В рукопожатии президентов России и Беларуси оказались замешаны третьи лица. Фото: Дмитрий Азаров / КоммерсантъВчера в Санкт-Петербурге президент России Владимир Путин встретился с президентом Белоруссии Александром Лукашенко и поговорил с ним о судьбах Родины. С некоторых пор, считает специальный корреспондент Ъ АНДРЕЙ Ъ-КОЛЕСНИКОВ, Родина у этих двух людей одна, пусть и виртуальная, - Союзное государство Белоруссии и России.

Президент Белоруссии Александр Лукашенко, войдя в кабинет Константиновского дворца, где его ждал Владимир Путин, вместо того чтобы пойти навстречу президенту России, уже протянувшему ему руку дружбы, неожиданно увлекся стоявшим в сторонке, у стенки помощником российского президента господином Приходько. То есть руку господину Лукашенко протянул господин Путин, а пожал ее президент Белоруссии господину Приходько. Это было оригинально. Не с этого в такой день следовало, похоже, начинать союзнические отношения.

Господин Путин, впрочем, терпеливо дождался своей очереди на рукопожатие с белорусским президентом. Он на удивление легко пережил это событие в своей жизни. Господин Путин поздравил президента Белоруссии с ростом экономики его страны на 9,3% за год при инфляции в 8% (ответного поздравления господин Лукашенко при всем желании произнести бы не смог). Президент Белоруссии сказал, что экономика страны и в самом деле начала работать (до сих пор она, выходит, отдыхала, набираясь сил, и господин Лукашенко предпочитал никогда не акцентировать на этом внимания).

- Хотя проблемы есть, я вам о них потом расскажу, - произнес господин Лукашенко.

О росте ВВП и снижении инфляции в этом кабинете говорили при журналистах, а о проблемах рассказывали друг другу потом.

Беседа один на один продолжалась не больше получаса. Господа Лукашенко и Путин перешли в соседний зал - к членам Госсовета союзного государства.

В Госсовете состоят несколько высокопоставленных россиян: председатель правительства Михаил Фрадков, глава администрации президента России Сергей Собянин, председатель Совета федерации Сергей Миронов, спикер Госдумы Борис Грызлов… Все они в этот день зачем-то тоже приехали в Константиновский дворец. Хотелось бы, конечно, понять зачем - раз уж и мы сюда приехали.
Господин Лукашенко, выступая на расширенном заседании Госсовета, припомнил, что в этом году исполняется десять лет интеграционным процессам, связывающим Россию и Белоруссию. И вот наконец, с нескрываемым оптимизмом заявил господин Лукашенко, эти процессы приобрели необратимый характер. Еще столько же лет - и они, кажется, начнут набирать силу.

К несомненным достижениям союзного государства в течение отчетного десятилетнего периода господин Лукашенко отнес то обстоятельство, что Россия и Белоруссия ежегодно утверждают его бюджет, а также то, что этот бюджет за последние несколько лет увеличился уже в пять раз.

- Союз не ограничивается экономикой! - заявил господин Лукашенко.- Мы стратегические партнеры.
На самом деле союз Белоруссии и России ограничивается именно последним соображением. Господин Лукашенко отказывается ограничиваться экономикой. Российский рубль, как и раньше, не устраивает его в качестве единой валюты союзного государства. По этой причине до сих пор не подписан (и вряд ли будет подписан) конституционный акт союзного государства, хотя господин Лукашенко не забывает напоминать о том, что на эту тему постоянно идут продуктивные переговоры.

Между тем из источников в российской делегации мне стало известно, что российские переговорщики, не добившись никаких успехов на этом направлении и вчера, намерены в ближайшее время активировать свое главное оружие - цены на газ. Господа Лукашенко и Путин совсем недавно, кажется, договорились, что эти цены остаются для Белоруссии рекордно низкими: она будет покупать российский газ по $46 за 1000 куб. м. Взамен белорусы должны были наконец решить вопрос о том, сколько стоит "Белтрансгаз", контрольный пакет которого Минск формально уже отдал России. Но и эти переговоры уже несколько лет являются продуктивными и не более.

И теперь российские переговорщики бряцают единственным оружием, которое есть сейчас в их распоряжении. До сих пор оно действовало безотказно, и они, очевидно, не видят причин не пользоваться им снова и снова.

Самые волнующие подробности выяснились, как обычно, в антракте. Я спросил госсекретаря союзного государства Павла Бородина, какой у этого государства бюджет.

- Два миллиарда, - пренебрежительно махнул рукой господин Бородин. - Рублей или долларов? - Конечно, рублей, - хмыкнул он.- В свое время у меня был бюджет в два миллиарда долларов.

- Это когда вы были управделами президента России? - уточнил я. - Конечно, - подтвердил он. - Ну теперь-то этот бюджет еще больше стал, - предположил я. - Меньше в пять раз, - со странным торжеством выпалил Павел Бородин.- Конечно, меньше! Да не в бюджете дело! Не принимают белорусы конституционный акт! Ну не хотят! В конституции США семь пунктов. В конституции союзного государства - 68! А нужны три! Во-первых, козе понятно, нужен парламент…

Еще нужны, как я понял, президент и вице-президент. На этом можно было бы остановиться. Но Павел Бородин все говорил и говорил. Коллеги из числа членов российской делегации делали вялые попытки отвлечь его от общения с журналистами, но теперь это были сиамские близнецы. Правда, Павел Бородин, обратив все же внимание на нервное поведение коллег, лихорадочно искал плюсы в существовании союзного государства. И вот уже в его речи мелькали "250-300 тысяч работающих людей, которые заняты благодаря союзному бюджету - косвенно, конечно…".

Только из чувства милосердия я отошел к министру финансов Алексею Кудрину. Он не был расположен отвечать на вопросы в той же степени, что и господин Бородин.

- Я уезжаю, - сказал он.- Тороплюсь. - Что, в Давос все-таки решили махнуть? - переполошился я. - Да нет, - вздохнул он.- Во Францию позвали. И все-таки господин Кудрин рассказал то, чего вряд ли можно было дождаться от Павла Бородина. Переговоры о единой валюте и в самом деле окончательно зашли в тупик. Белорусские переговорщики оценивают прямой ущерб от введения единой валюты для Белоруссии в $1,8 млрд. Они хотят, чтобы Россия ежегодно безвозмездно перечисляла им эту убедительную сумму.

Господин Кудрин объяснял, что белорусам предлагали эти деньги хотя бы в качестве кредитов, но их это как-то не заинтересовало.

Через несколько минут в зале для пресс-конференций появились Александр Лукашенко и Владимир Путин. Господин Путин сообщил, что его вдохновили итоги переговоров. И немудрено. Ведь учреждена премия Союзного государства по литературе и искусству.

Александр Лукашенко больше всего был рад тому, что россияне и белорусы больше не чувствуют себя иностранцами на территории друг друга.

В самом деле, было подписано соглашение "Об обеспечении равных прав граждан Российской Федерации и Республики Беларусь на свободу передвижения, выбор места пребывания и жительства на территориях государств-участников союзного государства". В соответствии с ним граждане России и Белоруссии 30 дней могут без регистрации жить у соседей.

То есть они и в самом деле могут больше не чувствовать себя иностранцами - в течение целого месяца.

АНДРЕЙ Ъ-КОЛЕСНИКОВ

-10%
-50%
-50%
-17%
-21%
-10%
-50%
-85%