Поиск людей, пропавших после акций
Что делать, если вас задержали и избили


Если когда-нибудь польские политики будут идти плечом к плечу с белорусским президентом, то в конечном счете им окажется не по пути. Такое мнение высказал в авторской статье в издании Rzeczpospolita бывший посол Польши в Беларуси Лешек Шерепка.

Лешек Шерепка. Фото: Flickr / Radio Svaboda
Лешек Шерепка. Был послом Польши в Беларуси с 2011 по 2015 год. Фото: Flickr / Radio Svaboda

Лешек Шерепка отметил, что Польша с надеждой наблюдала за возрождением Беларуси, видела в нашей стране партнера, государство со схожими интересами. Бывший дипломат подчеркнул, что его страна способствовала установлению отношений и словом, и делом, «о чем свидетельствуют, среди прочего, польские декларации того времени». Он напомнил, что Польша одной из первых признала суверенитет Беларуси — 27 декабря 1991 года, установила дипломатические отношения 2 марта 1992 года, провела обмен визитами на высоком уровне и подписала пакет соглашений во главе с договором о добрососедстве и сотрудничестве в июне 1992 года.

«Позитивная динамика взаимных отношений начала меняться с приходом к власти Александра Лукашенко», — продолжил Шерепка. По его мнению, причиной этому стало не неприятие Польшей нового белорусского лидера, но направленность его политики на усиление личной власти и получение максимальной выгоды от интеграции с Россией.

Дипломатический скандал

Большое внимание в своей статье бывший посол уделил отношениям между двумя государствами на раннем этапе.

«Первоначальная реакция Варшавы на провокационные действия президента Беларуси была довольно сдержанной, она была направлена на поддержание добрососедских отношений, — отметил он. — Вероятно, этим руководствовался Александр Квасьневский, согласившись на встречу с Лукашенко 30 марта 1996 года в знаменитых Вискулях в Беловежской пуще».

Он вспомнил, что президенты провели переговоры в непринужденной обстановке. О чем, по его словам, среди прочего, говорит запечатленное журналистами «странное» поведение польского президента по их окончании: он попытался войти в свой лимузин со стороны багажника.

Шерепка отметил, что было трудно не заметить изменения в политической жизни Беларуси: «В Беларуси стали исчезать неудобные для власти оппозиционные политики, а голосование стало все больше напоминать советскую модель».

Он обратил внимание читателей на «дипломатический скандал», когда послы многих государств «были выгнаны» из своих резиденций в Дроздах. А также напомнил риторику Лукашенко того времени касательно демократии, прав человека, НАТО (и польского членства в организации), США и событий на Балканах.

«Все чаще стал появляться вопрос о доверии к Лукашенко в качестве партнера в политике», — написал бывший посол.

«Лукашенко столкнулся с серьезной проблемой для себя — как остаться у власти», — добавил Шерепка и напомнил, что Конституция ограничивала пребывание его во власти двумя сроками.

Второй причиной, которая, по его словам, беспокоила в те годы белорусского президента, стала волна т. н. цветных революций на постсоветском пространстве. Он имел в виду Украину, Грузию и Кыргызстан.

Шерепка отметил, что Лукашенко «всегда мыслил категориями теории заговора» и был убежден, что вражеские силы используют все усилия, чтобы отстранить его от власти.

«Лукашенко приступил к упреждающим действиям», — отметил бывший посол и напомнил о референдуме 2004 года, давшем ему право избираться президентом неограниченное количество раз. Среди прочих «упреждающих действий» Шерепка назвал репрессии против действенных и потенциальных оппонентов. По его мнению, целью этого являлась «максимальная атомизация общества». Данный перечень дипломат продолжил давлением на Союз поляков, «чья деятельность в 2005 году была фактически парализована».

«Кажется, что это было косвенным результатом выставленной Минском негативной оценки роли польских политиков и общественности в Оранжевой революции в Украине», — подытожил он.

Тонкая красная линия

Шерепка напомнил о президентских выборах 2006 года.

«Лукашенко выиграл в своем стиле: с огромным преимуществом над конкурентами», — подчеркнул дипломат.

Он отметил, что протесты оппозиции «были разогнаны милицией», а один из кандидатов в президенты, Александр Козулин, был осужден «на несколько лет». Его он назвал пророссийским политиком.

После этого, по его словам, отношения с Западом вошли в новый «ледниковый период». Этими «проблемами белорусского лидера» решила воспользоваться Москва: «Все началось со споров на тему цен и объемов поставок российских газа и нефти».

Он написал, что Москва стала требовать ряд уступок, «среди прочего в продаже белорусских активов». После этого он напомнил о грузинско-российской войне в августе 2008 года. Бывший посол считает, что она «не на шутку испугала белорусского президента»:

«Он понял, что тонкая красная линия была пересечена, и теперь Москва может представлять опасность для его власти», — считает Шерепка.

С этим он связал реверансы Лукашенко в сторону Запада и освобождение «главного белорусского политзаключенного», Козулина.

Он добавил, что президент Беларуси «быстро нашел в Европе» своих защитников. Среди наиболее активных Шерепка назвал Далю Грибаускайте и Сильвио Берлускони.

«В 2009 году Лукашенко удалось посетить и Литву, и Италию. В Ватикане на частной аудиенции его принял папа римский Бенедикт XVI», — напомнил дипломат.

Далее Шерепка отметил процесс размораживания отношений с Западом.

«МВФ предоставил Беларуси стабилизационный кредит, который имел решающее значение для стимулирования экономики в период предвыборной кампании. ЕС разморозил санкции и начал готовить программу интенсивного сотрудничества с Беларусью. В Союзе все чаще и чаще можно было услышать мнение, что „последний диктатор в Европе“ не так страшен», — напомнил Шерепка.

Бывший посол написал, что в тех условиях в Варшаве было принято решение начать прямые переговоры с Лукашенко. Это решение принял «лично глава МИД Польши Радослав Сикорский на фоне очередного конфликта вокруг Союза поляков». Имеется в виду ситуация вокруг Польского Дома в Ивенце.

«Если мы исходим из того, что с соседями необходимо разговаривать, то решение было правильным, — написал Шерепка. — Трудно представить себе разговоры с Беларусью без Лукашенко, единственной личности на той территории, которая принимает обязательные к исполнению решения».

Бывший посол отметил, что с политиками вроде Лукашенко надо разговаривать, держа в голове принцип «не навреди».

«Кажется, в нашем случае было иначе, — добавил он. — У нас исходили из того, что результат интеллектуальной дуэли выпускника Pembroke College в Оксфорде и факультета истории Могилевского пединститута предрешен. Достаточно вступить в бой, и успех гарантирован».

Фото Reuters
Александр Лукашенко и Радослав Сикорский. Фото: Reuters

Шерепка написал, что из различных высказываний тогдашнего шефа польской дипломатии следует, что тот искренне верил: он «сможет убедить белорусского лидера начать процесс демократических перемен». Сикорский советовал Лукашенко воспользоваться опытом перехода Польши к демократии.

«Если это правда, то это немного наивно, — продолжил Шерепка. — Давно известно, что Лукашенко принадлежит к числу тех политиков, которые придерживаются принципа: добытую власть не следует отдавать. Тем более не в результате каких-то там выборов. Президент Лукашенко уверен, что является лучшим выбором для своей страны. А тех, кто подговаривает его перенять западные образцы управления, он считает мошенниками».

Шерепка предположил, что целью переговоров с Лукашенко могла стать попытка решения проблемы польского меньшинства. Но он привел пример Литвы, где «демократия не стала панацеей от всех бед».

Также он написал о другой версии потепления отношений:

«Некоторые полагают, что истинным инициатором „открытия Беларуси“ был покойный Ян Кульчик. Он хотел построить в Зельве электростанцию на польском угле и убеждал польское правительство, что столь крупная — более чем на миллиард долларов — инвестиция должна привести к более тесным отношениям и в других областях. Как оказалось, схема функционирования ТЭС была задумана таким образом, что в конце концов единственным бенефициаром должен был стать сам Кульчик, — пояснил Шерепка и добавил: — Белорусы прикинули — и выбрали атомную энергетику».

Бывший посол напомнил, что первая встреча между Лукашенко и Сикорским произошла 25 февраля 2010 года в Киеве на инаугурации Виктора Януковича.

По его словам, Сикорский «специально полетел туда», ведь на собственно самой церемонии Польшу представлял президент Лех Качиньский.

«Главное послание сформулировал Лукашенко, который утверждал, что в польско-белорусских отношениях не существует никаких значимых проблем (что было неправдой), а поляки в Беларуси — это его избиратели, о благополучии которых он постоянно заботится. В вопросе Союза поляков Беларуси он со всей очевидностью тянул время», — написал Шерепка.

Вторая встреча произошла, по словам дипломата, «в неудачный момент» — 2 ноября 2010 года в Минске в ходе предвыборной кампании. Сикорскому удалось уговорить поехать вместе шефа немецкой дипломатии Гидо Вестервелле.

Фото Reuters
Бывший министр иностранных дел Германии Гидо Вестервелле, бывший министр иностранных дел Польши Радослав Сикорский, а между ними — бывший глава МИД Беларуси Сергей Мартынов. Минск, ноябрь 2010 года. Фото: Reuters

«Для каждого, кто знал особенности белорусского политического процесса, было совершенно очевидно, что независимо от того, что будут говорить уважаемые гости, их визит преподнесут и воспримут как знак поддержки действующего президента», — написал Шерепка.

Бывший посол сыронизировал, что в историю дипломатии войдет «долгая тирада насчет преимущества лесбиянок перед геями». Он подытожил, что тот визит изрядно повеселил Лукашенко.

Затем Шерепка напомнил очередную победу Лукашенко на выборах «с огромным преимуществом». Он отметил, что протесты оппозиции были так же, как и в предыдущие кампании, разогнаны, «может, немного брутальней, чем обычно».

Общая история

«Такой итог флирта с Лукашенко должен был быть неприятным сюрпризом для некоторых политиков в Европе. Особенно обозлились те, кто больше других инвестировал в развитие контактов с лидером Беларуси. В первом ряду критиков оказался и Сикорский, который, ссылаясь на некие таинственные социологические исследования, категорично заверил, что выборы были сфальсифицированы», — написал Шерепка.

Он напомнил, что в феврале 2011 года в Варшаве «с большим размахом» была организована конференция «Солидарны с Беларусью». По его словам, тогдашний шеф польской дипломатии, не колеблясь, посоветовал Лукашенко, чтобы тот держал наготове самолет, ведь его может ожидать судьба ливийского лидера Муаммара Каддафи.

«Интересно, думал ли министр иностранных дел, когда таким образом компенсировал свою фрустрацию, как такая активность повлияет на безопасность и эффективность работы польских дипломатов в Беларуси?» — спросил бывший посол.

«Спустя некоторое время можно утверждать, что надежда, связанная с запуском прямых переговоров с Лукашенко, не исполнилась. Демократия в той стране в еще худшем состоянии, чем было. Неизвестна судьба погибших оппозиционных политиков, Союз поляков по-прежнему остается нелегальным, также ухудшился инвестиционный климат. И об этом всем необходимо помнить, потому что снова в Беларуси грядут выборы — 11 октября, которые, как свидетельствуют все знаки на небе и земле, должен в своем стиле выиграть Лукашенко. И снова, также в контексте происходящего в Украине, появляются голоса, призывающие к сотрудничеству с Беларусью и ее лидером», — написал в завершение своей статьи Шерепка.

Он резюмировал, что Беларусь для Польши в силу ряда объективных причин является очень важной:

«Мы должны культивировать вдумчивую, справедливую и последовательную политику. Кроме того, не стоит недооценивать Лукашенко, который является очень эффективным политиком. Я глубоко убежден, что даже если какое-то время мы будем идти рядом, в конце концов нам с ним не по пути», — подчеркнул бывший посол Польши в Беларуси.

-10%
-15%
-30%
-25%
-30%
-40%
-20%
-50%