106 дней за решеткой. Катерина Борисевич
Коронавирус: свежие цифры
  1. Лукашенко: КГБ вам в ближайшее время расскажет, сколько сюда тротила завезли. И даже пластита
  2. Что критики пишут о фильме про белорусский протест, показанном на кинофестивале в Берлине?
  3. «Очень сожалею, что я тренируюсь не на «Аисте». Посмотрели, на каких велосипедах ездит семья Лукашенко
  4. Стильно и минималистично. В ЦУМе появились необычные витрины из декоративных панелей
  5. Минздрав сообщил свежую статистику по коронавирусу в стране
  6. По обновленному КоАП судили айтишника из квартала «Пирс». На его балконе БЧБ-флаг держался с августа
  7. Кто стоит за BYPOL — инициативой, которая публикует громкие расследования и телефонные сливы
  8. «Хлеба купить не могу». Работники колхоза говорят, что они еще не получили зарплату за декабрь
  9. По зарплатам «в конвертах» ввели новшество. Оно касается как работников, так и нанимателей
  10. Насколько хорошо вы понимаете логику приговоров. Попробуйте себя в роли судьи. Игра
  11. Помните, сколько стоили машины на авторынке в Малиновке 20 лет назад? Сравнили с современными аналогами
  12. На воскресенье объявлен оранжевый уровень опасности
  13. Динаре Алимбековой не хватило секунды, чтобы выиграть медаль в спринте на КМ по биатлону
  14. Не с того начали. Бизнес-союз резко ответил на предложение МНС побороться с зарплатами в конвертах
  15. Оперная певица, которая троллит чиновников и силовиков. Кто такая Маргарита Левчук?
  16. «Скорее ад замерзнет». В МИД Литвы отреагировали на требование о выдаче Тихановской
  17. На ЧМ эту биатлонистку хейтили и отправляли домой, а вчера она затащила белорусок на пьедестал
  18. У кого больше? Подсчитали, сколько абонентов у A1, МТС и life:)
  19. Оловянное войско. Как учитель из Гродно преподает школьникам историю с солдатиками и солидами
  20. Где поесть утром? Фудблогеры советуют самые красивые завтраки в городе
  21. «Танцуем, а мое лицо прямо напротив ее груди». История семьи, где жена выше мужа (намного!)
  22. Надпись в книге, провластные автопробеги и акции солидарности. Что происходит в стране 6 марта
  23. Стачка — за разрыв договора, профсоюзы — против. Что сейчас происходит вокруг «Беларуськалия» и Yara
  24. «Кошмар любого организатора». Большой фестиваль современного искусства отменили за сутки до начала
  25. «Вместо 25 рублей — 129». Банк повысил предпринимателю плату за обслуживание в 5 раз из-за овердрафта
  26. Госконтроль заинтересовался банками: не навязывают ли допуслуги, хватает ли банкоматов, нет ли очередей
  27. Генпрокуратура возбудила уголовное дело против BYPOL
  28. Лукашенко рассказал, что сделал бы, «если бы в стране была настоящая диктатура» и о своем «дворце»
  29. МАРТ — ЕЭК: Беларусь не нарушает своих обязательств по применению ассортиментных перечней товаров
  30. «Парень выдержал полгода». История мотоциклистки, которая в 25 лет стала жертвой страшной аварии
Чытаць па-беларуску


Сергей Богдан,

Сергей Богдан. Выпускник БГУ и Европейского гуманитарного университета в Литве. Сейчас работает над докторской диссертацией в Свободном университете Берлина. Старший аналитик Центра Острогорского, политолог. Фото: TUT.BY
Сергей Богдан. Выпускник БГУ и Европейского гуманитарного университета в Литве. Сейчас работает над докторской диссертацией в Свободном университете Берлина. Старший аналитик Центра Острогорского, политолог. Фото: TUT.BY
24 апреля отмечается скорбная дата мировой истории – столетие начала крупномасштабных репрессий против христианского, прежде всего армянского населения Османской империи. Об эхе этой трагедии и о том, как действительные или предполагаемые исторические обиды могут завести в тупик любую страну, пишет аналитик Центра Острогорского Сергей Богдан.
 
Cпоры о том, следует ли считать гибель сотен тысяч людей в Османской империи в 1915 году геноцидом, не являются академическими или абстрактными дискуссиями. Вопрос признания геноцида стал важнейшим фактором армянской и региональной политики. Влиятельные политические круги армянской диаспоры сделали эти исторические обиды - в своем их понимании - ключевым понятием своей идеологии. Это видение истории в значительной степени предопределило и проблемы независимой Армении. Всегда и везде было опасно строить политику на основе истории, пренебрегая географией.
 

Вековое сосуществование

Массовым убийствам начала ХХ века предшествовали несколько веков жизни армян в тюркском мусульманском государстве. Армяне утратили собственную государственность в конце XIV века и далее жили под османским (а в Восточной Армении - персидско-азербайджанским) господством. Им, как и другим христианам, приходилось сталкиваться с дискриминацией, но армяне добивались заметных успехов на экономическом поприще и занимали некоторые высокие государственные посты в Османской империи. Армянское ее население особо не бунтовало - в отличие от греков или славян. Османское правительство не ставило задачи уничтожить армян, больше всего последние страдали от бесчинств со стороны соседей-курдов. Но курды и самому османскому правительству особо не подчинялись.
 
Все изменилось с приходом новых политических идей из Европы и началом модернизации османского государства в XIX веке. Империя трещала по швам, тогда как ее армянские подданные успешно усваивали достижения западноевропейской цивилизации, а армянские активисты развернули все большее сотрудничество с могущественными империями того времени, прежде всего с Россией, Францией и США.
 
На первый взгляд, это кажется рациональным шагом - ведь османское государство ослабевало, но по-прежнему позволяло курдам грабить и резать армян, зато иностранные дипломаты выслушивали последних и заступались за армян перед османским правительством. Однако есть одно существенное обстоятельство - начало ХХ века было тем временем, когда Османская империя постоянно теряла свои земли. По сути, она была вытеснена из Европы.
 
Как отмечает известный американский историк Бернард Льюис: "Для турок армянское движение было самым смертельно опасным из всех врагов. Они могли, пусть и неохотно, уйти с завоеванных земель сербов, болгар, албанцев и греков, оставляя отдаленные провинции и перенося границу Империи ближе к дому. Но армяне, районы расселения которых распростерлись через всю Азиатскую Турцию от кавказской границы до средиземноморского побережья, находились в самом сердце турецкой родины - и отказ от этих земель означал бы не уменьшение, а распад турецкого государства".
 

Кто же несет ответственность за зверства?

Уже первые месяцы Первой мировой войны, по мнению османского командования, продемонстрировали склонность армян к массовому сотрудничеству с российской императорской армией, которая наступала со стороны Кавказа. В атмосфере ожидания наступления западных союзников России с противоположного направления османское правительство приказывает сначала арестовать и выслать из столицы армянскую интеллигенцию, а затем выселить армянское население из Анатолии в Сирию. Армянское население было не только изгнано с родных земель. Огромное множество людей было убито или умерло в результате этих действий.
 
Вопрос, действительно ли османское правительство намеревалось истребить армян, - спорный. С одной стороны, очевидно, что по крайней мере некоторые члены фракции младотурок, управлявшей тогда империей, самое меньшее способствовали резне. С другой стороны, очевидно и то, что самую выдающуюся роль в зверствах сыграли не представители османских государственных структур и не турки, а курды и представители северокавказских народов, переселившихся в Османскую империю, чтобы не жить под властью христиан.
 
Оспариваются и цифры жертв - оценки колеблются от нескольких сотен тысяч до полутора миллионов. К Первой мировой войне армяне жили в трех огромных регионах - не только на Кавказе под российской администрацией, но также и в так называемой Западной Армении и Киликии под османским управлением. После войны осталась лишь Кавказская Армения - сегодняшняя Республика Армения.
 
После Первой мировой на руинах Османской империи возникла новая Турция, созданная турецкими националистами во главе с Мустафой Кемалем. Его сторонники амбивалентно относились к османскому государству, предпочитая ему более древнее средневековое наследство турок-сельджуков. В любом случае Турецкая республика не была склонна признавать армянский геноцид.
 

Диаспора, у которой есть страна

Между тем геноцид привел также к эмиграции большого количества османских армян. И без того уже довольно значительная армянская диаспора превратилась в серьезную политическую и экономическую силу в странах своего проживания и на родине, расширила свою географию и выросла количественно. Она и занялась тем, чтобы заставить турок признать свою вину.
 
Живя за морем, армяне тем не менее передавали из поколения в поколение свою память о тех событиях. Излишне говорить, что эта память формировала особое отношение к туркам. Дошло даже до создания террористической организации "Армянская секретная армия за освобождение Армении" (АСАЛА), которая требовала от Турции признать геноцид, выплатить репарации и отдать земли. Аргументами были теракты - сначала против турецких чиновников, но в конце концов дошло и до простой бойни в парижском аэропорту.
 
Благородно культивировать "историческую память" о геноциде в диаспоре было просто. Патриотам, живущим в США или Франции, не приходилось иметь дела с реальной физически существующей родиной, ее ежедневными потребностями и приземленными интересами. А потому не надо было думать о том, как же все-таки жить с тюркскими соседями - ведь Армению со всех сторон окружают тюркские народы - помимо Турции и Азербайджана, Армения граничит с азербайджанскими районами Ирана и Грузии.
 
Звездный час такого патриотизма пришел с распадом СССР. Диаспора предложила свои услуги Армении, отделявшейся от Союза. В Армению пришли деньги, на родину приехали не только диаспорные армяне с блестящей профессиональной подготовкой вроде будущего министра иностранных дел Раффи Ованнисяна, но и люди, готовые решать вопросы при помощи оружия, вроде будущего полевого командира карабахской войны Монте Мелконяна.
 
И вскоре оказалось, что, перефразируя Бисмарка, если у некоторых стран есть диаспора, то у армянской диаспоры есть страна. Выношенные за океаном и привезенные на родину красивые идеи однако слабо вязались с необходимостью проведения реалистичной политики правительством независимой Армении. И если на самой заре независимости президент Тер-Петросян пытался срочно установить отношения с Турцией, остро необходимые независимой Армении, то министр иностранных дел Ованнисян - еще даже не отказавшись от своего иностранного гражданства - откровенно противился этой линии. Сперва признание геноцида, затем нормализация отношений - говорил он в глаза турецким чиновникам, даже приезжая в Анкару.
 
Как следствие, Республика Армения, не успев получить независимость, оказалась в долговременном стратегическом тупике войны и блокады. Результатом был развал народного хозяйства, эмиграция большой части населения, зависимость страны от поддержки упорствующей в своем патриотическом идеализме диаспоры, а также зависимость от России и Ирана.
 

Миф важнее реальной страны

Ситуация с геноцидом - пример того, что случается, когда идеологизированную версию истории кладут в основу политики, пренебрегая другими соображениями. Исчезают очертания реальной страны, ее потребности как-то сосуществовать с соседями, вместо них выдвигается на первый план миф о величии и об исторических обидах.
 
Известный французский певец и сам искренний армянин Шарль Азнавур осмелился пару лет назад предложить прекратить требовать от Турции признания геноцида, а удовольствоваться тем, что Анкара признает просто массовые убийства. Он отметил, что страна задыхается из-за закрытости границ: "Каждый день, изо дня в день Армения пустеет. Пройдет не так много времени и Армения станет пустой ракушкой ... Кому это выгодно? Всего лишь трем богатым бандитам? Трем мафиози? А сотни тысяч несчастных, разбросанных по всему миру? ... И все потому, что некоторые зациклились на слове "геноцид", которое Турция оспаривает?"
 
Диаспора Франции и Швейцарии - Азнавур был на тот момент послом Армении в Швейцарии - набросилась на Азнавура. С тем же столкнулся и президент Армении Серж Саргсян, когда осторожно как-то заметил, что и сами армяне уже давно используют термин "большая резня", который по большому счету синонимичен слову "геноцид".
 
***
 
В любом случае народы не выбирают своих соседей и вынуждены сосуществовать с теми соседями, которые есть. Попытки игнорировать эту универсальную истину заканчиваются плачевно для всех. Но попытки эти не прекращаются - и не только где-то на Кавказе. Сегодня некоторым в Беларуси и Восточной Европе также кажется, что Россия разваливается, и вот мы уже слышим, как увлеченно обсуждаются спешно выкапываемые из истории обиды или же сценарии распада империи. Пришло, мол, время поставить Россию на место - тем более, что и западные страны якобы могут поддержать. Нечто похожее сто лет назад думали и армянские националисты, которыми двигали вполне возможно очень благородные устремления.
 
Империя шаталась и разваливалась на глазах. Но попытаться загнать ее в угол оказалось опасно. В борьбе за выживание, когда речь пошла о самом сохранении турецкой государственности, Турция решила беспощадно убрать с пути неугодных ей соседей - а прежде всего армян и греков. Это, впрочем, ничем хорошим и для самой Турции не закончилось – она на долгие десятилетия стала врагом для Армении и Греции. О непосредственных исполнителях - курдах - и говорить нечего, их машина турецкого государства раздавила следующими после христиан.
 
Хочется также верить, что столетие большой резни армян хоть кого-нибудь заставит задуматься над тем, стоит ли строить свои отношения с соседями - малыми или большими - на создании непримиримых исторических образов, на игнорировании географической данности, объективных соотношений сил, экономической необходимости работать с соседями. Над тем, что не стоит надеяться на добрую волю великих держав, которые - если что - вступятся и приструнят басурман, обижающих малые нации.
Мнение авторов может не отражать точку зрения редакции TUT.BY.
-5%
-10%
-20%
-20%
-25%
-7%
-20%
-50%
-23%