фото1 апреля в ходе посещения 28-й базы хранения вооружения и техники президент Беларуси Александр Лукашенко ответил на вопросы представителей белорусских и зарубежных средств массовой информации. Об этом БЕЛТА сообщили в пресс-службе главы государства.

- Сегодня для Беларуси не существует прямой военной угрозы. Но вместе с тем проводится столь масштабное учение по проверке боевой готовности. С чем это связано?

 - Это трудно назвать просто учением. Мы проводим его по законам и методике военного времени. А связано это только с тем, что у нас в стране есть армия, Вооруженные силы. Хочу подчеркнуть: мы разные учения проводили. Журналисты всегда присутствовали на их заключительных этапах. А то, что было до того, - как поднимались по тревоге и выдвигались в районы части, как техника готовилась, как отрабатывались иные вопросы - этого не видели. Да и такого масштабного учения, по такой методике мы ни разу не проводили - ни в нашей белорусской армии, ни в советские времена. Мы объявили полную боевую готовность некоторым частям - так как это будет перед войной, накануне конфликта: объявляется мобилизация, через военкоматы призывается приписной состав - то есть люди, которые находятся в резерве, из народного хозяйства поступает техника. К концу дня часть будет полностью укомплектована личным составом. Через пару дней она закончит готовить технику, еще через пару дней - будет переброшена в район сосредоточения, пройдут боевое слаживание и стрельбы. То, что мы делаем сейчас, - это то, что мы будем делать за 3-4 месяца до конфликта, в случае угрозы нашему государству. Это - заблаговременная подготовка. Мы проверяем, как на самом деле, в реальных условиях функционирует наша военная машина. Задействованы все: от местных органов власти до министра обороны и правительства. Каждый занимается своим делом. Мы не для показухи, а реально проверяем, как будет действовать военная организация нашего государства.

Важный элемент - полная неожиданность для всех. Это было мое решение. Я отдал распоряжение трем людям, которые выехали и обеспечили каждый на своем месте контроль выполнения моей команды.

Предварительно могу сказать: я ожидал таких результатов. Они в принципе неплохие, если исходить из того, что мы это делаем впервые. Техника десятилетиями стояла на случай войны. Мы ее всю "встряхнули", "встряхнули" личный состав, офицеров запаса, да и действующих офицеров. И так будем делать постоянно для того, чтобы мы были уверенными, что у нас есть армия, которая готова выполнить любую задачу по обороне нашего государства.

- Как вы оцениваете ход и результаты военной реформы? Каковы здесь перспективы?

 - Что касается военной реформы, основные цели мы наметили. Не будем о них подробно говорить, вы их прекрасно знаете. Это, прежде всего, оптимизация, рационализация армии. Организационную реформу армии мы провели. Сейчас главная задача - оснащение войск новейшими видами техники и вооружения. Вот что для меня самое главное, что меня больше всего волнует.

Прежде всего, речь идет о войсках ВВС и ПВО - они самые "дорогостоящие". Может быть, не так быстро модернизируем эти части, но обязательно завершим эту работу в ближайшие годы. Однако и сейчас мы в состоянии обеспечить оборону государства.

На последнем заседании Совета безопасности мы приняли ряд решений, все расписали - от автомобиля до комплекса С-300: что и где нам надо отремонтировать, модернизировать. Все остальное, в принципе, сделано.

Но появляются и новые вопросы. Министр обороны, глава Администрации президента, государственный секретарь Совета Безопасности доложили, что у нас в ходе этого военного учения выявились определенные проблемы, которых мы раньше не видели. И эти проблемы мы тоже будем решать.

Мы будем чаще призывать из запаса для подготовки специалистов: механиков-водителей, наводчиков, командиров - через год или может каждый год. И - никакой показухи.

Мы правильно сделали, что не стали передавать военкоматы местным органам власти. Сегодня убедились: если бы я на это пошел, то мы бы, наверное, долго развертывали эту часть.

Военные должны быть у министра обороны в одном кулаке, и он должен от начала до конца выполнять руководящие функции. И все - и гражданская власть, и армия - работают на одну цель. Добиться этого - дорогого стоит.

Вот почему Запад сегодня критикует меня, говорит: диктатура, тоталитаризм, сосредоточено все в одних руках. А если бы у нас было так, как в начале 90-х, что бы мы получили? А сегодня так: задача поставлена, и все на эту задачу работают - и гражданские организации, и руководители органов власти, и частные структуры - никто не отказывается. В этом и суть государства, чтобы было единство, тем более в условиях, когда известно о тех угрозах, которые для нас существуют. На это и была нацелена реформа - иметь армию боеспособную, компактную, по численности оптимальную.

- Сегодня ситуация сложилась таким образом, что Беларусь соседствует с НАТО. Как осуществляется взаимодействие с этой структурой, и как оно будет развиваться дальше?

- Нам Господь дал еще одного мощного соседа - блок НАТО. Соседей, как говорится, не выбирают. Мы не только реализуем программу "Партнерство ради мира". Наши военные встречаются с зарубежными специалистами, обмениваются информацией, мы их приглашаем к себе и бываем у них. Наша политика транспарентна, прозрачна, мы ничего не прячем, приглашаем на учения - пожалуйста, приезжайте. Этого же мы ждем и от наших партнеров из блока НАТО.

Но мы всегда перед ними ставим конкретные вопросы, некоторые из которых являются для натовцев "неудобными". Если мы не собираемся смотреть друг на друга через прицелы, то зачем это военное усиление на наших границах? Зачем появляются вдоль территории нашей страны разного рода разведточки, летают "АВАКСы"? Зачем создавать военно-морскую базу в Прибалтике? Зачем в принципе расширение НАТО, если мы собираемся жить мирно и дружить? В свою очередь, мы готовы отвечать на их вопросы, если они у них есть.

Мы ничего не прячем. И коль у нас есть армия, то порох нужно держать сухим. Сотрудничество с НАТО есть, но мы не хотим, чтобы это была дорога с односторонним движением. Вот что самое главное.

- На пространстве СНГ сегодня прокатились цепной реакцией "цветные революции". В этой связи - каким вы видите будущее интеграционных образований на просторах СНГ с точки зрения геополитики?

 - Что касается вопросов этих "цветных" революций в геополитическом плане, мы можем много говорить, но я скажу о главном. Мы уже и так дожились до того, что у нас мир стал не просто однополярным, а мир как будто состоит из одной Америки, Соединенных Штатов Америки. Это даже больше чем однополярность. И Китай, и россияне, и мы - многие говорят о том, что мир должен быть многополярным. К сожалению, в этом направлении мир еще не движется. Движется в обратном направлении - усилении этой однополярности. Это опасно. Я всегда говорю, что если система опирается на одну точку, она долго существовать не может. Она должна иметь дополнительную опору или рухнет. Третьего не дано. Поэтому я не то что бы пессимистично, но очень критично настроен по отношению к тому, что происходит сегодня в мире.

Что касается "оранжевых" революций, я бы посоветовал взглянуть на это с другой стороны и задать самим себе вопрос: а что можно было ожидать от Грузии и Кыргызстана? Что вы ожидали от Грузии Шеварднадзе и от Кыргызстана Аскара Акаева? Я ничего не хочу сказать о них плохого, это мои коллеги. Но посмотрите, что получилось в этих государствах.

Украина - другой случай, но там же не было монолита власти. И посмотрите, какой фон, особенно в Грузии и Кыргызстане, - это материальное состояние людей. Скажите, ну как можно жить при реальных ценах, получая 7 долларов?

7 долларов - это полный развал экономики. Люди не знали, как посеять, как убрать, как свою семью прокормить. Что же хотеть на этом фоне? Вот в чем главная причина, вот в чем слабость власти. Ситуация в Беларуси совершенно другая - и обстановка в стране другая, и власть совершенно другая.

Но в геополитическом плане, конечно, обстановка тяжелая. И надо сказать, что тот, кто сегодня захлебывается от радости от этого процесса, который пошел вокруг России, тот еще пожинать будет его негативные плоды. Когда-то будет обратный эффект - и американцы, и те, кто подстегивают эти процессы, они будут пожинать эти плоды. Посмотрите на ситуацию с терроризмом. Все думали, что террор - это где-то там, в Азии, в Афганистане и так далее. Оказывается, нет. И в благополучной Испании, и в Германии проблем хватает, и во Франции, не говоря уже о других государствах. Мир ведь очень тесен и взаимосвязан.

Я четко и однозначно говорю - в Беларуси революций не будет. Лукашенко можно свергнуть. Но только на выборах. В 2006 году придете с народом на выборы и свергайте Лукашенко, я соглашусь. Но только таким образом. Для цивилизованной страны то, что произошло - это даже не революция, это разбой, это бандитизм. Никакая это не революция. Революция - более цивилизованная форма, а это - обычный разбой.

Мы в состоянии удержать власть в нашей стране. И не силовым образом. У нас разумные люди.

- Как вы считаете, "цветные революции" в странах СНГ, ситуация в Молдове - не являются ли они знаком для Беларуси - мол, "сдайте" Россию, измените свой внешнеполитический курс. На ваш взгляд, целесообразно ли так поступать в данной ситуации?

 - Я не представляю, как можно в Беларуси изменить внешнеполитический курс. Ведь мы во внешней политике определили для себя многовекторность. И мы не отгораживаемся от Запада. Во внешней политике у нас действуют разные векторы. Беларусь, ее внешняя политика, дипломатия там, где наши интересы. Соседи? Их не выбирают. Мы с ними должны поддерживать добрые отношения. Запад? Мы с ним торгуем сегодня, и рост товарооборота значителен, сальдо для нас положительное. Почему мы не должны сотрудничать с Западом?

Но у нас есть свои интересы и мы не терпим, когда нас постоянно понукают, когда нас начинают дергать, подталкивать к тем или иным решениям, когда нас просто оскорбляют. Вы видели доклад этого Северина. Тут - ходил, улыбался. Как только уехал отсюда - под диктовку определенных политиков начал читать доклады. И чтобы мы спокойно на это смотрели?

Или когда в Литве собирают так называемую "оппозицию" на шабаш. Или американцы вызвали к себе группу политиков и определяют, как свергнуть Лукашенко и кого поставить на его место. Мы, конечно, не можем на это не реагировать. Но мы спокойно к этому относимся. Ну, хочется им поговорить на эту тему, пусть разговаривают. Мы примем адекватные меры в нужный момент. Чего сейчас пылить и кричать? Вы же видите, что происходит. Я к этому отношусь спокойно - к "оранжевым" революциям и другим проблемам и вопросам. Да, мы готовы к сотрудничеству и на западном направлении. Но, определяя внешнюю политику, мы, не скрывая, говорим о том, что в силу исторических причин на Востоке, в России, Украине и других государствах - именно там наши люди, с которыми мы десятилетиями и веками жили в одном государстве, вместе делили и радости, и невзгоды. Это же не я придумал - так исторически сложилось. Как историк я это понимаю. И не хочу идти вопреки этому.

Наша экономика наполовину сегодня завязана на Восток, на Россию. И мы всегда говорили, что приоритеты нашей внешней политики - это братская Россия. Даже не то что братская - это именно наша Россия. Как для них Беларусь - их земля, так и для белорусов: Россия - своя. Москва нам не чужая. Питер нам не чужой. Россия нам не чужая. Это наша страна. Я об этом прямо и откровенно говорю, как бы кому-то это не нравилось.

Даже если бы я по-иному думал, я все равно проводил бы такую политику, потому что эта политика исходит от народа, а не только от меня. Нам ни в коем случае нельзя разрывать наши тесные отношения с Российской Федерацией. Наоборот - мы будем их усиливать. Предстоящие переговоры с Путиным будут именно в этом ключе проходить. Как улучшить наши отношения, как усилить, как нам придти к такой системе сотрудничества, чтобы уже потом никто не мог разорвать наши отношения.

Что слагает нашу внешнюю политику: разновекторность - соседей уважаем, Запад. Пожалуйста, американцы, приезжайте, будем сотрудничать. Россияне - это святое. Украинцы - это святое. Так как тут поменяешь внешнюю политику? Все отбросить и пойти на Запад? Или все бросить и пойти в обратном направлении? Это будет неправильно, вы тоже, наверное, не согласитесь с этим. Мы свою внешнюю политику выстрадали. Еще тогда, в 90-х, когда я стал Президентом, мы не понимали всего этого и шли очень осторожно, как по тонкому льду, чтобы не провалиться. А сегодня, спустя 10 лет, мы поняли, в каком направлении движется мир, как ведут себя соседи, как ведет себя Россия, Запад, американцы, и четко понимаем, как в этой ситуации действовать.

Думаю, что с векторами внешней политики мы не ошиблись. А дальше будем в зависимости от жизни, аккуратно, "вручную" корректировать наши поступки и направления наших действий. Поэтому я не думаю, что нам надо сейчас в связи с этими "цветными" революциями что-то переиначивать. Ни в коем случае. Это выеденного яйца не стоит.

- Не кажется ли вам, что ситуация с Кыргызстаном в определенной степени стала проверкой на жизнеспособность Организации Договора о коллективной безопасности? И способны ли государства, входящие в Договор, оперативно реагировать на подобного рода чрезвычайные ситуации, возникающие в одной из стран-участниц ОДКБ?

 - Печально, когда одна из стран ОДКБ подвергается такой атаке и разрушению. Когда в принципе свергают нашего коллегу, а мы делаем вид, что ничего не происходит. Вы понимаете, что каждая страна в этой организации играет свою роль. Мы ждали определенной реакции от других государств. Ее, как вы видели, не последовало, если не сказать больше.

Что касается судьбы СНГ - мы тоже в ожидании. Я об этом много говорил, когда встречался с министрами иностранных дел стран СНГ. Мы в ожидании: каким путем пойдет СНГ? Что касается Единого экономического пространства, напомню, что Украина и так занимала там особую позицию. Шло торможение с ее стороны. Не думаю, что в будущем мы будем иметь в этом плане подвижки.

Да и Казахстан после того, как Россия решила сама, в одиночку, идти в ВТО, поступает соответствующим образом. Я понимаю Назарбаева в этом плане. Мы тоже критически относимся к ситуации: если мы вместе, то давайте вырабатывать в рамках Таможенного союза или Единого экономического пространства единую позицию, двигаться в ВТО вместе. А если нет, если уже новые веяния - то каждый идет своим путем, своей дорогой. А уж потом будем выстраивать отношения. Проходит время, и позиции меняются. То есть сейчас - излом, очень опасный момент. Каким путем мы будем дальше действовать, конечно, во многом зависит от России. Она должна сыграть, наконец, консолидирующую роль. Я думаю, что мы с Владимиром Владимировичем эту проблему обсудим через несколько дней в Сочи. Мы готовы действовать в этом направлении вместе с Российской Федерацией, Казахстаном, который еще не уходит далеко и готов в этом направлении действовать. Думаю, все вместе мы и Украину могли бы держать в поле зрения. Она, конечно, определила свой путь, но это не мешает интеграционному сотрудничеству. Вся ее экономика на Восток завязана - на Беларусь, Россию, Казахстан. Зачем Украине рубить сук, на котором сидит?

Нужна определенная инициатива. Пока ее нет. Какая-то растерянность во всех интеграционных структурах. Излом. Думаю, что будет попытка что-то изменить 8 мая - когда в Москве пройдут консультации глав государств СНГ. Затем в Казани будет обсуждение. О многом будет сказано. Что касается ЕЭП, то в апреле пройдет заседание Группы высокого уровня и тоже кое-что прояснится. Но что касается Беларуси, то мы ни в коем случае не будем отходить от интеграционных процессов. Мы готовы и чем-то пожертвовать ради того, чтобы сохранить единство и интеграцию на постсоветском пространстве.

- 2 апреля отмечается День единения народов Беларуси и России. Какова Ваша оценка интеграционных процессов в рамках Союзного государства? Есть ли необходимость поменять философию этого союза? Какие вопросы предполагается обсудить на встрече с Владимиром Путиным?

- Философию наших отношений с Россией не надо менять. Философия нормальная. Но нужен импульс. У нас в сфере экономики отношения развиваются неплохо. Хотя с переходом на новый принцип взимания НДС в торговле с Россией были некоторые перепады, но мы их, думаю, полностью преодолеем в течение полугода. Но если в экономике у нас с Россией нормально развивается сотрудничество, то нужны дополнительные импульсы в строительстве нашего Союзного государства. А философию наших отношений, повторяю, менять не надо. Она выработана жизнью, складывалась годами и веками. Философия - правильная, направления действий и векторы избраны тоже правильно. Для того мы и встречаемся с президентом России, чтобы придать дополнительные импульсы и дать сигналы нашим народам, обществу - и в Беларуси, и в России - в каком направлении мы будем двигаться дальше.

Что касается круга обсуждаемых вопросов, то рановато еще говорить об этом. После переговоров министров иностранных дел Мартынова и Лаврова в Москве и в Минске уже очерчены направления, по которым мы будем вести диалог. И сегодня-завтра будет окончательно сформирован блок вопросов, по которым мы будем вести переговоры.

Подготовка к этой встрече была серьезная как никогда. Министерства иностранных дел, правительства занимаются этими проблемами и вопросами. Есть вопросы сложные, но мы будем их обсуждать только в позитивном ключе, не упрекая друг друга. И будем обсуждать вопросы только те, которые требуют внимания президентов. То, что касается министерств и ведомств - это они будут решать сами. Если нужно, мы подстегнем их и порекомендуем действовать более быстрыми темпами.

Если все же говорить в общем, то обсуждены будут вопросы союзного строительства. Конституционный акт и единая валюта - не исключено, что мы будем обсуждать и эти проблемы, мы от них никуда не уйдем.

Мы будем обсуждать ситуацию в экономике после введения налога на добавленную стоимость по стране назначения.

Большую часть времени посвятим сотрудничеству в области безопасности, в том числе и военной. Так совпало, что эти учения идут в Беларуси, а в ближайшее время Российская Федерация будет участвовать в еще более масштабных учениях на территории двух стран. У нас ведь общая военная группировка - России и Беларуси.

Думаю, что мы обсудим ряд проблем, связанных со строительством второй нитки газопровода "Ямал - Европа". По крайней мере, Россия сейчас особенно высказывает заинтересованность в строительстве трех насосных станций на территории Беларуси и этой газотранспортной нитки. Пожалуйста, мы всегда "за". Сегодня есть заинтересованность "Газпрома", и мы это обсудим. Мы готовы предоставить гарантии и откликнуться на те просьбы, которые Россия излагает по строительству газопроводов, по поводу поставок, переработки и продажи нефти на совместных рынках.

Еще блок вопросов, который назрел, - это равные права наших граждан: пенсионное обеспечение, налогообложение, здравоохранение, образование. То есть целый блок гуманитарных вопросов.

Но главное - это безопасность, вопросы стратегии, будущего.
-21%
-10%
-40%
-25%
-20%
-20%
-20%
-15%
-20%