WWW.TUTBY.NEWS - наш запасной адрес на случай, если TUT.BY не открывается


Белорусский журналист Павел Шеремет погиб в Киеве в результате взрыва машины. Последние пять лет он работал в Украине. Шеремет запомнится своей принципиальной политической позицией — он был ярым критиком белорусских, а затем и российских властей, за что сначала лишился белорусского гражданства, а потом и работы в Москве. TUT.BY выбрал 10 ярких цитат Павла Шеремета за последние пять лет.

— 17 лет, которые Лукашенко правит Беларусью, — это время упущенных возможностей. Это украденные у нас 17 лет. (Интервью телеканалу «Белсат», 2011 год)

Фото: bymedua.net
Дмитрий Завадский (похищен в 2000 году) и Павел Шеремет в Ошмянском суде на процессе о незаконном переходе границы, 1998 год. Фото: bymedua.net

— Я мечтал, что Беларусь будет свободным европейским государством. Я хотел работать на телевидении и делать еженедельную программу. Я думал, что со временем у меня будет большой дом где-нибудь в районе Раубичей или на Минском море, большая семья, верные друзья, интересная работа. <…> Я себе и представить не мог в 20 лет, что стану белорусским партизаном и бесконечно буду держать круговую оборону. (Блог на «Белорусском партизане», 2011 год)

— Я считаю Александра Лукашенко личным врагом, но честно признаюсь, что часто сдерживаю себя, чтобы не писать всю правду о некоторых лидерах оппозиции ради победы благого дела. Хотя наше чрезмерное терпение по отношению к записным оппозиционерам развратило их и похоронило мечту на скорое освобождение от тирании. (Блог на сайте «Белорусский партизан», 2012 год)

— Когда меня пригласили вести эту программу (речь о программе «Прав? Да!» на российском Общественном телевидении. — TUT.BY), я спросил только одно: есть ограничения по темам — гостям, цензура? «Нет. Делай, что хочешь». Так оно и оказалось. Тем не менее иллюзий у меня нет — каждую программу я делаю как последнюю. (Интервью «Независимой Газете» в январе 2014 года. Программа «Прав? Да!» просуществовала девять месяцев.)

Фото: svaboda.org
Фото: svaboda.org

— Я считаю аннексию Крыма и поддержку сепаратистов на востоке Украины — кровавой авантюрой, роковой ошибкой российской политики, которая приведет страну к катастрофе, если не остановиться прямо сейчас. <…> Нам постоянно втолковывают, что, захватив Крым и поддерживая боевиков на Донбассе, мы тем самым сдерживаем НАТО и не даем им строить новые военные базы. По иронии судьбы, именно из-за агрессивных действий России эти новые базы НАТО теперь и построят. (Запись в «Фейсбуке» после ухода с Общественного телевидения России, июль 2014 года)

— Беларусь — это моя родина, и когда я приезжаю в Минск, я чувствую, что это мой родной город. Каждая улица знакома, совсем другое ощущение… Несмотря на этот «совок», я чувствую себя в Минске комфортно. <…> Россия — страна, которая меня приютила после того, как у меня начались проблемы с Лукашенко. <…> Украина — страна, которая стала мне близка за последние 4−5 лет. (Интервью украинскому телеканалу «112», ноябрь 2014 года)

Фото с сайта platfor.ma
Фото с сайта platfor.ma

— Никаких ресурсов для смены власти демократическим путем в Беларуси уже нет. Революция в нынешнем состоянии тоже невозможна под политическими лозунгами. Но это не значит, что вообще ничего произойти не может, потому что кризис возрастает. И те высокие социальные стандарты, к которым Лукашенко приучил белорусов, он поддерживать не может. (Интервью «Открытой России», октябрь 2015 года)

— Белорусы, которые воюют за территориальную целостность Украины, они рассматривают Беларусь как свою родину, как свое государство, которое они будут защищать. Они не любят Лукашенко, но не собираются против него воевать. Но белорусы, которые воюют на стороне сепаратистов, не считают Беларусь самодостаточным государством. Они воюют за «русский мир», за империю, за Путина, а Беларусь — случайная страна, они хотят жить в большой империи. (Интервью украинскому «17 каналу», январь 2016 года)

— Я, может быть, необъективный, я настолько закостенел в своей оценке Лукашенко, что я считаю: его боязнь потерять власть настолько высока, что даже десять оппозиционеров он в парламент не введет. (Интервью «Радио Свобода», март 2016 года)

Фото: Радио Свобода
Фото: «Радио Свобода»

— С детства я был отделен от белорусского языка правилами нашего общества. <…> Потом, позже, я сам был адептом идеи, что не надо навязывать людям язык, и посмеивался над упрямством тех, кто продолжал говорить на белорусском. Я подозревал их в неискренности и даже конъюнктурности. Я и сейчас утверждаю, что настоящими патриотами Беларуси могут быть и люди, не говорящие по-белорусски, как защищают Украину русскоязычные солдаты. Однако сегодня мне стыдно за те мысли. Жизнь в Украине изменила мое отношение к родному языку. Я все чаще перехожу на украинский, пусть он и звучит у меня коряво, но я живу в украинскоговорящей среде. Сначала вы говорите на украинском из-за уважения к тем людям, кто рядом с вами. Потом это становится чем-то естественным. (Последний текст Павла Шеремета на «Белорусском партизане», 17 июля 2016 года)

-20%
-50%
-5%
-10%
-20%
-15%
-80%
-50%
-20%
-10%
-25%
-25%