107 дней за решеткой. Катерина Борисевич
Коронавирус: свежие цифры
  1. «Танцуем, а мое лицо прямо напротив ее груди». История семьи, где жена выше мужа (намного!)
  2. Лукашенко: КГБ вам в ближайшее время расскажет, сколько сюда тротила завезли. И даже пластита
  3. На воскресенье объявлен оранжевый уровень опасности
  4. МАРТ — ЕЭК: Беларусь не нарушает своих обязательств по применению ассортиментных перечней товаров
  5. Стильно и минималистично. В ЦУМе появились необычные витрины из декоративных панелей
  6. На 1000 мужчин приходится 1163 женщины. Что о белорусках рассказали в Белстате
  7. Лукашенко рассказал, что сделал бы, «если бы в стране была настоящая диктатура» и о своем «дворце»
  8. Стачка — за разрыв договора, профсоюзы — против. Что сейчас происходит вокруг «Беларуськалия» и Yara
  9. Оперная певица, которая троллит чиновников и силовиков. Кто такая Маргарита Левчук?
  10. «Ушло вдвое больше дров». Дорого ли выращивать тюльпаны и как к 8 марта изменились цены на цветы
  11. Не с того начали. Бизнес-союз резко ответил на предложение МНС побороться с зарплатами в конвертах
  12. «Хлеба купить не могу». Работники колхоза говорят, что они еще не получили зарплату за декабрь
  13. «Кошмар любого организатора». Большой фестиваль современного искусства отменили за сутки до начала
  14. Надпись в книге, провластные автопробеги и акции солидарности. Что происходит в стране 6 марта
  15. Минздрав сообщил свежую статистику по коронавирусу в стране
  16. Минское «Динамо» в третий раз проиграло питерскому СКА в Кубке Гагарина
  17. Где поесть утром? Фудблогеры советуют самые красивые завтраки в городе
  18. «Парень выдержал полгода». История мотоциклистки, которая в 25 лет стала жертвой страшной аварии
  19. Генпрокуратура возбудила уголовное дело против BYPOL
  20. Кто стоит за BYPOL — инициативой, которая публикует громкие расследования и телефонные сливы
  21. Динаре Алимбековой не хватило секунды, чтобы выиграть медаль в спринте на КМ по биатлону
  22. Госконтроль заинтересовался банками: не навязывают ли допуслуги, хватает ли банкоматов, нет ли очередей
  23. Что критики пишут о фильме про белорусский протест, показанном на кинофестивале в Берлине?
  24. На ЧМ эту биатлонистку хейтили и отправляли домой, а вчера она затащила белорусок на пьедестал
  25. У кого больше? Подсчитали, сколько абонентов у A1, МТС и life:)
  26. «Очень сожалею, что я тренируюсь не на «Аисте». Посмотрели, на каких велосипедах ездит семья Лукашенко
  27. В Минск привезли первый экземпляр нового поколения Renault Duster
  28. Оловянное войско. Как учитель из Гродно преподает школьникам историю с солдатиками и солидами
  29. «Прошло минут 30, и началось маски-шоу». Задержанные на студенческом мероприятии о том, как это было
  30. «Скорее ад замерзнет». В МИД Литвы отреагировали на требование о выдаче Тихановской


Отсутствие политической конкуренции, монополизация СМИ, зависимость избиркомов, широкая практика досрочного голосования, непрозрачная процедура подсчета голосов и ограничения для наблюдателей – основные препятствия для проведения в Беларуси свободных и демократичных выборов, считает правозащитник Валентин Стефанович, мнение которого опубликовано на сайте spring96.org.
 
По мнению Стефановича, в Беларуси уже давно не существует публичного, конкурентного политического процесса.
 
"Наши выборы все больше и больше приближаются к советским стандартам выборов, основными составляющими которых является заранее определенный результат и хороший буфет. Особенно это заметно при проведении парламентских и местных выборов, когда избиратели, которых "попросили" принять участие в голосовании по месту работы или учебы, не могут припомнить фамилии кандидатов, за которых они отдали свои голоса уже на следующий день после выборов, и не знают фамилий победителей на выборах", - пишет правозащитник.
 
По его мнению, СМИ в Беларуси фактически монополизированы властью. "Появление альтернативных действующему главе государства кандидатов на телеэкранах в парочке т.н. предвыборных теледебатов (в записи) никоим образом не влияет на общую ситуацию на фоне бескрайних информационных, административных и финансовых ресурсов, которыми располагает действующий президент", - отмечает правозащитник.
 
Что касается независимости избиркомов, то, по мнению Стефановича, основными организаторами выборов в Беларуси является не ЦИК, а местная власть – исполкомы, идеологи, руководители госпредприятий и вузов.
 
"Именно они ответственны за формирование и состав избирательных комиссий всех уровней, за обеспечение явки избирателей на участки, за обеспечение соответствующих результатов голосования", - считает правозащитник.
 
В результате в комиссии попадают считанные лица, выдвинутые от оппозиционных партий. Стефанович отмечает: "Исполкомы свободны сами решать, кого включать, а кого нет. Тем более что критерии для кандидатов в комиссии законом не определены. Так что и оспорить, в таком случае, не включение в комиссии невозможно, в том числе и в суде".
 
Наибольшее представительство в избиркомах, по словам юриста, в результате имеют такие массовые организации, как БРСМ, ФПБ, Союз женщин, РОО "Белая Русь" и Белорусское общественное объединение ветеранов.
 
Неограниченная возможность голосовать досрочно приводит к использованию административного ресурса властями "в виде "организованного" досрочного голосования студентов, военнослужащих, жителей рабочих общежитий и просто работников госпредприятий", считает Стефанович. По мнению юриста, это нарушает принцип добровольного участия в выборах.
 
Самой большой проблемой белорусского избирательного законодательства правозащитник назвал непрозрачную процедуру подсчета голосов.
 
То, каким образом должен происходить подсчет голосов, никак не прописано в Избирательном кодексе. Каждая комиссия сама определяет такой порядок. Единственным требованием закона является раздельный подсчет голосов: сначала считаются бюллетени из урны для досрочного голосования, затем - из урн для голосования по месту жительства избирателей в день голосования, а затем уже - бюллетени из урны для голосования в день выборов.
 
При этом сами результаты такого подсчета (отдельно по каждой урне) только озвучиваются комиссией, а в протоколе об итогах голосования указывается суммарный результат.
 
"Зачем? Чтобы не было документального подтверждения иногда удивительного дисбаланса распределения голосов на досрочном голосовании и голосовании в основной день выборов между кандидатом от власти и альтернативными кандидатами", - считает Стефанович.
 
Сам же подсчет голосов, по его словам, как правило, производится сразу всеми членами комиссии, каждый из которых считает свою небольшую пачку бюллетеней, записывает результат подсчета на бумажку и передает председателю комиссии. "Председатель комиссии подытоживает все "бумажки" и заполняет итоговый протокол. Получается, что проверить соответствует ли такой результат реальному подсчету голосов невозможно, да и некому", - подчеркивает юрист.
 
Именно поэтому, напоминает он, независимые наблюдатели и представители оппозиции настаивают на том, чтобы бюллетени считались одним членом избиркома и каждый бюллетень демонстрировался членам комиссии, наблюдателям и другим лицам, которые могут присутствовать на участке.
 
Такая же процедура подсчета прописана и в Конвенции о стандартах демократических выборов, избирательных прав и свобод государств - участников СНГ, подписанной в Кишиневе 7 октября 2002 года и ратифицированной Беларусью в 2014 году
 
Наконец, Стефанович отмечает препятствия для наблюдения за выборами. Например, наблюдателям традиционно отказывают в присутствии во время проверки избиркомами подписей, собранных инициативными группами по выдвижению кандидатов или в депутаты, или в президенты
 
"Также наблюдателям, зарегистрированным в территориальных комиссиях, традиционно отказывают в праве присутствовать в этих комиссиях в момент передачи итоговых протоколов и избирательных бюллетеней с участков для голосования. Эта часть процесса является совершенно негласной, закрытой, может сопровождаться различными манипуляциями и "корректировкой" полученных протоколов", - считает правозащитник.
  
"Но самое главное, что наблюдатели фактически лишены возможности наблюдать за процедурой подсчета голосов. Все, что видит наблюдатель на участке - это спины членов комиссии, которые в полной тишине все вместе считают бюллетени", - подчеркивает Стефанович.
 
Наблюдатели также не получают на руки официальную копию протокола и поэтому не могут использовать позже в суде или вышестоящей инстанции копии, которые сделают сами. "Это просто бумажка с цифрами, которые "померещились" наблюдателю", - отмечает правозащитник. 
 
-10%
-50%
-5%
-50%
-5%
-10%
-16%
-10%
-10%