Руководители госструктур, проводящих опросы общественного мнения, резко раскритиковали работу зарегистрированного в Вильнюсе Независимого института социально-экономических и политических исследований (НИСЭПИ). Это произошло после публикации опроса НИСЭПИ, результаты которого показали падение рейтинга президента до 27%. Основатель института Олег Манаев претензии отвергает и считает, что критика связана с неприятными итогами опроса.

Фото: Reuters
Фото: Reuters. Носит иллюстративный характер

Версия госструктур: НИСЭПИ — фантом, никто не видел его сотрудников, рейтинг власти высок

На следующий день после публикации результатов очередного опроса НИСЭПИ государственное агентство БЕЛТА опубликовало комментарии директора Информационно-аналитического центра при Администрации президента Алексея Дербина и директора Института социологии Национальной академии наук Беларуси, профессора Игоря Котлярова.

В материале государственного информагентства напоминается, что, по данным мартовского опроса НИСЭПИ, рейтинг доверия президенту и власти существенно снизился. Однако «по данным национального социологического опроса, проведенного в марте во всех областных центрах страны, районных городах и сельских населенных пунктах, большинство граждан Беларуси (64,8%) высказывают доверие главе государства», пишет БЕЛТА.

Алексей Дербин, фото: БЕЛТА
Алексей Дербин, фото: БЕЛТА

Директор ИАЦ отмечает, что для проведения достоверных социсследований по научной методологии нужно иметь базу из числа интервьюеров, которые будут опрашивать граждан, нужно определить их маршруты и контролировать их работу после проведения опроса.

— Поскольку эта вещь сама по себе затратная и масштабная, она с трудом может координироваться из-за рубежа

Еще одним доводом в пользу версии, что НИСЭПИ на самом деле не проводит опросы, Дербин считает отсутствие информации о жалобах граждан на приход интервьюеров от этого института. Когда соцопросы проводят государственные службы, отметил глава ИАЦ, бдительные граждане обращаются в правоохранительные органы. «И у нас не проходит и месяца, чтобы не позвонили из милиции и не спросили, проводим ли мы какие-нибудь исследования», — сказал он.

Отвечая на вопрос, откуда же тогда берутся результаты соцопросов зарубежных структур, директор ИАЦ сказал: «Их можно и на коленке нарисовать, только они не будут иметь ничего общего с реальной ситуацией».

Игорь Котляров, фото: БЕЛТА
Игорь Котляров, фото: БЕЛТА

Игорь Котляров в свою очередь напомнил, что при Институте социологии НАН аккредитованы только пять организаций, которые могут проводить опросы по общественно-политической тематике. Среди них НИСЭПИ нет. По словам Котлярова, они неоднократно обращались к НИСЭПИ с просьбой, чтобы они получили аккредитацию. «Никаких ответов в течение последних лет шести мы не получали. Поэтому проведение ими социологических исследований по данной теме — грубейшее нарушение законодательства», — подчеркнул профессор.

При этом социолог уверен, что все исследования НИСЭПИ не соответствуют действительности. «В последнем опросе указано, что они опросили 1,5 тыс. человек. Никогда за последние восемь лет наши интервьюеры и респонденты не встречались с сотрудниками НИСЭПИ, но ведь такое должно было случиться хотя бы пару раз», — отмечает Котляров

По его словам, как правило, в 99,9% результаты исследований НИСЭПИ не совпадают с результатами опросов Института социологии: «Они тенденциозны и подобраны. Даже по самым элементарным вопросам видно, что они работают на определенного заказчика. Верить им просто-напросто невозможно, потому что подобный институт — это какой-то фантом».

Версия основателя НИСЭПИ: Они знают, как мы работаем, но критиковать приказали сверху

TUT.BY связался с основателем НИСЭПИ профессором Олегом Манаевым. Он говорит, что с методологией опросов института любой желающий может ознакомиться на сайте НИСЭПИ.

Там, в частности, указывается, что опросы для института проводят «100 квалифицированных интервьюеров и региональных супервизоров, которые прошли специальную подготовку, имеют многолетний опыт работы в различных типах исследований и проходят периодические инструктажи перед каждым опросом».

По информации с сайта НИСЭПИ, свыше 80% интервьюеров принимали участие более чем в восьми национальных опросах. Там приводится разбивка интервьюеров по профессиям и образованию (90% — высшее), а также информация о супервизорах (профессиональные социологи, контролирующие и организующие работу интервьюеров), которые работают во всех областных центрах.

«Опрос проводится методом face-to-face („лицом к лицу“) интервью по месту жительства (а не по телефону, как думают некоторые)», — говорится в описании работы НИСЭПИ. Там же указаны особенности выборки и контроля за качеством работы интервьюеров.

По словам Манаева, он до сих пор поддерживает общение с социологами из государственных служб. «Большая часть людей там — профессионалы. Игорь Котляров прекрасно знает и меня, и нашу методологию», — рассказал основатель НИСЭПИ.

Фото: Вадим Замировский, TUT.BY
Фото: Вадим Замировский, TUT.BY

Манаев подчеркнул, что после лишения регистрации Верховным судом в 2005 году, вопреки словам Котлярова, никто не обращался ни на электронный адрес НИСЭПИ, ни на личный ящик социолога с предложениями об аккредитации при Академии наук.

«Куда они направляли письма? Пусть приведут примеры писем и адреса, куда их отправляли», — отметил собеседник TUT.BY.

Что касается упреков, что интервьюеры и респонденты сотрудников государственных социологических служб не встречали сотрудников НИСЭПИ, Манаев не видит в этом ничего необычного или удивительного.

— В Беларуси взрослого населения — 7 млн человек. НИСЭПИ проводит опросы с апреля 1992 года. Если взять все опросы за это время, мы опросили около 200 тысяч человек. Это огромная масса людей, но на фоне 7 млн — не так много.

По его словам, до закрытия НИСЭПИ были случаи, когда выборки нескольких социологических служб пересекались. «Возможно, эти пересечения есть и сейчас, но он (Котляров) не заинтересован об этом говорить», — добавил Манаев.

Социолог прямо связывает волну критики НИСЭПИ в государственных СМИ (после БЕЛТА материал появился и в «Советской Белоруссии») с данными последнего опроса. «Они получили указание сверху», — убежден Манаев.

Он отмечает, что, несмотря на то что эти результаты могли не понравиться власти, государство при всех его возможностях не прекращает окончательно деятельность НИСЭПИ в стране.

— В наших опросах есть информация, которая очень ценна для власти. Например, то, что большинство белорусов не поддерживают идею о размещении российской авиабазы в Беларуси.

Манаев считает, что Минск может использовать это как аргумент на переговорах с Москвой, а последняя в ответ не сможет упрекнуть белорусского президента тем, что он пользуется данными контролируемых государством структур.

Данные последнего опроса НИСЭПИ:

Опрос НИСЭПИ: за Лукашенко готовы голосовать 27% белорусов

Опрос социологов: только 5,5% белорусов считают, что стали жить лучше

Опрос НИСЭПИ: большинство белорусов считают, что милиция работает хорошо или удовлетворительно

Опрос НИСЭПИ выявил виновников кризиса в коридорах власти

Опрос: Пророссийские настроения белорусов снизились, проевропейские — выросли