/

Что делал президент Беларуси на саммите исламских стран? Этот очевидный вопрос задают себе многие, кто читает новости с поездки Александра Лукашенко в Стамбул. TUT.BY обратился к пяти экспертам-международникам, чтобы понять цели этого визита. Мы сгруппировали их ответы в пять версий.

Фото: пресс-служба президента Беларуси
Фото: пресс-служба президента Беларуси

Новый статус и новые партнеры

Одна из целей лежит на поверхности, о ней заявил и Александр Лукашенко — получить статус наблюдателя в Организации исламского сотрудничества (ОИС)

Директор Центра стратегических и внешнеполитических исследований Арсений Сивицкий отмечает:

— МИД в последнее время активно работает над получением такого статуса в разных региональных организациях, например — в ШОС.

По словам эксперта, этот статус позволит лучше понять регион и наладить контакты с исламскими странами.

Сергей Богдан. Фото: Дарья Сапранецкая, TUT.BY
Фото: TUT.BY

Согласен с ним и аналитик Центра Острогорского Сергей Богдан.

— Этот визит ни в коем разе не какой-то резкий разворот. Минск продолжает свою политику по сближению с консервативными арабскими режимами и Турцией, которые ассоциированы с Западом. Другая цель — найти новых партнеров через присоединение в качестве наблюдателя к ОИС.

Именно участие в саммите и получение нового статуса эксперт считает главной целью визита Лукашенко в Стамбул.

Экономика и сближение с Турцией

Фото: n-europe.eu
Андрей Федоров. Фото: n-europe.eu

Политолог Андрей Федоров убежден:

— Основная цель визита — поиск денег. Связи с Ближним Востоком у нас довольно давно налажены, но сказать, чтобы оттуда какие-то большие кредиты шли, нельзя.

По мнению эксперта, экономическая ситуация в стране вынуждает искать средства и на таких далеких рубежах.

Старший аналитик Белорусского института стратегических исследований (BISS) Денис Мельянцов отмечает, что, несмотря на хорошую динамику в политических отношениях, обмен визитами глав МИД и отмену виз, товарооборот Беларуси и Турции существенно не растет:

Фото: TUT.BY
Денис Мельянцов. Фото: TUT.BY

— Турция болтается на уровне доли в пару процентов в общей внешней торговле Беларуси. Турецко-российский конфликт дает Беларуси возможность использовать закрытые возможности для турецких компаний в России. С другой стороны - авиасообщение и туризм.

О важности торгового и инвестиционного сотрудничества сказал и Арсений Сивицкий:

— Беларусь традиционно имеет неплохие позиции в странах Персидского залива — Саудовской Аравией, ОАЭ, Катаром. А также — с Турцией, Пакистаном и Индонезией. Я думаю, Беларусь здесь себя традиционно позиционирует как входные ворота в ЕАЭС.

Международный обозреватель Роман Яковлевский как и многие его коллеги отмечает, что одной из основных целей белорусской внешней политики является экономика — поиск инвестиций и кредитов.

— Лукашенко встретился с королями, шейхами. Кобяков накануне заявил о цели в миллиард долларов по товарообороту с Турцией. Тем более Турцию вытесняют с российского рынка. Почему Лукашенко этим не воспользоваться и не переориентировать на себя?

Военный аспект

Денис Мельянцов отдельно выделяет военно-техническое сотрудничество:

— Регион становится все более конфликтным, а мы — производитель вооружений.

Фото: TUT.BY
Арсений Сивицкий. Фото: TUT.BY

Согласен с ним и Арсений Сивицкий, который также считает ближневосточный регион, и шире — исламские страны, важным рынком сбыта для белорусского оружия. Кроме того, у Беларуси и стран региона может найтись общая антитеррористическая повестка, считает собеседник:

— Недавно Саудовская Аравия инициировала создание исламской коалиции в борьбе с терроризмом, в которую входят около 35 стран. Не просто так, я думаю, звучало из уст Александра Лукашенко и предложение по объединению усилий в борьбе с терроризмом.

Роман Яковлевский отмечает, что и отношения Минска с Анкарой развиваются не только в политическом поле, но и в военном:

— НАТОвскую Турцию в конце позапрошлого года посетила белорусская делегация во главе с начальником Генштаба [Олегом] Белоконевым, которая, кроме всего остального, изучала турецкий опыт проведения спецопераций. Это самый высокий уровень военного сотрудничества с членом НАТО.

Участие в восстановлении региона

Эту возможную цель Беларуси из пяти опрошенных экспертов назвал только Арсений Сивицкий.

—  Заявлено об Ираке и Афганистане, но я думаю, что есть прицел на участие и в восстановлении Сирии. Сейчас эта тема очень широко обсуждается, по подсчетам, чтобы восстановить Сирию, понадобится около 15 млрд. Беларусь имеет опыт проведения первичной индустриализации.

Снова Беларусь-миротворец?

По этому вопросу мнения экспертов разошлись.

Сивицкий отметил готовность Беларуси выступать в качестве миротворческой, переговорной площадки, в том числе для решения конфликтов, в которые вовлечены исламские страны.

— Речь может идти о многих конфликтах: от недавнего обострения между Арменией и Азербайджаном, заканчивая даже, я рискну предположить, участием Беларуси в сирийском урегулировании. Минск достаточно активно последний год поддерживал дипломатические контакты с Дамаском, даже глава МИД посещал сирийскую столицу. Незадолго до саммита министр обороны [Беларуси] встретился с послом Сирии.

Допускает такую возможность и Денис Мельянцов. Он считает, что в Стамбуле представители Беларуси могли попробовать напомнить о себе как о стране, которая является донором стабильности, посредником-миротворцем.

— Украинский вопрос отходит на второй план в западных СМИ, а имидж миротворца надо поддерживать. Можно заявить, что мы готовы быть посредником в урегулировании турецко-российских разногласий. Это вещь малореалистичная, но заявить можно.

Фото: TUT.BY
Роман Яковлевский. Фото: TUT.BY

Развивает эту гипотезу Роман Яковлевский. Он напоминает, что в связи с конфликтом в Карабахе снова всплыла в информационном поле Минская группа ОБСЕ (переговорный формат по разрешению конфликта между Азербайджаном и Арменией).

— Владимир Макей год назад напомнил, что пора бы уже созвать международную конференцию по Карабаху, естественно в Минске. Накануне этого саммита в Стамбуле появилась инициатива из уст турецкого МИД по созданию контактной группы по карабахской проблеме в рамках этой Организации исламского сотрудничества. Я не исключаю, что со своей многовекторностью Минск хотел попасть и в эту контактную группу. Тем более, что в Минской группе ОБСЕ присутствуют как Беларусь, так и Турция.

Не соглашается с коллегами Андрей Федоров:

— Я сомневаюсь, что даже белорусские власти верят в то, что им удастся стать миротворцем в этих процессах. Чтобы быть миротворцем, надо иметь возможность влиять на стороны конфликта. Как мы можем влиять? Предложить площадку? Но таких площадок более чем достаточно.

{banner_819}{banner_825}
-10%
-23%
-10%
-25%
-10%
-10%
-50%
-20%