WWW.TUTBY.NEWS - наш запасной адрес на случай, если TUT.BY не открывается


Поводов для газовых, нефтяных войн между Россией и Беларусью в уходящем году было гораздо больше, чем в предыдущие. Но ничего страшного не произошло, потому что Беларусь научилась пользоваться интеграционными проектами Таможенного союза и Единого экономического пространства. При этом реализовать интеграционные проекты в промышленности так и не удалось. Россия стремилась к одностороннему влиянию в промышленных проектах, но в итоге сама себе связала руки. Об этом в программе "Амплитуда" говорили Юрий Царик, руководитель Белорусской группы развития, член РОО "Белая Русь", и Сергей Чалый, экономист, автор и ведущий программы "Экономика на пальцах". 

Внимание! У вас отключен JavaScript, ваш браузер не поддерживает HTML5, или установлена старая версия проигрывателя Adobe Flash Player.

Скачать аудио (13.25 МБ)

Внимание! У вас отключен JavaScript, ваш браузер не поддерживает HTML5, или установлена старая версия проигрывателя Adobe Flash Player.

Открыть/cкачать видео (93.31 МБ)


Представляем полную аудио- и видеоверсию эфира, а также сокращенную текстовую.  


Каким был уходящий год для белорусско-российской интеграции?

Юрий Царик: Год был обозначен сменой формата белорусско-российской интеграции. С одной стороны, распалась БКК, являвшаяся, по сути, единственной корпорацией, созданной Союзным государством. С другой стороны, был подписан указ о начале строительства атомной АЭС. У нас размыты основания для дальнейшей интеграции по формату Союзного государства с абсолютным паритетом. 

Сергей Чалый: Поводов для газовых, нефтяных войн в этом году было гораздо больше, чем в предыдущие годы, и ничего серьезного не случилось. Это результат работы многосторонних институтов интеграции. Видимо, за пару лет, что существует ТС и ЕЭП, Беларусь научилась пользоваться этими инструментами и отстаивать свои интересы. После развода БКК и ареста Баумгертнера все, что Россия смогла нам сделать, это ограничение поставок нефти, и то только потому, что это позволяла буква закона. Главное достижение, что удалось удержать Россию в правовых рамках.

Какие уроки мы еще не вынесли из калийной войны? Что стало понятно спустя время?

Юрий Царик: Для России интеграционный проект впервые приоритетнее, чем олигархические интересы. Россия удержалась от жестких мер.

Сергей Чалый: Очевидно, что было найдено много такого, что заставило российских сотрудников БКК поспешно бежать в течение недели после представления итогов работы комиссии на совещании президента. Они даже компьютеры забрали. Все-таки это не был интеграционный проект Союзного государства. С одной стороны, проект олигархический, а с другой – целиком государственная компания. Сильно поменялся рынок калийных удобрений, и такие картельные структуры не способны контролировать ценообразование.

Как вы оцениваете результаты работы интеграционных проектов?

Юрий Царик: Интеграция не осуществлена, а только планируется. Не понятны основания, на которых могут быть разрешены существующие противоречия. Российская сторона хочет контрольный пакет, белорусская сторона – сохранить актив, и только после выполнения условий возможна передача контрольного пакета российской стороне.

Сергей Чалый: Эти интеграционные проекты появились спонтанно. Беларуси понадобились деньги на модернизацию и интеграционные проекты, и были названы самые интересные объекты для России. Но ближе всего к интеграции МАЗ и КамАЗ, уже известна стоимость. Посещая завод колесных тягачей, президент сказал, что его не надо продавать, он и так хорошо работает. Остальные предприятия на еще более дальних стадиях. Еще один проект, где может быть какой-то результат, это поиск инвестора для "Гродно азот". Трудно представить себе, что кто-то, кроме "Газпрома", может получить этот проект.

Какие ваши прогнозы на следующий год относительно приватизации?

Сергей Чалый: В последних траншах на 2013 год пропало из контрольных параметров требование приватизации на 2,5 млрд ежегодно. Экономическая политика 2013 года привела к тому, что теперь действительно имеет смысл говорить о приватизации как инструменте покрытия дефицита текущего счета.

Юрий Царик: За изменением позиции России по приватизации стоит тревожная тенденция, в частности создание конкурирующих производств на территории РФ. В Ленинградской области это Caterpillar, большегрузные грузовики, конкурент БелАЗа, КамАЗ - конкурент МАЗа.

Сергей Чалый: В России происходит вымирание всего производства, за исключением первого передела. Россия уравнивает экспортные пошлины на темные и светлые нефтепродукты, это поможет изменить налоговую нагрузку с экспортных пошлин на налог на добычу полезных ископаемых. А фактически Россия сознательно старается сделать невыгодной нефтепереработку и стимулирует экспорт нефти. Поэтому я думаю, не скоро в России обнаружатся конкуренты нашим производствам.

Для России основной интерес в интеграционных процессах заключался в смене двустороннего механизма на односторонний. Она думала, что тем самым увеличивает свое влияние, оказалось, что они сами себе связали руки. Из-за проблем нашей экономики получилось, что мы бездарно проели эти преимущества. 3-4 млрд выгод, которые мы получили от снижения цен на газ, хватило на 2012 год. Выяснилось, что и доступ к российскому рынку завязан на механизме госзакупок. Не очень высокая конкурентоспособность нашей продукции по сравнению с импортом приводит к тому, что мы сильно зависим не от режима ТС, зоны свободной торговли, а просто от воли составителей тендеров.

Получается, мы уже все взяли от интеграционных механизмов, и они больше ничего не могут дать. Теперь движущей силой интеграции является не Россия и Казахстан, а Беларусь.

Добавит ли Украина изюминку в белорусско-российские отношения, если все-таки присоединится к ТС?

Сергей Чалый: Она не присоединяется и, я думаю, не присоединится. В соглашении между Януковичем и Путиным ничего хорошего для России не предложено. Понятно, что как только Украина начнет движение в сторону России, пропадет необходимость нам помогать.

Юрий Царик: Достигнутые соглашения являются промежуточными, но я выскажу предположение, что на пути Украины в ТС. Мы не получили выгоды от интеграции, и нам надо думать, как кооперироваться с Украиной, понять, где мы недорабатываем внутри ТС, ЕЭП, чтобы получать долгосрочные выгоды для национальной экономики. Россия будет усиливаться в регионе Центральной и Восточной Европы. 
-20%
-28%
-30%
-25%
-80%
-10%
-20%
-40%
-10%
-24%