Фото: belarus-news.eu
Фото: belarus-news.eu
Президент Беларуси Александр Лукашенко долгое время был ближайшим союзником путинской России, однако в октябре 2010 года назвал лучшим другом своего государства Китай. В ответ китайцы в октябре 2011 года наградили белорусского премьера орденом Дружбы. С тех пор двусторонние связи становятся только прочнее.

Atlantico: Глава белорусского государства Александр Лукашенко всячески стремится продемонстрировать независимость от России Владимира Путина и сегодня, по всей видимости, нашел нового покровителя в лице Китая Си Цзиньпина. Сложился ли между двумя этими странами стратегический альянс?

Жан-Венсан Бриссе (Jean-Vincent Brisset) – бригадный генерал, директор Института международных и стратегических исследований: У Беларуси и, если конкретнее, ее президента сложились плохие или даже очень плохие отношения с Европейским союзом и США из-за санкций, которые были приняты за последние несколько лет против Лукашенко и многих его близких соратников. Александра Лукашенко критикуют, в частности, за антисемитские и гомофобские заявления. Кроме того, его страну всегда воспринимали как часть сферы влияния России. На самом деле после провозглашения независимости отношения Москвы и Минска всегда были весьма непростыми. Лукашенко был откровенно не готов смириться с ролью послушного вассала. Тем не менее положение его государства неизменно вынуждало его идти на уступки в обмен на необходимую для выживания экономическую помощь. С другой стороны, Россия долгое время нуждалась в этом неудобном соседе, который занимал ключевую позицию на пути в Западную Европу. Сегодня личные отношения двух лидеров по-прежнему прочны: все видели, как в начале января они играли в хоккей в одной команде.

Отношения с Китаем начали развиваться практически сразу после провозглашения независимости страны, а торговый обмен двух государств стабильно набирает объемы. Лукашенко побывал с визитом в Китае в 1995, 2001, 2005, 2010 и 2013 годах. В интервью в октябре 2010 года он назвал Китай лучшим другом своей страны. В ходе последнего визита в июле 2013 года он подписал с Си Цзиньпином соглашение о стратегическом партнерстве. Эту церемонию обставили с большой помпой, однако в действительности тут все далеко не так однозначно. Договоренности о сотрудничестве носят главным образом экономический характер. Другие же заявления скорее свидетельствуют об общих взглядах на состояние дел в мире, чем о сбалансированных стратегических отношениях.

– Си Цзиньпин вручил Беларуси орден Дружбы во время официального визита премьер-министра страны. С чем связаны такие проявления дружеских чувств по отношению к белорусскому лидеру? Что это говорит о китайской стратегии?

– Орден Дружбы КНР был вручен премьеру Мясниковичу в 2011 году за его "исключительный" вклад в развитие двусторонних отношений. Об этом также вспоминали во время его визита в январе 2014 года, когда было подписано рамочное соглашение о сотрудничестве на ближайшие пять лет.

Отношения Пекина и Минска представляются в обеих странах как важнейшие и исключительные, что вызывает определенное удивление. Так, весь Запад считает президента Беларуси "единственным европейским диктатором". Он был избран некоторое время спустя после провозглашения независимости и поначалу стремился установить связи с Западом и, в частности, с НАТО. В дальнейшем эти отношения становились все хуже, а сформированный Лукашенко режим приобретал все более авторитарную окраску вплоть до того, что его начали называть сталинистским. После утверждения новой конституции в 1996 году посягательства на права человека приняли такой небывалый размах, что Европейский союз и США резко понизили градус отношений и ввели санкции против белорусского руководства.

Так называемая китайская дружба на самом деле – всего лишь прикрытие для весьма прагматичных отношений. Формирование привилегированных связей с Беларусью является частью двойной инициативы Китая. В дипломатическом плане он позиционирует себя как "старшего брата" стран, которые были отвергнуты или брошены международным сообществом. С экономической точки зрения он охотно вкладывает средства в государства с относительно низким ВВП. Это позволяет ему найти рынки сбыта для своей продукции (она по большей части слишком низкого качества для экспорта на Запад) и провести спекулятивные инвестиции в промышленное полотно, из которого он намеревается смастерить мост в Европу. Кроме того, как и в Украине, он стремится найти там научные ноу-хау, инженеров и технических специалистов, которых ему сейчас так остро не хватает.

– Когда в 2011 году Вашингтон ввел санкции против тоталитарного белорусского режима, Китай предложил Александру Лукашенко миллиард долларов и заверил в "полной поддержке его позиции по внутренним и международным вопросам". Что именно ищет Александр Лукашенко в отношениях с китайским режимом? И что он в них найдет?

– В этих отношениях Лукашенко ищет в первую очередь поддержку великой страны, которой по силам даже помешать принятию против него особенно жестких санкций с помощью права вето в Совете Безопасности ООН. Что касается "дара" в миллиард долларов, здесь все опять-таки сложнее, чем кажется. Речь, скорее всего, идет о займе (пусть и на выгодных условиях), который должен позволить Беларуси провести закупки в Китае. В торговых отношениях двух стран существует сильнейший дисбаланс, понятное дело, в пользу Пекина.

– Беларусь – это типичный или отдельный случай? Какова общая позиция Китая к "непопулярным" режимам?

– Установившиеся между Беларусью и Китаем отношения (как я уже говорил, их реальная значимость куда меньше заявленной) вовсе не уникальны. Китай всегда поддерживал тесные отношения с непопулярными на Западе государствами. Начало всему положила поддержка Северной Кореи, которая была чисто идеологическим шагом, а сегодня в определенной степени создает неудобства для Китая. В расцвет маоизма следование этой стратегии объяснялось стремлением к "экспорту" китайской модели. Все это вылилось в поддержку (прежде всего, материальную) "прогрессивных" движений борцов за независимость. В дальнейшем Пекин (зачастую обоснованно) подозревали в распространении ядерных и баллистических технологий.

Сегодня китайская дипломатия продолжает следовать "пяти принципам мирного сосуществования", во имя которых она не без лицемерия запрещает себе выносить какие-то суждения о руководстве установивших с ней партнерские отношения стран. Если эти страны способны дать КНР то, чего ей так не хватает (то есть древесину, нефть, плодородные земли и т.д.), и поддержать позиции Пекина в международных инстанциях, такое "партнерство" становится прекрасным вложением средств. Китайская дипломатия уверенно выстраивает двусторонние отношения, однако ей традиционно свойственен выходящий за рамки разумного понимания страх перед многосторонними контактами. Поэтому поиск союзника или слабого звена в том, что в перспективе может стать антикитайским альянсом, становится приоритетной задачей, которая оправдывает привилегированные отношения с "черной овцой".
-30%
-50%
-10%
-25%
-30%
-18%
-21%
-15%
-45%