Сергей КОРОЛЕВИЧ,

После очередного "Чернобыльского шляха", прошедшего 26 апреля, обозреватели заговорили о "смерти жанра". Акция оказалась весьма малолюдной, организаторы не блеснули креативом.

Фото: Вадим Замировский, TUT.BY
Фото: Вадим Замировский, TUT.BY

В 90-х годах прошлого века "Чернобыльский шлях" ассоциировался с "горячей весной", затем уличная активность оппозиции постепенно сходила на спад, и традиционные акции приобрели характер ритуальных мероприятий. Отказаться от них вроде нельзя и жалко, а достойно провести акцию просто не получается.

Причины, по которым люди не ходят на оппозиционные митинги и демонстрации, самые разные. Это и слабость самой оппозиции, и репрессии властей, и разочарование населения как в официальном руководстве, так и в его оппонентах.

В итоге акции последнего времени в столице не набирают и по тысяче участников, приходят активисты, а никак не обычные граждане по зову сердца. Не стал исключением и прошедший в минувшую пятницу "Чернобыльский шлях".

Один из заявителей акции - зампредседателя Партии БНФ Григорий Костусев - даже затруднился ответить, почему на этот раз в хорошую погоду собралось людей меньше, чем месяцем ранее на акцию по случаю Дня Воли, когда на дворе было холодно и неуютно. Среди предположений политика - люди уже решили уехать на дачи перед выходными или им просто лень подняться с дивана.

Добавим, что еще накануне этого "Чернобыльского шляха" Белорусская партия "Зеленые" и зарегистрированная в Украине общественная организация "Союз Чернобыль - Беларусь" высказали претензии к идеологии акции, заявив о чрезмерной ее политизированности.

Основная проблема "Чернобыльского шляха", считают "Зеленые", связана с тем, что уличная акция воспринимается в обществе как политическая, а не экологическая.

"Ее участниками в основном является актив оппозиционных партий и представители молодежных политизированных субкультур. Эстетика манифестаций, скорее, партийно-политическая. Экологи, противники АЭС, которых в обществе много, зачастую испытывают недоверие к акции, воспринимая ее как проявление узкопартийного и личного пиара", - пояснили свою позицию "Зеленые" в открытом письме.

Как отмечает их лидер Олег Новиков, формат "Чернобыльского шляха" необходимо изменять, формируя оргкомитет по его проведению за полгода, а не подстраивая его работу под календарь весенних акций оппозиции.

"Изначально было понятно, что "Чернобыльский шлях" в этом году станет копией последних уличных акций оппозиции подобного формата, - говорит Новиков. - То, что пришло мало людей, открытием не стало. Вряд ли мероприятие в таком формате может дать импульс развитию экологического движения".

По его словам, "Чернобыльский шлях" сейчас не вызывает ни дискуссий, ни полемики среди людей, которые интересуется экологической проблематикой Беларуси.

"Считаю, формат акции, которая в 90-х годах представляла собой некий национально-демократический проект, себя исчерпал. Есть День воли, "Чернобыльский шлях" стал фактически дублировать эту акцию. Поэтому акции необходимы новое звучание, большая экологическая направленность, способная привлечь внимание властей к конкретным экологическим проблемам", - отметил Новиков.

Политолог Сергей Николюк считает, что малочисленность оппозиционных акций является проблемой не столько белорусской оппозиции, сколько всего общества.

В годы перестройки оно было в состоянии политического возбуждения, и десятки тысяч людей выходили на улицы при минимальных усилиях со стороны оппозиции. "Сейчас общество находится в состоянии политической апатии, а потому никакими усилиями оппозиции разбудить его, привлечь внимание к публичным акциям невозможно", — полагает эксперт.

Исходя из этих двух состояний общества, считает Николюк, белорусская оппозиция и должна выстраивать свои стратегии.

Одна стратегия — для спящего общества. "Когда российское общество спало, Ленин двадцать лет ходил в библиотеки и не заявлял, что завтра проведет массовую акцию. А когда подошло время, оказалось, что у него все готово", — отметил собеседник.

Когда общество спит, полагает эксперт, основные усилия оппозиции должны быть направлены на самих членов оппозиции, на их сохранение и поддержку, ведь у каждого из них есть проблемы. "Ставить задачи кого-то куда-то призвать просто бессмысленно. Надо сохранять самих себя, пусть это и не так красиво звучит", — считает аналитик.

В подходящие же моменты оппозиция должна не спать, а становиться центром кристаллизации общественных идей. "Перед Беларусью стоит проблема перехода от авторитаризма к демократии. Эта проблема не решается силами партийной оппозиции, это проблема общества. Партийная оппозиция может что-то возглавить, сформулировать идеи. Если общество сегодня отказывается, оппозиции надо принять реальность и вырабатывать исходя из этого свою программу", — полагает эксперт.

Еще одна важная проблема для оппозиции — ответственность за собственные слова и поступки. "Если оппозиция объявляет свои цели и не выполняет их, то надо извиниться и не морочить больше людям голову. Другое дело, что цели надо ставить реальные, и не стоит обвинять оппозицию в том, что она не побеждает. При сегодняшнем состоянии общества она не победит никогда", — считает Николюк.

Другое дело, что политические противники режима инертны, во многом цепляются за прошлое и медленно реагируют на новое. Это наглядно видно на примере "Чернобыльского шляха" — одного из символов уличного протестного движения, который ныне поблек.

Необходима трансформация уличных акций с учетом новых задач и вызовов, отмечают эксперты. И степень нервности реакции властей на такие акции — не тот критерий, которым стоит оценивать успешность действий оппозиции. Нужна креативная работа с населением, рассчитанная на перспективу.
-10%
-15%
-15%
-5%
-30%
-20%
-10%