Коронавирус
Выборы-2020
Отдых в Беларуси


/

В Киеве проходят масштабные акции протеста. Они вызваны решением властей Украины приостановить подготовку к подписанию соглашения об ассоциации с Евросоюзом. 24 ноября на киевский Евромайдан вышло до 100 тысяч человек. TUT.BY пообщался с белорусами и украинским политическим обозревателем, которые видели происходящее в украинской столице своими глазами. Собеседники сравнили события в Киеве с палаточным городком, который сотрудники правоохранительных органов разогнали в Минске в ночь с 23 на 24 марта 2006 года.

 
Фото: Reuters
Фото: Reuters


"Протестующие здесь не боятся милиции"

Белорусский журналист Вадим Довнар уже пять лет живет и работает в Киеве. В пятницу, субботу и воскресенье собеседник был на Евромайдане. В акции протеста он участвует не только как наблюдатель за историческим событием. По его мнению, "чем ближе Украина станет к Европе, тем лучшим примером она будет для белорусов". В марте 2006 года Вадим также как журналист освещал акцию протеста в Минске.
 
- Разница между акцией сторонников евроинтеграции в Киеве и белорусской акцией протеста в 2006 году – огромная. Тогда белорусская оппозиция долго готовила акцию, но людей собралось относительно немного. Сейчас в Киеве на подготовку митинга было фактически два дня, а людей в воскресенье пришло порядка ста тысяч.

Раньше на украинских акциях протеста митингующим платили. Расценки были по десять долларов за пять-шесть часов. На акции за евроинтеграцию нет повода платить, так как она за идею, а не в интересах какой-либо партии. В воскресенье, а уж тем более в четверг и пятницу, когда лил дождь и люди стояли в лужах, никому в голову не приходило спросить: "А где здесь касса?" Другое дело, что в интернете появились объявления о том, что людей приглашают на акцию и предлагают деньги. Даже приходили SMS по этому поводу. Но, на мой взгляд, это делают для дискредитации самого мероприятия.

В Киеве городские власти к митингующим относятся несравнимо либеральнее, чем в Минске. Устанавливать палатки запрещено судом, но людям собираться можно. Более того, на Европейской площади - огромная сцена. Вы можете представить, чтобы на "Кастрычніцкай" стояла сцена с подсветкой, огромными плакатами и свободно выступали оппозиционеры?

Сотрудников правоохранительных органов иногда вообще не видно. Когда разносили палатку Коммунистической партии Украины, милиционеры дипломатично перекрыли дорогу, потолкались, поуговаривали народ разойтись. Украинцы в большинстве своем лояльно относятся к погромным действиям. Вчера у здания Кабинета министров снесли забор, шлагбаум. Милиционеры практически не вмешивались, и только сегодня (25 ноября. - TUT.BY) по этому поводу завели уголовное дело. По моим ощущениям, протестующие здесь не боятся милиции. Зачастую бывает, что душой сотрудники правоохранительных органов на стороне митингующих.

Общее в митинге 2006 года в Минске и теперешней акции за евроинтеграцию - использование против протестующих провокаторов. И если у нас это были пьяные люди, которые подходили к митингующим в палаточном городке, пытались начать конфликт, а затем их уводила милиция (при этом у нас их никто не называл провокаторами и не ассоциировал с властью), то в Киеве в роли провокаторов выступают – "титушки". Это сленговое название бандюковатых людей, которые во время акции протеста за деньги совершают провокации. "Титушками" их стали называть после того, как 6 мая такие "охранники власти" избили журналистку и среди них перед камерами засветился Вадим Титушко.
 

"Белорусы тоже, возможно, хотят перемен, но для этого не готовы что-то сделать"

Александр Колтунов, директор по рекламе и маркетингу портала Lb.ua, в 2005 году переехал из Минска жить в Киев. На митинге за евроинтеграцию он был в субботу. В понедельник также посетил акцию протеста. Собеседник говорит, что участвует в митинге, чтобы поддержать друзей украинцев. В 2006 году Александр на неделю приезжал в Беларусь проголосовать на выборах президента и ежедневно посещал палаточный городок на Октябрьской площади.
- Схожесть белорусского митинга в 2006 году и теперешних протестов в Киеве в том, что все это делалось группами людей, а не какими-либо политическими силами. При этом и в Минске, и в Киеве палаточный городок разбили без санкции со стороны властей. Но здесь украинская молодежь с помощью социальных сетей достаточно быстро мобилизовала ситуацию. Люди сами делают интерактивные карты и онлайн-трансляции.

В 2006 году многие друзья приехали из Москвы, Киева, Лиссабона, Лондона, чтобы поучаствовать в выборах белорусского президента. Нам хотелось перемен. Но Беларусь - сытая нация, которую поднять на социальные протесты сложно. Минский палаточный городок – это больше эксперимент. Тогда я был полон романтизма, сейчас на некоторые вещи смотрю по-другому.

Если бы в Беларуси были такие провокации, как сейчас в Украине - с дымовыми шашками - то милиция бы их жестко пресекла. В Киеве сотрудники правоохранительных органов стараются препятствовать перекрытию дорожного движения и улиц, вытесняя людей на тротуары, но ведут себя достаточно сдержанно. В данный момент они выступают как наблюдатели и охраняют государственные учреждения от погромов.

Лидеры оппозиции просят, чтобы люди не расходились, говорят, что мы можем добиться того, что принятое решение власти пересмотрят.

Палаточный городок стоит, его не так-то просто убрать. По украинскому закону, палатки - общественные приемные депутатов. Это позволяет им встречаться с гражданами в любом месте.

Я рад свободе духа граждан Украины. Они выражают гражданский протест демократическим способом, показывают, что их не устраивает решение официальной власти. Белорусы тоже, возможно, хотят перемен, но для этого не готовы что-то сделать, так как даже о тунеядцах позаботится государство.
 

"Белорусы идут на митинг, как на Апокалипсис"

Алексей Рубанов, активист белорусской площади - 2006 сейчас находится на украинском Майдане-2013. Он считает, то, что сейчас происходит в Киеве, грозит белорусам в 2015 году.
 
- Если сравнить акции протеста в Минске в 2006 году и в Киеве сейчас, то  у нас на площадь в основном вышла молодежь и гражданские активисты. В Киеве к этому списку можно отнести представителей среднего класса и партийные кадры. Часть партийных активистов обычно выходит за деньги.
 
Закрепление людей на площади в Беларуси происходило так же, как и в Украине, – пришли, поставили палатки, достали плакаты, сделали чай. Еду и теплые вещи митингующим в основном несут горожане, треть покупается на заготовленные деньги. 

Настроения митингующих белорусов и украинцев тоже отличаются. Белорусы идут на митинг с геройскими настроениями, как на Апокалипсис, украинцы – за конкретными целями.

Палаточный лагерь в Киеве простоит до тех пор, пока будут выходить люди. Если его разгонят, то на следующий день сюда придет еще больше людей.


"Если бы у оппозиции был креативный потенциал, она бы могла сделать не палаточный городок, а автомобильный"

Политический обозреватель Павел Зубюк украинец. Однако Беларусь и ее политическая система – область интереса собеседника. По его мнению, маловероятно, что киевский палаточный городок подавят так же жестко, как белорусский в 2006 году.


- Сравнивая два протеста – белорусский 2006 года и теперешний в Украине, нужно понимать, что мы имеем дело с двумя абсолютно разными политическими системами.В 2006 году в Беларуси была создана мощная централизованная власть, где силовые структуры играли решающую роль. У нас государство нецентрализованное, где много независимых СМИ и политических партий. В Украине очень сильная парламентская оппозиция, даже внутри Партии регионов есть несколько фракций, представители которых могут себе позволить не согласиться с президентом. В Беларуси представители оппозиции являются скорее общественными деятелями, чем политическими, потому что реального влияния на рычаги власти не имеют.

В Беларуси в 2006 году цель митинга была ясна и логична. Прошли выборы, часть населения считала, что они прошли незаконно, вышла на площадь и требовала пересчета результатов. Сейчас люди в Киеве вышли за иллюзией. На митинг через социальные сети приглашают молодые, оппозиционно ориентированные организации. Мне вот написала vkontakte девушка: "Привет! Выходи на митинг, если ты хочешь жить в Европейском союзе". Я с некоторым сарказмом спрашиваю: "А что, нас уже принимают в Европейский союз?" Она говорит: " Да. Но Янукович не хочет подписывать". То есть рядовые активисты слабо понимают, что такое ассоциация с ЕС и чем она отличается от членства в ЕС. Они реально думают, что Европа открывает нам свою дверь. А завтра мы сможем без визы ехать во Францию. Завтра придут добрые европейские чиновники и скажут "ай-яй-яй" нашим коррумпированным пограничникам, гаишникам и продажным судьям. Это вера в хорошую Европу, которая нас любит.

В основном среди митингующих – молодежь. Деньги за участие в выборах, как правило, платят партии. Есть два варианта оплаты. Первый: когда нанимают студентов, чтобы они стояли и махали партийными флагами. Но такого я в воскресенье на митинге не видел. Второй вариант более завуалированный: когда из регионов привозят автобусами партийных активистов с флагами и платят им суточные порядка 100 гривен в сутки. Но этот митинг, чем отличается от других, на глаз там 70-80% участников не оплачены.

В Беларуси и Украине разная система работы правоохранительных органов. В Беларуси, если спецназовец в момент приказа оттеснять толпу кого-нибудь случайно покалечит, он, скорее всего, отвечать не будет. У нас, если ударят и покалечат человека, для конкретного милиционера это закончится печально. В случае чего его не будут отмазывать со 100%-й гарантией. Могут сказать, что он превысил полномочия и пусть идет в тюрьму. У нашей милиции нет чувства безнаказанности, если вокруг много журналистов и телекамер. Генералы, которые отдают приказы, тоже не уверены, что власть не изменится и их не заставят отвечать за приказы, которые новая власть посчитает преступными.

У нас чувствуется, что на каждом выступлении лидер оппозиции пытается в первую очередь пиарить себя и политическую силу. В Беларуси политики более наивные и открытые, и это действует вам в плюс.

Сколько простоит палаточный городок в Киеве, сложно сказать. Но у нас на Крещатике уже полтора года стоит палаточный лагерь на 20 палаток со стороны Шевченсковского районного суда, который осудил Юлию Тимошенко. В палатках сидят какие-то люди и раздают листовки. Их никто не трогает и особенно внимания не обращает.

Жесткого подавления акции, как в Беларуси в 2006 году, не будет. У нас абсолютно другая, нежели у вас, система разрешений на организацию массовых мероприятий. Нам не надо получать разрешения: если ты хочешь начать публичную акцию, подаешь уведомление в городской совет. Они могут тебе запретить, но через суд. Если бы у нас так же, как и у вас в 2006 году, арестовали молодежь и дали по 15 суток, пошла бы огромная волна возмущения, была бы куча публикаций в прессе и еще больше упал рейтинг власти. Поэтому власть будет использовать милицию, чтобы разгонять и очищать проезжую часть от палаток, но на решительные действия, как в Беларуси, не пойдет.

Сейчас палатки убирают, потому что есть решение суда о том, что это малые архитектурные формы. И убрать их пытаются под это дело. Но на самом деле у нас на многих улицах в центре города не запрещено парковать авто. Если бы у оппозиции был креативный потенциал, она бы могла сделать не палаточный городок, а автомобильный. Пригнать много фургончиков и сделать лагерь из них. Особенно если бы они были в собственности народных депутатов.
 
-21%
-11%
-20%
-25%
-10%
-25%
-20%
-25%