/

На президентских выборах 2015 года брестский координатор движения «За Свободу» Денис Турченяк решил провести необычный эксперимент, чтобы выявить незаконные манипуляции с урнами для голосования. Вместе с соратниками он забрал с участков выданные бюллетени, опустив в урны вместо них чистые листы бумаги. Официальные же итоги вскрытия урн показали, что все цифры сошлись, никто бюллетени не выносил, а вместо шести чистых листов, обнаружился лишь один. Уже почти год Турченяк пытается добиться наказания для руководства участковых комиссий, но госорганы и суды отказывают активисту.

Фото: Брестская газета
Фото: Брестская газета

Готовиться к своему эксперименту Турченяк начал еще за месяц до выборов. У него были подозрения, что местные избиркомы за пять дней досрочного голосования могут незаконно вскрыть урны, поменяв их содержимое. Поскольку по всей стране используются типовые печати, доказать факт незаконного вскрытия и повторного опечатывания постфактум почти невозможно. Активист попросил ЦИК разрешить кандидатам также опечатывать ящики для голосования самостоятельно. Лидия Ермошина ему отказала. Турченяк обжаловал ее ответ в суде, оттуда тоже пришел отказ.

Контрольный вброс чистых листов

Затем начался сам эксперимент. Брестский активист со своим соратником из движения «За свободу» Сергеем Вакуленко и блогером Сергеем Петрухиным пошли голосовать досрочно по месту жительства, но вместо бюллетеней опустили в урну чистые листы бумаги, а бюллетени забрали с собой.

Турченяк с вынесенными бюллетенями. Фото: belsat.eu
Турченяк с вынесенными бюллетенями. Фото: belsat.eu

По такому же сценарию действовали еще несколько человек. В результате у Турченяка оказалось четыре бюллетеня с участка № 60, а у Вакуленко два бюллетеня с участка № 53 Московского района Бреста. Еще четыре бюллетеня с участка № 1 оказались у Петрухина. Соответственно, столько же чистых листов должно было быть на трех участках в урнах для досрочного голосования после их вскрытия 11 октября.

Коллаж TUT.BY из фрагментов шести вынесенных бюллетеней. Можете самостоятельно сравнить некоторые подписи с автографами членов УИК в протоколах выше.
Коллаж TUT.BY из фрагментов шести вынесенных бюллетеней. Можете самостоятельно сравнить некоторые подписи с автографами членов УИК в протоколах ниже.

В день выборов трое участников эксперимента зарегистрировались наблюдателями.

На участке № 1 эксперимент «не удался»: при подсчете голосов все четыре чистых листа были в урне. Турченяк уверен, что это было связано с тем, что печать на урне сфотографировал сразу после опечатывания наблюдатель ОБСЕ.

А на участках № 60 и № 53, где голосовали Турченяк и Вакуленко, «контрольное голосование» достигло своих целей. На «участке Вакуленко» при подсчете голосов в урне чистых листов вообще не оказалось, на участке Турченяка нашли только один чистый лист, вместо четырех вброшенных. Соответственно, и количество бюллетеней у избиркомов до и после голосования удивительным образом сошлось, хотя на руках у активистов были вынесенные ими собственноручно шесть бланков для голосования, подписанные членами комиссий.

Фото предоставлены Денисом Турченяком Фото предоставлены Денисом Турченяком Фото предоставлены Денисом Турченяком

Бесконечная переписка с властями

Затем началась многомесячная административная тяжба. 12 октября, на следующий день после выборов Турченяк и Вакуленко подали заявления в прокуратуру Бреста. Она перенаправила их в РОВД и избирком Московского района Бреста. РОВД также перенаправил их в районный избирком.

13 октября председатель районного избиркома Галина Янголенко дала обоим активистам одинаковые ответы: выборы прошли в соответствии с Избирательным кодексом.

Активисты обжаловали эти ответы в прокуратуре, которая обязала Московский РОВД все-таки провести проверку. Дальше Денис Турченяк рассказывает, что происходило с его заявлениями.

26 ноября РОВД отказывается возбуждать уголовное дело. Милиционеры опросили членов избиркома, которые дали похожие показания: все они «не узнали» подписи на представленных Турченяком бюллетенях, за исключением одного.

Активист снова обжалует это решение в прокуратуру. Турченяк указал, что РОВД не опросило милиционеров, которые охраняли урну, не истребовало в избиркоме итоговые протоколы, и главное — не провело почерковедческую экспертизу подписей членов комиссии. Прокуратура поддержала заявление активиста «За свободу» и назначила дополнительную проверку.

23 января этого года РОВД снова отказывает Турченяку, он опять обжалует отказ в прокуратуру. В этот раз ему удалось познакомиться с материалами дела и выяснить интересную деталь. В ходе второй, повторной проверки РОВД все-таки запросило итоговый протокол с результатами выборов на участке № 60. Но администрация Московского района сочла это «нецелесообразным», потому что протокол вывешивался на участке сразу после выборов и все могли с ним ознакомиться.

«Милиция запрашивает копию итогового протокола о голосовании на избирательном участке и получает отказ!» — удивляется Турченяк. Он параллельно начал обжаловать эти действия замглавы администрации района Филановича, но тут прокуратура не стала прислушиваться к жалобам активиста. Ведь сама милиция, которой отказали в получении доказательств, никаких жалоб не подавала.

Андрей Филанович. В начале июня его повысили с замглавы администрации района на должность заместителя главы Бреста. Фото: Вечерний Брест
Андрей Филанович. В начале июня его повысили с замглавы администрации района на должность заместителя главы Бреста. Фото: Вечерний Брест

Кроме того, в этот раз почерковедческую экспертизу все-таки назначили: но только одной подписи из тех восьми, что есть на бюллетенях, вынесенных Турченяком. «Нелогично как-то», — комментирует активист.

Удивительно, но 11 марта прокуратура Бреста снова прислушалась к доводам Турченяка. РОВД был вынужден провести новую, уже третью проверку. Его ответ 26 марта был ожидаемым — снова отказ возбуждать уголовное дело «за недостаточностью признаков, указывающих на наличие состава преступления». Почерковедческая экспертиза по единственной подписи члена УИК № 60 Татьяны Матвейчук постановила, что «ответить на вопрос кем, Матвейчук либо иным лицом, выполнены подписи от ее имени <…> невозможно». Остальные подписи через экспертизу по неизвестной причине так и не прошли.

Сейчас Денис Турченяк пытается получить материалы последней проверки, чтобы продолжить обжалование, но пока не вернули в РОВД. «Вероятно, специально пересылают между прокуратурами различного уровня, объясняют это необходимостью проверки», — отметил активист.

— Сейчас в прокуратуре говорят, что оно в РОВД, а в РОВД — что оно в прокуратуре. То есть обжаловать постановление можешь, а познакомиться с результатами проверки не дают.

Похожим путем шел и другой участник эксперимента, Сергей Вакуленко, однако у него набралось на один этап обжалования меньше. И ему также отказались выдавать результаты проверки. Тогда активист нанял адвоката, чтобы составить жалобу. Когда адвокат приходила с ордером за результатами проверки и в прокуратуру, и в милицию, ведомства отсылали ее друг к другу, утверждая, что результаты проверки не у них, рассказал Турченяк. Тогда она написала письменный запрос, здесь ей снова отказали, сославшись на этот раз на отсутствие приложенной копии ордера.

— Она говорит, что никто из адвокатов никогда так и не делал, копия ордера предъявляется в момент ознакомления с делом. Но для нее не проблема, сделала копию, отправила новый запрос, ждем ответа. Они же отвечают по месяцу. Если у Вакуленко с адвокатом получится, то и я найму адвоката.

В редакции TUT.BY есть копии всех документов, на которые активист ссылается в материале.

«Понимаю, что не заставлю их себя наказать»

Мы не могли не спросить у Турченяка, зачем тратить столько времени и сил на административную тяжбу длиною уже в год с предсказуемым исходом:

— Показать несовершенство нашего законодательства можно, только ввязавшись в бой. Я понимаю, что я не заставлю их самих себя наказать. Но я вскрою все их методы и ходы и покажу, что законным путем невозможно ничего доказать. Они создали законы для того, чтобы продолжать удерживать власть.

Активист не советует никому идти тем путем, которым прошел он, потому что этот путь «тупиковый».

— Я на этом примере показываю, как они не хотят ничего делать. Плюс, вылезают фамилии людей. Когда что-то в стране поменяется, эти дела будут дорасследованы.

-50%
-30%
-10%
-10%
-30%
-20%
-30%
-85%