Юрий Дракохруст, специально для TUT.BY

Наверно, только ленивый не вспомнил в связи с недавним визитом белорусского президента старую присказку — все дороги ведут в Рим. Но вопрос заключается в том, куда ведут дороги из Рима, какое значение имеют визиты Александра Лукашенко, состоявшиеся на прошлой неделе.

Фото: Вадим Замировский, TUT.BY
Юрий Дракохруст, обозреватель белорусской службы «Радио «Свобода». Кандидат физико-математических наук. Автор книг «Акценты свободы» (2009) и «Семь тощих лет» (2014). Лауреат премии Белорусской ассоциации журналистов за 1996 год. Журналистское кредо: не плакать, не смеяться, а понимать. Фото: Вадим Замировский.

Блог Юрия Дракохруста на сайте «Радио «Свобода»

Основное внимание во время его первой поездки в Европу после снятия санкций привлекла, разумеется, встреча с папой римским. Однако для характеристики отношений официального Минска с Европой не менее интересна и другая встреча — с президентом Италии Серджио Матареллой. Интересна она не своим содержанием, а уровнем.

Я уже писал о том, что снятие санкций отнюдь не означало распростертых объятий и полной нормализации отношений. Это решение было дозированным шагом в ответ на позитивные шаги белорусской стороны. Дальнейшие шаги навстречу, новые «морковки», как финансовые, так и престижные, будут тогда, когда соответствующие шаги сделает Минск.

Обычно руководители государств, обладающие реальной властью, встречаются в других странах со своими столь же полномочными коллегами.

В 2009 году, во время предыдущей «оттепели» в отношениях Беларуси и ЕС, Лукашенко также посещал Ватикан и Рим, но тогда он встречался с премьером Италии Сильвио Берлускони. Теперь ему довелось общаться с партнером заведомо более низкого уровня: президент Италии, хотя и является формальным главой государства, однако полномочия его ограничиваются торжественным открытием цветочных выставок. Поэтому несколько комично звучали сообщения о неких проектах экономического сотрудничества двух стран, достигнутых в ходе переговоров. Экономическое сотрудничество — вещь хорошая, но оно — вне компетенции сеньора Матареллы.

Скорее всего, уровень встречи был определен даже не в Риме, или не только в Риме, а был солидарным решением или рекомендацией всего ЕС. Пока так. Пока даже не так, как в 2009 году.

Косвенно свидетельством того, что процесс нормализации далек от завершения, является удивительная активность белорусского Центризбиркома по имплементации рекомендаций ОБСЕ в избирательный процесс. Дело даже не в том, насколько эти изменения реально сделают выборы более справедливыми и прозрачными — возможно, и не слишком, - а в том, что белорусские власти в лице ЦИК демонстрируют (или имитируют) готовность к диалогу.

А почему, казалось бы? Санкции сняли, почему бы не сказать, что нам самим виднее, как проводить выборы, и непрошеные советы и даром не нужны?

Раз так не говорят, значит, что-то все-таки нужно. И это, разумеется, не советы, как проводить выборы. А много чего другого. Неплохо бы, например, денег. Но не в них одних счастье. Когда президенту Беларуси в Италии доводится встречаться только с номинальным главой государства, это обидно. А хотелось бы, чтобы было необидно, чтобы на равных относились не формально, а по существу.

Впрочем, осадочек, оставшийся у Александра Лукашенко от приема в Риме, был компенсирован встречей в Ватикане. Судя по всему, визит к папе и был главной целью поездки.

Почему первой поездкой после снятия санкций была поездка в Ватикан? Банальный ответ — потому что туда пригласили. Более содержательный — потому что у Святого Престола, в отличие от других государств Европы, в Беларуси есть паства. Кроме того, слова Лукашенко о том, что папа близок ему идеологически, по крайней мере не противоположны истине.

Например, для папы война на востоке Украины — это не война правых с неправыми, это война христиан с христианами, война, которая должна быть прекращена. Ну так и позиция официального Минска недалека от этой.

Если же говорить о вещах более концептуальных, то буквально за два дня до визита Лукашенко папа объявил во время мессы, что «богатые, эксплуатирующие работников, — пиявки, у них на совести смертный грех».

А три года назад в апостольском послании высказался против «дикого капитализма», который он назвал «новой тиранией», и подчеркнул, что «мировая экономическая система стала порочной, поскольку целиком выстроена на «культе денег». Ну так и Лукашенко подписался бы под этими словами. А нынешние лидеры ЕС, разумеется, нет. Так что белорусский лидер поехал к тому, чьи взгляды ему ближе, чем взгляды иных лидеров Запада.

Фото: Reuters
Фото: Reuters

Результаты теперешней встречи в Ватикане вполне могут удовлетворить официальный Минск. В частности, папа отметил миротворческие усилия Беларуси в украинском кризисе.

Впрочем, стоит отметить, что как ЕС делает дозированные шаги в отношении Беларуси, так и Беларусь не балует распростертыми объятиями Ватикан. Во время предыдущего визита Лукашенко в Ватикан, к предыдущему папе, заявлялось о возможности заключения конкордата — обязывающего соглашения между белорусскими властями и католической церковью в Беларуси. С тех пор минуло 7 лет. Конкордата не только нет, о нем на сей раз в обнародованных заявлениях сторон не было даже упомянуто.

Это не значит, что белорусские власти не сделают никаких шагов навстречу католической церкви в благодарность за приглашение и за добрые слова насчет миротворчества. Даже, скорее всего, сделают, но небольшие, не дадут право, что предусматривает конкордат, а явят милость. Которых можно явить много. В порядке взаимности.

Однако самым ярким эпизодом встречи было озвученное приглашение папе посетить Беларусь: «Я высказал мысль, что понтифику пора приехать в Беларусь и вместе с нашим патриархом встретиться с нашими жителями. Уверен, что там будет не один миллион человек, которые бы хотели видеть это рукопожатие не в далекой Кубе в аэропорту, а на земле, которая находится в центре Европы».

При этом глава Беларуси предположил, что папа и патриарх могли бы пригласить на встречу мусульманских и иудейских священнослужителей, что провести встречу можно было бы в мемориале «Тростенец» на месте нацистского лагеря смерти, что встреча первоиерархов католической и православной церквей могла бы способствовать мирному процессу в Украине.

Идея слишком светская и слишком многое объединяющая, так сказать, «в одном флаконе», чтобы быть вполне реалистичной. Особенно, когда предложение сформулировано на языке буклета туристического агентства — «Приезжайте к нам, Вы получите столько сил и здоровья, сколько ни в одной точке мира».

Отношения православной и католической церквей и сами по себе слишком сложны и многослойны, а предлагать первоиерархам заодно встретиться с иудеями и мусульманами — предложение в такой форме делается тогда, когда отказ, пожалуй, предпочтительнее согласия.

Впрочем, предложение имеет самостоятельную политическую ценность в смысле создания благоприятного образа белорусского лидера, и в Европе в том числе. Он — за взаимопонимание религий, за экуменизм (в Московском патриархате, может, немножко покривятся, но светский же человек, да и католиков в Беларуси много), за память о жертвах войны, за мир в Украине, основанный на религиозных ценностях. От папы требовалось только не сказать "нет". Он и не сказал.

Тем более что после встречи папы и патриарха в Гаване, после заключения в Минске соглашений по Украине перспектива подобной встречи (разумеется, папы и патриарха) не выглядит такой уж неправдоподобной.

Лукашенко предлагал подобную встречу в 2009 году и папе Бенедикту. Но когда почти тысячу лет не встречались, то как-то не казалось, что это вообще реально, и тем более - в Минске. Но после Гаваны — почему бы и не в Минске?

Что порядки в Беларуси авторитарные, так и на Кубе не расцвет демократии, да и вообще пастырь нужнее грешникам, а не праведникам. Куба при официальном атеизме - страна преимущественно католическая, Беларусь — преимущественно православная, но при этом с немалой долей католиков. Но и не Россия при этом. Симметрия.

Сошлись же на Минске интересы таких разных партнеров, как Евросоюз, Россия и Украина, приехали и заключили соглашение. Почему не могут сойтись на Минске же интересы Святого Престола и Московской Патриархии?

Однако, повторюсь, — все эти соображения делают перспективу встречи не реальной, а правдоподобной. И, соответственно, приглашение, сделанное белорусским лидером, более весомым.

Большего официальному Минску трудно было и ожидать.

Следующие встречи Александра Лукашенко с европейскими лидерами, если таковые в обозримом будущем состоятся, будут с людьми несвятыми. Как и он сам. И холодный душ переговоров с президентом Матареллой показывает, что встречи эти обещают быть непростыми.

Мнение авторов может не совпадать с точкой зрения редакции TUT.BY.

-10%
-10%
-10%
-25%
-20%
-15%
-15%
-30%