Экономический рост в Беларуси стал жертвой удержания курса валют. Население чрезмерно боится девальвации после кризиса 2011 года. А власть может справиться только с одним: или курсом валют, или экономическим ростом. Такое мнение высказали эксперты нового выпуска программы "Амплитуда". Поэтому перед будущими выборами власти не смогут обеспечить рост зарплат, но при сохранении политической стабильности и гражданского мира победят.



Волна кризисов 2009-2011 годов никак не отразилась на доверии белорусов к государству, но значительно ослабила власть. Это требует от нее точечной концентрации в отдельных сферах для обеспечения дальнейшей лояльности белорусов. При этом для разных социальных групп у власти свой подход: например, зависимые от государства врачи и учителя более терпеливы ввиду более низкой трудовой мобильности, а потому государство реже обеспечивает рост зарплат в этой сфере. В то же время более мобильные строители и получают больше. К тому же белорусы стали выше оценивать те услуги, которые предоставляет им государство, и при этом - требовать от государства меньше, все больше полагаясь на себя. Таковы результаты исследований Белорусского института стратегических исследований (BISS). 

Голос форума

agv 11 июня 2014 в 20:48 из Беларуси

Не знаю, на каком основании эксперты говорят о "поддержке" населением текущей версии социального контракта в ситуации когда альтернативные мнения исключены из информационного поля. Те кто несогласен, видя, как жёстко подавляются протесты, просто молчат. Но в своём поведении руководствуются отнюдь не лояльностью.
В чем секрет белорусской стабильности, какие факторы оказывают наибольшее влияние на формирование соцконтракта и принятие его сторонами, насколько изменилась ситуация за 5 лет, прошедших между исследованиями, что дают итоги исследования договора между государством и гражданами и как долго белорусы будут спокойно воспринимать изменения соглашения государством в одностороннем порядке? На эти и другие вопросы отвечали директор Исследовательского центра ИПМ Александр Чубрик и аналитик Белорусского института стратегических исследований Елена Артеменко. Ведущая - Алёна Андреева

Внимание! У вас отключен JavaScript, ваш браузер не поддерживает HTML5, или установлена старая версия проигрывателя Adobe Flash Player.

Открыть/cкачать видео (115.84 МБ)


Внимание! У вас отключен JavaScript, ваш браузер не поддерживает HTML5, или установлена старая версия проигрывателя Adobe Flash Player.

Скачать аудио (14.78 МБ)

Проведено второе исследование по соцконтракту. Появились ли дополнительные трактовки этого понятия? Что сегодня мы понимаем под соцконтрактом?

Елена Артеменко: В 2008 году не существовало стройной концепции, почему белорусы лояльны к государственной власти. Существовавшие концепции чаще всего говорили о харизматичном лидерстве или о рациональных причинах. К концу 2000-х годов стало понятно, что феномен поддержки белорусской власти среди населения сложный и многогранный. Есть не только рациональные экономические причины, но и множество других факторов. Социальный контракт описывал, за счет каких выгод и издержек люди принимают ту или иную стратегию поведения. Учитывалось, какие выгоды они получают от взаимоотношений с государством и каковы издержки в условиях протеста и смены лояльного отношения.

Социальный контракт – это общественный договор между государством и гражданами?

Елена Артеменко:  Социальный контракт – это скорее форма поддержки государственной власти. Но есть альтернативные способы поведения, например, протест или выход в виде эмиграции или переезда в частный сектор.  

Что дает такое исследование экспертам?

Александр Чубрик: Экспертам это дает упорядоченное понимание того, куда мы можем двигаться. В 2008 году Беларусь переживала золотые времена накануне кризиса. Всегда интересно, что произойдет с обществом в конце золотого времени, насколько устойчива стабильность. Когда говорят о социальном контракте, упоминают лояльность, но опускают два других компонента: четкое понимание издержек протеста и наличие возможностей выхода, если ты не лоялен и не протестуешь. Четкая картина помогает понять, как себя будут вести экономические власти, люди.

Если посмотреть на зарплату, государственные инвестиции, динамику пенсий, заметно, что перед ключевыми электоральными событиями ускоряется рост зарплаты. После выборов, референдумов зарплата растет медленнее производительности труда. Если ресурсы у государства заканчиваются, и оно не может стимулировать рост, интересно знать, как это отразится на отношении общества к власти.

Как часто нужно исследовать сферу общественного договора между государством и гражданами?

Елена Артеменко: Стоит разделять общую концепцию и контроль того, насколько удовлетворяются потребности и ожидания граждан. С точки зрения удовлетворения граждан, чем чаще проводятся такие исследования, тем лучше. Это позволяет выделять дополнительные средства для повышения качества жизни в наиболее проблемных точках. Концепцию имеет смысл пересматривать, когда проходят существенные изменения. Финансовый кризис позволил по-новому взглянуть на социальный контракт и дал новую информацию для расширения концепции.

Какие события в жизни  страны оказывают наибольшее влияние на соцконтракт?

Елена Артеменко: Судя по тому, что у населения снизились ожидания относительно экономической поддержки государства, именно экономические кризисы больше всего влияют на соцконтракт. Результатом исследования в 2013 году стало то, что население в меньшей степени полагается на государство в вопросах трудоустройства, экономического обеспечения, здравоохранения и образования. Известна тенденция сокращения процента бюджетных мест и увеличения доли платных в сфере высшего образования. Обостряется проблема в сфере медицинского обслуживания из-за недостаточного финансирования и затруднительных реформ системы здравоохранения. По результатам исследований видно, что люди ищут новые источники дохода, часто совмещают несколько работ.

Александр Чубрик: За последние несколько лет в Беларуси произошло несколько кризисов. Беларусь постоянно на пороге кризиса, потому что ресурсов становится меньше. Резко выросли расходы на обслуживание госдолга и снизились расходы на субсидии госпредприятиям, а это один из важнейших каналов благосостояния населения.

Население не однородно. Есть разные категории в зависимости от типа контракта с властью, которые связаны с мобильностью рабочей силы, человеческим капиталом. Если государство резко сократит финансирование бюджетников (библиотекарей, участковых терапевтов), у них не будет возможности найти себе работу лучше, их мобильность довольно низкая. А образование не позволяет пойти работать продавцом. Государство здесь чувствует себя довольно вольготно: эти люди все равно будут лояльны, потому что у них не так много возможностей. 

Строители и люди, работающие в автотранспортной отрасли, являются основными трудовыми мигрантами. Во время кризиса она уезжают в Россию или другие страны. Они уходят в частный сектор, находят подработку, у них больше возможностей. И государство тоже чувствует себя довольно спокойно, потому что самое главное – не пытаться содрать с них большие налоги. Людей устраивает эта ситуация, потому что они нашли себе место.

В Беларуси все упирается в наличие ресурсов у государства. Мы стоим на пороге социального переформатирования.

Каким социальным группам государство вынуждено идти на уступки?

Елена Артеменко: Это проявляется в трудовой миграции, когда важная для нашей экономики сфера строительства испытывает недостаток кадров. Приходится поддерживать на уровне заработную плату. У нас есть проблема с медицинскими специалистами. Молодые специалисты уходят из отрасли. После небольшой переквалификации у них есть возможность переезжать в ЕС. Необходимо решать проблему уровня заработных плат медицинских сотрудников.

Александр Чубрик: Я бы добавил сюда госслужащих, на мой взгляд, это одна из ключевых проблемных групп. Как только доходы в госсекторе существенно упали, получился отток толковых специалистов в Россию, в частный сектор. Если государство хочет удержать лучших, оно должно быть осторожно.

Чем результаты исследования 2013 года отличаются от предыдущего исследования?

Елена Артеменко: Население гораздо меньше ожидает от государства, ощущает меньшую зависимость от него. При этом на фоне снижения ожиданий возросли оценки того, что они получают от государства. Население продолжает соглашаться с посылом оправданности ограничения политических прав и свобод взамен на стабильность и сохранение гражданского мира. В целом население согласно с основными идеологемами и выражает лояльность существующему положению дел. Для нас было удивительно, что снижаются выплаты населению, оно меньше ждет от государства, и, тем не менее, оно согласно с основными идеологическими конструктами. Это сохранение госсобственности крупных предприятий, оправданность гарантированного трудоустройства, даже при более низком уровне заработной платы. Также необходимость обеспечивать трудовыми местами выпускников, даже если их распределяют принудительно.

То есть в основном на удержание стабильности влияют экономические факторы.

Елена Артеменко: Стоит учитывать другие факторы сохранения стабильности. У нас сформированы и сохраняются социальные институты, правила, нормы поведения, как люди привыкли жить. Дело не только в том, что государство поддерживает население на прежнем уровне, а в других причинах. Например, есть концепция сохранения плохих институтов (которые действуют недостаточно эффективно) - это зависимость от колеи. Чтобы выйти из нее, нужны гораздо более сильные потрясения и существенные экзогенные шоки.

Какие иррациональные объяснения этой стабильности?

Елена Артеменко: Можно сказать, что на первый взгляд, согласие с плохими институтами иррационально. Но население внесло большой вклад времени, ресурсов, чтобы привыкнуть к этим условиям, и трудозатратно что-то менять, терпеть последствия структурных реформ. Если человеку есть что терять, он вряд ли с легкостью пойдет на изменения. Если копнуть глубже, следование привычной колее рационально.

Александр Чубрик: В 2002-2003 год рейтинг Лукашенко стремительно упал после выборов. После кризиса начались невыплаты по зарплате, цены на коммунальные услуги стали быстро расти. Но тогда зарплата была 100 долларов.  Сейчас ситуация несколько иная. Когда ты в колее, но с зарплатой 600 долларов, ты чувствуешь себя иначе. Конечно, что-то меняется, но это вполне терпимо. А изменения еще не известно, к чему приведут.

Я бы никогда не рассматривал социальный контракт как что-то, над чем люди глубоко задумываются. Меня тревожит, что люди стали меньше ожидать от образования и здравоохранения. Это ключевые услуги, которые государство оказывает обществу. Если стали меньше ожидать, это значит, их качество стало падать. Государству надо задуматься, как оно будет поддерживать тот уровень доверия к себе, если качество этих услуг будет продолжать снижаться.

Елена Артеменко: Для нас ключевая потребность – сохранение политической стабильности, гражданского мира. Государство по-прежнему обеспечивает населению эти ценности.

Каковы ваши прогнозы на 2015 год? Мы задержались на пороге очередного кризиса, и в будущем году будет важная электоральная кампания.

Александр Чубрик: По итогам прошлых исследований мы увидели, что даже кризис и глубокое падение доходов не повлияли существенно на социальную стабильность. Ключевая задача для экономических властей – избежать валютного кризиса. Раньше была еще одна - обеспечить экономический рост. В какой-то моменты эти задачи стали несовместимыми. Продолжали поддерживать рост, но упустили валютный курс. Произошло падение доходов, но без серьезных последствий для социальной стабильности, хотя с существенными последствиями для электоральной поддержки. Сейчас основные уроки извлечены, и с конца прошлого года власти проводят сбалансированную политику. В жертву был принесен экономический рост. Судя по всему, эта тенденция продолжится и в следующем году.

Это небывалый случай с точки зрения логики политико-делового цикла, которая была до сих пор. Еще не было такого, чтобы перед выборами не повышался уровень дохода. Сейчас роста доходов не будет, а цены на этом фоне растут довольно быстро. Будут происходить значимые экономические изменения, потому что власти знают, что они не приведут к значимым социальным изменениям.

Елена Артеменко: После события в Украине и событий зимы 2013-2014 года стало понятно, что на электоральную поддержку влияют не только экономические факторы. Украинские события и, возможно, наши успехи на зимней олимпиаде повысили рейтинг Лукашенко с 35% в декабре до 40% в марте. Экономический рост и рост зарплат был сдержанным. Это позволяет говорить о других условиях для повышения рейтинга перед выборами. 

-10%
-10%
-10%
-12%
-15%
-30%
-30%