/ /

Артем Шрайбман, политический обозреватель TUT.BY
Артем Шрайбман, политический обозреватель TUT.BY
Данные последнего соцопроса НИСЭПИ оказались в целом ожидаемы. Самый значимый итог – резкое падение рейтинга президента. А если точнее – продолжение падения.

На графике ниже видно, как электоральный рейтинг Александра Лукашенко, несмотря на отсутствие роста реальной зарплаты, пробивает планку в 45% в 2014 году. Об этом феномене много писали: белорусы стали ценить свою стабильность на фоне украинских событий и временно забыли про уровень доходов. Временно.
 
Как только вполне естественный, и уж точно заложенный в белорусском ДНК, страх войны начал отпускать, в поле зрения вернулись вопросы материальные. Как шутили в соцсетях – холодильник начал выигрывать битву с телевизором.
 

Падение рейтинга продолжилось в марте с новой силой. Минус шесть процентных пунктов. Не надо быть семи пядей во лбу, чтобы увидеть причины. "Элегантная девальвация" декабря-января, начавшая разгон инфляция, снижение зарплат в твердой валюте – все это обвалило бы рейтинг любой власти. И такое уже было в Беларуси – в 2011 году. Тогда уровень поддержки главы государства снизился почти до рекордных 20%, но спустя пару лет отыграл падение. Но сейчас ситуация принципиально иная.
 
В сюжете с падением рейтинга Лукашенко интересны не столько его лежащие на поверхности причины, сколько его последствия. Чтобы пояснить, что я имею в виду, стоит зайти издалека.
 
Почти все независимые экономисты сошлись на выводе, что для снятия существующих в экономике дисбалансов правительство решило сделать ставку на так называемую внутреннюю девальвацию, или проще говоря – затягивание поясов.
 
Особенности этого выбора в том, что власть сознательно отказывается от стимулирования роста ВВП, повышения зарплат (более того, даже пытается снизить их в реальном выражении), Нацбанк ведет жесткую монетарную политику, сохраняя ставки по кредитам на высоком уровне. Все это, по задумке, должно снизить внутренний спрос и как следствие – давление на национальную валюту. То есть курс остается стабильным.
 
Последствием внутренней девальвации по общему правилу становится падение доходов населения и рост безработицы: реальной, как например в южноевропейских странах, или скрытой – с неполными рабочими днями, остановкой конвейеров и отпусками за свой счет – что уже началось на некоторых белорусских предприятиях. Именно поэтому ряд экономистов критикуют эти меры за чрезмерную жесткость, указывая, что порой лекарство оказывается опаснее болезни.
 
Но оставим спор экономистам. Для нас важен тот факт, что все последние шаги Нацбанка и правительства говорят однозначно в пользу выбора этой стратегии. Ее особенность в том, что желаемых результатов внутренняя девальвация достигнет только, если следовать ей дисциплинированно. Нельзя где-то зажать, а где-то отпустить, условно говоря. Нельзя, например, снизить ставки по кредитам, повысить зарплаты бюджетникам, заморозив их в реальном секторе, или наоборот. Все это приведет к новому росту внутреннего спроса, и похоронит возможность сбалансировать макроэкономическую ситуацию без новой девальвации рубля.
 
Беларусь только встала на этот путь. Все "прелести" внутренней девальвации еще впереди: зарплаты будут не выше, а скорее еще ниже, чем сегодня, предприятия продолжат работать с перебоями, многие лишатся работы. Добавьте к этому неизбежный рост цен, которые были заморожены Минторгом и пока не догнали девальвацию.
 
Что мы видим – терапия только началась, а рейтинг уже пикирует. И это, напомню, предвыборный год. При сегодняшней экономической динамике, страшно представить, что может быть с этим рейтингом к лету. А к концу осени? И власть может испугаться.
 
Сразу оговорюсь, этот страх едва ли имеет (или будет иметь) под собой рациональные основания. Те же опросы НИСЭПИ показали, что при упавшем рейтинге власти, немного выросшем рейтинге оппозиционеров, повальном экономическом пессимизме готовность белорусов протестовать только снижается месяц за месяцем. Снова сыграла свою роль Украина. Теперь у большинства белорусов протесты прочно ассоциируются с хаосом, разрухой и войной.
 
Но об этом легко рассуждать, сидя в кресле в редакции или дома на диване. Ситуация же с главного кресла в стране, вероятно, видится совсем другой. Неслучайно в 2010-м к выборам зарплату подтянули до знаменитых $500, включив для этого печатный станок. А потом хоть трава не расти. Собственно и не росла целый год.
 
Выборы для белорусской власти – не только механизм легитимизации в глазах народа. Это еще и некий внутренний, психологический экзамен. Время, когда приходит пора похвастаться результатами своей работы. Отсюда и пятилетки, привязанные к электоральному циклу. Отсюда и Всебелорусские народные собрания под выборы. Президенту надо понимать, что пусть его не любят на Западе, настороженно относятся в Москве, ругают "свядомые" и другая "пятая колонна", но простой народ, крестьяне и рабочие, доярки и трактористы, учителя и врачи – его реальная опора и поддержка. Александр Лукашенко черпает политическую энергию из этой убежденности и поэтому еще ни разу не пробовал идти на выборы на пике обнищания собственного электората. Хотя в общем-то милиции на случай чего хватало всегда.
 
Если печатать деньги перед прошлыми выборами начали с растущей экономикой и отсутствием протестных настроений, то сегодня поводов сорваться куда больше.
 
Правительство и Нацбанк, разумеется, будут сопротивляться – там после январского "перетряхивания" собралась достаточно профессиональная команда экономистов-практиков и опытных управленцев. Но мы же с вами понимаем, какое место в иерархии белорусских нормативных актов занимает удар кулаком по президентскому столу.
 
Первые симптомы вероятного срыва в привычное предвыборное ублажение электората уже проявились. В конце февраля президент посетовал, что экономика не растет, а доходы населения падают. В начале марта высказался еще прямее: "Сейчас первостепенной задачей правительства и всех органов власти является подъем экономики. Скажу точнее – промышленности, буквально нескольких наших гигантских предприятий".
 
Эти заявления полностью расходятся с заявленной стратегией внутренней девальвации, неизбежным и ключевым последствием которой является как раз спад производства.
 
Данные опроса НИСЭПИ только побуждают президента метнуться в привычную сторону: с печатанием денег и полным обвалом экономики после выборов. Разница лишь в том, что в 2011 году внешние условия помогали выйти из кризиса: экономика России росла, высокой была и цена на нефть. Ничего из этого не планируется в следующем году.
 
А других источников дохода, кроме печатного станка, судя по всему, тоже не предвидится. МВФ не готов давать кредиты под обещания реформ, Москва пока лишь согласилась пролонгировать существующий долг и подбросить мизерные 110 млн долларов кредита.
 
2015 год превращается для власти в игру нервов. И чем ближе к выборам, тем большим становится соблазн свернуть на проторенную, но от того не менее опасную для экономики страны, дорожку.

Мнение авторов может не отражать точку зрения редакции TUT.BY.
-30%
-25%
-20%
-51%
-25%
-15%
-50%