/ /

На прошлой неделе в редакцию TUT.BY позвонил депутат Валерий Бороденя. Он покритиковал нас, что мы больше пишем о том, как собирает подписи оппозиция, но уделяем мало внимания кандидатам от власти. Депутат, который хочет попасть в парламент на новый срок, пригласил нас пройтись по квартирам избирателей его Васнецовского округа в Минске, посмотреть, как идет сбор подписей за власть. «Вот увидите, агрессии и апатии меньше, чем четыре года назад», — сказал Бороденя, и мы не смогли удержаться.

Фото: Евгений Ерчак, TUT.BY

Депутат и его команда уже собрали больше 2 тысяч подписей при необходимой для регистрации тысяче. Но продолжают ходить по квартирам для большей узнаваемости кандидата. Бороденя избегает слова «агитация»; постоянно напоминает и нам, и тем жильцам, кто хочет почитать его программу, что агитировать до регистрации нельзя — могут снять с выборов.

— Я собираю для того же, что и мой оппонент Ярослав Журик, который уже написал на своем плакате «Есть тысяча».

TUT.BY уже писал про пикет Журика, 25-летнего активиста «Говори правду». Депутат о своем конкуренте отзывается уважительно, обещает не пропускать дебатов с ним. На их округе есть еще два претендента — коммунист, директор школы Денис Гордиюк и беспартийный самовыдвиженец Евгений Георгиев. Но только Журик и Бороденя, по словам последнего, ведут заметный сбор подписей.

— Но на него распространяется выражение: «Если ты в 18 лет не был революционером, а в 40 — консерватором, то ты дурак». Он еще на стадии революционера, а я уже консерватор.

Собирать подписи депутат, в прошлом декан БГЭУ, пришел со студентами этого вуза. Спрашиваем у них, зачем пришли. «Шантаж», — отвечает со смехом за молодых людей Валерий Бороденя.

Фото: Евгений Ерчак, TUT.BY

Настя, которая, как и остальные, переходит на третий курс, говорит, что им интересно, потому что они будущие политологи.

— Как только появилась такая возможность быть группой поддержки депутата, мы сразу согласились. Нам сказали, что выбирают пять человек, если будет больше — придется пройти отбор. В итоге согласились только мы, но нисколько не жалеем — опыт общения с людьми.

— Хоть и утомительно: они еще в первой половине дня практику проходят во Фрунзенском исполкоме, — добавляет депутат.

— На самом деле это вообще не практика, — берет назад слово Настя. — Вот то, что мы проходим вечером, вот это практика.

Из четверых трое, кроме Насти, входят в БРСМ. Все говорят, и, кажется, искренне, что пришли сюда безо всякого давления.

Фото: Евгений Ерчак, TUT.BY

Выдвигаемся в народ. Подъезды с кодовыми замками приходится пропускать, в домофон звонит сам депутат.

— Я зато им показал (показывает на студентов. — Прим. TUT.BY), как подъезды вскрывать в каждом доме (смеется). Если есть дети рядом, можно вскрыть любой подъезд.

В первых подъездах пятиэтажек, куда мы входим, почти нет людей. На часах 18.30, а перед депутатом открываются 2−3 квартиры из 15 в подъезде. Да и те, кто открывает, особенно если им меньше 40 лет, снимают жилье здесь и почти всегда оказываются прописанными не в этом округе.

Первые жильцы, которые соглашаются пообщаться с депутатом, недовольны своей жизнью. Валентина Николаевна спрашивает, что Бороденя сделал за свой первый срок в парламенте. Он говорит, что добился ремонта лестницы в соседней школе.

— Хорошо, я подпишусь, но, боже мой, здесь такой беспорядок творится. Никто не убирает в подъезде. Посмотрите, сколько не моют окна.

— Я каждый первый понедельник месяца веду прием в 139-й школе с 5 до 9 вечера, — говорит депутат. Эту фразу сегодня услышат еще десятки людей.

Дальше снова пустые квартиры. Бороденя шутит, что из-за жары люди предпочитают не возвращаться.

Большинство жалоб в этом районе на систему ЖКХ, говорит депутат.

— Здравствуйте, извините, что беспокою. Хочу баллотироваться в Палату представителей по вашему округу. Бороденя Валерий Анатольевич, 44 года, майор запаса, трое детей, раньше в нархозе работал. Из всех претендентов на сегодня самый старший.

— А я не тут прописана.

— А где, на Плеханова?

— Да.

— Годится.

Женщина уже собиралась идти за паспортом, когда ее позвал пьяный муж криком: «Э, кто там?». Услышав, что пришли за подписями, матом просит ее попрощаться с нами.

«Видите, муж ругается», — сказала она и закрыла дверь.

Бороденя не сдавался.

— Пускай выйдет поговорит, я действующий депутат. Пускай, хоть пожалуется.

Пока муж идет на разговор, будущий кандидат говорит нам, что уже три-четыре раза жильцы запрещали своим женам подписываться.

— Что вы хотите? — вышел супруг в трусах.

— Вашу подпись.

— А что мне от этого изменится? Что мне от Лукашенки что-то будет?

— А что вам мешает жить?

— Вот такие люди, которые тут ходят и ничего не делают. Ну, вот что, вы попадете в Палату представителей?

— Я уже там работаю четыре года.

На этих словах дверь закрывается с грохотом.

Бороденя видит пользу даже в таких разговорах. «Женщина точно за меня проголосует, мужичок, если протрезвеет, — тоже», — смеется депутат.

В следующем подъезде снова были недовольные. Из той единственной квартиры, где открыли, вышла женщина. Но как только ее мать услышала, что пришли собирать подписи, затащила ее обратно. Депутат пытается спросить, как он может повлиять на жилищные условия, на которые тут все жалуются. Из-за двери — крик.

— Если бы вы влияли, мы бы так не жили. Живем хуже некуда. Они еще ходят тут, эти депутаты. Что у нас сделано для пенсионеров?

Дальше тирада о том, что всю жизнь власти грабят людей, исполком не выдал какой-то документ, квартиру не успели приватизировать.

На попытки Бородени разобраться в конкретной ситуации и узнать, чем он может помочь, нас прогоняют окончательно.

Фото: Евгений Ерчак, TUT.BY

В следующей квартире открыли, выслушали, зачем мы пришли, и со словами: «Я очень за вас рада», — закрыли дверь. Количество жильцов «навеселе» сначала удивляет, но потом привыкаешь.

— Кстати, вот это мнение, сформированное масс-медиа, в основном TUT.BY и Онлайнером, — обращается к нам Бороденя, — мол, депутаты — нахлебники, жируют на народе. Все на уровне эмоций, без каких-то аргументов.

Фото: Евгений Ерчак, TUT.BY

Переходим на другую сторону двора. Там у подъезда 9-этажки сидят двое пожилых мужчин. Один из них, живущий в этом доме, сразу же соглашается подписаться, как только сходит за паспортом. Депутат на всякий случай рассказывает им, что добился, чтобы в их доме замуровали канализацию и засыпали подвал.

Дедушка открывает нам дверь подъезда, сам идет за паспортом, а мы поднимаемся на девятый этаж, чтобы спускаться по квартирам оттуда. В этом доме сбор идет активнее. Во многих квартирах открывают двери, становится меньше негатива. Иногда на лестничную площадку выходят жильцы сразу из нескольких квартир.

Фото: Евгений Ерчак, TUT.BY

Те, кто подписывается, обычно делают это молча и быстро прослушав короткую самопрезентацию депутата Бородени. Пару раз даже не дослушали до середины.

— У нас тут кампания политическая, подписи собираем…

— Давайте, я все подпишу.

Некоторые жалуются на высокие цены, маленькие пособия на детей, отсутствие детской площадки у дома… После того как выскажутся, все равно дают паспорт. А попадались и жильцы, которые не прописаны в этом доме и районе, но сообщали об этом только после того, как расскажут обо всех своих бедах.

Фото: Евгений Ерчак, TUT.BY

Один мужчина, услышав, что пришли собирать подписи, хлопнул дверью со словами: «Как я вас ненавижу всех, честное слово».

Пока идем, Валерий Бороденя, в прошлом декан факультета маркетинга, рассказывает, как лучше входить в доверие избирателям.

— Когда говорю женщинам, что не хватает подписей красивых молодых девушек, всегда срабатывает (смеется). Сразу тают, улыбаются и готовы подписать все что угодно.

Геннадий Васильевич, бывший испытатель судовых турбинных установок, настойчиво пытается узнать, из какой партии кандидат. Услышав, что никогда в партиях Бороденя не состоял, только был комсомольцем в школе, пенсионер объяснил, почему интересуется:

— Если вы относитесь к БНФ, разговоров никаких не может быть. Работал со мной в 90-е токарь, чудеснейший специалист. Он пошел в БНФ. Подходит он ко мне: Геннадий Васильевич, мы хоть и вместе работаем, но вас как коммуниста зарежем… Молодежь, поддерживаете БНФ?

— Мы вообще журналисты, — пытаемся вернуть внимание Геннадия Васильевича на его будущего депутата.

— Да, радикализм у нас не пройдет, — добавляет Бороденя, — Вы, пожалуйста, подпишитесь.

Фото: Евгений Ерчак, TUT.BY

Беседа с пенсионером о его жизни длится минут десять и заканчивается передачей паспорта студентам из группы поддержки депутата. Дочь Геннадия Васильевича, Даша, выпускница архитектурного колледжа, давать свою подпись отказалась.

Из лифта выходит сосед из квартиры напротив — Константин. Услышав про сбор подписей, не может сдержать эмоций:

— А, так вы — то сборище андройдов, от которых ничего не зависит? Нет, спасибо.

— А что вы хотите, чтоб зависело? — спрашивает Бороденя.

— Я хочу, чтобы законодательная власть в стране принадлежала только парламенту, а у нас от демократии не осталось ничего. Все три ветви власти полностью подконтрольны президенту…

Фото: Евгений Ерчак, TUT.BY

Константин завелся, в ход пошли аргументы и о зависимых судах, и о том, что президентские декреты по иерархии выше законов, и о том, что «СМИ подмяты под президента». Депутат несколько раз пытался вставить реплику в длинную речь политически подкованного жильца. Константин говорил, что нам нужна швейцарская модель, Валерий Бороденя — что с постсоветским менталитетом к демократии не прийти без авторитаризма. Обсудили Украину, олигархов и как Моисей водил евреев по пустыне, чтобы из рабов сделать свободных людей. Попрощались дружелюбно.

Еще несколько жильцов в этом и соседнем подъезде подписываются быстро и без разговоров. Попадается нам и бывшая (а судя по всему, и будущая) член участкового избиркома. С фразой «нельзя, чтобы выборы не состоялись» подписывается за депутата.

Пока ждем очередной паспорт, Бороденя признается: «Ой, как мне все это нравится. Понимаете, меня от этого прет».

Фото: Евгений Ерчак, TUT.BY

Мужчины чаще, чем женщины, оказываются критично настроены к провластному кандидату. Еще несколько раз мы услышим хлопки дверью и грубые отказы поставить подпись, а иногда — оскорбления.

Бывает и другая реакция. Ольга, сначала скептичная к сборщикам, потеплела и подписалась, узнав, что депутат сам пришел к ним в подъезд.

Бабушки на лавочке у подъезда жалуются на низкие пенсии и высокие ставки на кредиты детям на жилье. Депутат объясняет, что пенсии можно поднять, когда на одного пенсионера по пять молодых работающих людей, а не «как у нас, наоборот». Подписи они не ставят, паспортов с собой не оказалось, но в следующий подъезд пустили.

Фото: Евгений Ерчак, TUT.BY

Тут уже на порядок меньше негатива, люди в основном дают подписи. Одна женщина дала даже не только свой паспорт, но и сына. Он расписался позже. Их соседка сказала, что поддерживает власть, поэтому вопросов задавать депутату не будет.

Всего за поход собираем 28 подписей. По словам помощников будущего кандидата, бывают дни, когда удается собрать в два раза больше.

Фото: Евгений Ерчак, TUT.BY

Напоследок затеваем с Бороденей откровенный разговор.

— Вы же понимаете, что если у нас в стране действующие депутаты идут на выборы, они их не проигрывают. Зачем тогда вы ходите по подъездам?

— Вы понимаете, я — нет. Я считаю, что выборы в Беларуси не фальсифицируются и проходят прозрачно. Я должен знать, о чем люди думают. Я для этих людей работаю. Изменение сознания людей — это долгая, кропотливая работа. Я часто выступаю перед людьми, я пытаюсь объяснять, что не депутат прочищает мусоропровод, а жители. Что их зона комфорта должна заканчиваться не за дверью, а на границе микрорайона. Это твое, ты за это сам отвечаешь.

{banner_819}{banner_825}
-20%
-10%
-58%
-25%
-30%
-10%
-15%