/ /

Как Евросоюзу разобраться с наплывом мигрантов, чем может помочь Турция и как это повлияет на отношения Анкары и Брюсселя? Почему сделка с Великобританией о ее особом статусе полезна даже для остальных членов Евросоюза? Какой будет судьба санкций против России? На все эти вопросы ответил в интервью TUT.BY глава немецкого фонда Конрада Аденауэра и бывший председатель Европарламента Ханс-Герт Пёттеринг.

Фото: Вадим Замировский, TUT.BY

Наш собеседник возглавлял Европейский парламент с 2007 по 2009 год. 9 марта он приехал в Минск и в первой части нашей беседы рассказал о своей надежде на открытие офиса его фонда в Беларуси.

Мы сели в холле минской гостиницы «Европа». По иронии телевизор на стене устами российских ведущих рассказывал о грядущем развале объединенной Европы под грузом ее многочисленных проблем. Ханс-Герт Пёттеринг отвергает такой пессимизм.

— Конечно, у нас много вызовов в Евросоюзе. Это нормально. Но у меня достаточно уверенности в наших силах. Если вы посмотрите на то, что происходит за пределами ЕС — в России или Китае — Евросоюз выглядит хоть и не раем, но лучшей частью мира. Я бы не хотел обменять нашу ситуацию на ту, что есть в любом другом месте на планете.

Такой подход, считает Пёттеринг, дает силы и смелость реагировать на все вызовы, с которыми сталкивается ЕС. Самым серьезным и актуальным из них он назвал проблему миграции.

Надо разделять беженцев и экономических мигрантов

Экс-глава Европарламента признает, что на волне миграции в странах ЕС все большую поддержку находят ультраправые силы.

— Я обеспокоен этим. Еще перед миграционным кризисом это явление имело место. Мы должны сделать все, чтобы вернуть людей, которые сейчас голосуют за крайне правых, к поддержке центристских партий.

Фото: Вадим Замировский, TUT.BY

Пёттеринг убежден, что прогресс в борьбе с миграционным кризисом снизит влияние ультраправых сил.

— С другой стороны, тысячи немцев помогают беженцам интегрироваться. И мы гордимся ими. Мы, христианские демократы, всегда должны четко заявлять, что у каждого человека есть достоинство — мигранта или нет, какая бы религия у него ни была.

Несмотря на это, собеседник подчеркивает, что шанс на убежище в Евросоюзе должны иметь только те, кто действительно преследуется у себя на родине.

— Мы должны разделять таких людей и тех, кто приезжает в ЕС по экономическим причинам. Чем больше мы преуспеем в этом вопросе и сможем снизить число беженцев, тем меньше будет шансов у крайне правых партий.

Кроме того, Пёттеринг отметил, что такие инциденты, как серия преступлений в Кёльне в новогоднюю ночь, меняют отношение многих немцев к проблеме мигрантов.

— Все, кто приезжают к нам, должны уважать немецкий правовой порядок.

Мы с Турцией нужны друг другу

Экс-глава Европарламента прокомментировал также переговоры с Турцией об обмене мигрантами. Турция, напомним, согласилась принять обратно всех экономических мигрантов, которые пересекли Эгейское море и приплыли на греческие острова, однако не имеют легальных оснований для получения убежища в ЕС. В ответ Анкара ожидает от Брюсселя скорейшей интеграции, экономической помощи и введения безвизового режима. В Евросоюзе, по имеющимся данным, пока согласились удвоить выделяемые Турции средства до 6 млрд евро и принимать из Турции тех беженцев, кто имеет право на убежище в ЕС.

— Нам нужна Турция как партнер. Но Турция находится в очень проблемном регионе, у нее конфликты со всеми соседями, включая Россию. И они тоже нуждаются в Евросоюзе как в партнере. Соглашения еще нет, но это (переговоры. — Прим. TUT.BY) движение в правильном направлении.

Фото: Вадим Замировский, TUT.BY

При этом, подчеркивает Пёттеринг, Евросоюз не может закрывать глаза на возникающие проблемы со свободой слова и правами человека в Турции. Для Анкары не будет сделано никаких поблажек в вопросе ускоренной интеграции в Евросоюз, уверяет немецкий политик.

— Если страна хочет вступить в ЕС, есть список критериев, которым надо соответствовать. Греция смогла стать членом Евросоюза в 1981 году, когда избавилась от военной диктатуры. То же самое произошло с Португалией и Испанией в 1986 году. Только демократии с верховенством права могут стать членами ЕС.

Что будет, если Британия выйдет из ЕС?

Экс-президент Европарламента позитивно настроен по поводу недавней сделки между Брюсселем и Лондоном об особом статусе Великобритании внутри ЕС.

— Лондон добился, чего хотел. Но самое важное — это не сама сделка, а останется ли Великобритания в Евросоюзе. Я уверен, что и для нас, и для британцев лучше оставаться вместе.

Более того, Пёттеринг считает, что некоторые положения договоренности с Лондоном пойдут на пользу даже остальным странам Евросоюза.

— Например, я уверен, что всем членам ЕС важно, чтобы вновь приехавшие люди из других стран, особенно безработные, не злоупотребляли их системой социального обеспечения.

Другим примером обоюдной выгоды от переговоров с Лондоном собеседник называет идею о том, чтобы определенное число национальных парламентов стран — членов ЕС могли блокировать вступление в силу законодательства Евросоюза, если оно противоречит их интересам.

Если британцы на грядущем референдуме все же решат выйти из ЕС, то последствия могут быть печальными, убежден Пёттеринг.

— Я не хочу как-то угрожать гражданам Великобритании. Но, вот, например, была встреча Дэвида Кэмерона и Франсуа Олланда несколько недель назад. Сейчас Франция контролирует северную границу с Великобританией. И французский премьер Мануэль Вальс сказал, что если Великобритания выйдет из ЕС, британцам придется заботиться об этом самим.

Фото: Вадим Замировский, TUT.BY

Придется также заново обсуждать условия работы Великобритании в едином рынке ЕС, ведь, покидая союз, Лондон выйдет и из зоны свободной торговли.

Россия оккупировала Крым, но есть ожидания и в отношении Киева

Переключаемся на вопрос Украины и конфликта Евросоюза с Россией в этой связи. Собеседник поясняет причины сохраняющихся европейских санкций в отношении Москвы:

— Россия решила оккупировать Крым. Это нарушает международное право, нельзя просто зайти в страну и отобрать ее часть, просто сказав, что там русские живут…

— Но они говорят, там был референдум…

— Если провести референдум в Чечне, я думаю, большинство чеченцев тоже может проголосовать за независимость. Но Россия не разрешает им, как она это называет, «самоопределение». Надо давать национальным меньшинствам права, а не просто оккупировать земли с ними. Крым — это часть Украины.

Кроме того, добавляет Пёттеринг, насилие на востоке Украины также инспирируется Россией.

— Евросоюз ввел санкции, и это стало большим успехом для ЕС как такового: кому-то на юге Европы не нравятся санкции, страны Балтии пошли бы даже дальше, Германия — где-то посередине.

По словам экс-главы Европарламента, санкции будут отменятся пошагово постольку, поскольку Россия будет способствовать мирному решению конфликта.

— Но есть вопросы и в отношении Украины. То, что мы увидели в правительстве в Киеве, не дает пока оснований говорить, что они все делают правильно. Это касается и мирного процесса, и реформ. Мы настаиваем, что русские, живущие на востоке Украины, должны иметь статус, не нарушающий  их идентичность. Но в границах украинского государства.

Собеседник не согласен, что санкции не сработали: «А что случилось бы без санкций? Россия могла бы пойти еще дальше. А так она знает, что может быть еще больше санкций, если будет эскалация». Пёттеринг не считает, что ЕС сменит свою позицию по санкциям, пока не будет встречных шагов со стороны России.

Фото: Вадим Замировский, TUT.BY

-20%
-10%
-25%
-15%
-30%
-15%
-21%