.

Поскольку отношения с Россией превращаются из прохладных в ледяные, режим Лукашенко отчаянно ищет новых друзей в лице Ирана, Азербайджана, Китая - любого, кто может защитить от холодного ветра, дующего из Кремля. Белоруссия даже закидывает удочки на Запад, хотя довольно неуклюже.

Пока Запад непреклонен. Он не слишком часто думает о Беларуси. А думая, желает изолировать режим, а не дружить с ним.

Но на неофициальном уровне говорят о новом подходе, называя его 'более хитроумным' и 'более реалистичным': Запад должен перестать пытаться изолировать Лукашенко и предложить ему вместо этого сделку.

В самой циничной форме это означало бы оставить Лукашенко у власти, но в качестве союзника Запада, а не Кремля, создав своего рода Азербайджан на восточном рубеже Европы. Чуть более пристойный вариант для Запада - предложить Лукашенко неприкосновенность и почетную отставку в обмен на мирную передачу власти и переход к демократии. Третий вариант - оставить политические отношения замороженными, по крайней мере, пока, но стараться развивать торговлю, инвестиции и культурные связи.

Как предательство контакты Запада с Лукашенко воспримет белорусская оппозиция, нравственное превосходство которой очевидно. Это хорошие люди, которых били и сажали в тюрьму, которые потеряли своих родных и близких. По сути, Запад скажет им: 'Прости, брат. С точки зрения геополитики грех не воспользоваться таким шансом'.

Есть и еще одна проблема. Капризного и скользкого Лукашенко нельзя считать надежным партнером.

На данный момент кажется благородным отвечать отказом на стремление Лукашенко к сближению. Возможно, это правильно. Но события в Беларуси развиваются крайне динамично. Вскоре может наступить такой момент, когда отстраненное наблюдение покажется худшим, а не лучшим из возможных вариантов.
-10%
-10%
-15%
-15%
-20%
-10%
-10%
-45%
-10%
-40%