Татьяна КОРОВЕНКОВА,

В наступившем году политологи не видят Беларусь в семье европейских государств. По их мнению, Минск продолжит укреплять отношения со странами Латинской Америки и Азии.
 
"Есть общая установка руководства страны на то, чтобы закрепляться на рынках в третьем мире, под нее выстроена работа МИД", — отметил в интервью БелаПАН Юрий Шевцов.

Что касается Венесуэлы, то, по мнению политолога, многое в этих отношениях завязано непосредственно на президенте Чавесе. Хотя существуют и подписанные соглашения по разным проектам.

"Скажем, нефть мы добываем в рамках СП, где 60% — это венесуэльская часть. И я сомневаюсь, что это как-то можно свернуть, если придет к власти другой человек. Да и остальные наши дела в Венесуэле, в принципе, хорошо сопровождаются пакетами документов", — считает Шевцов.

Уго Чавеса он назвал "фигурой сильной и мощной". "У него есть то, чего нет у Лукашенко, — идеология и политическая партия, которая эту идеологию реализует. Если вдруг Чавес из-за болезни умрет (не дай Бог, конечно), его установки останутся. Не он, так другой будет стараться их реализовать", — полагает Шевцов.

Валерий Карбалевич же считает, что в случае смены лидера в Венесуэле белорусские проекты в этой стране могут оказаться "подвешенными".

"Эти проекты держатся не столько на экономическом интересе и выгоде обеих стран, сколько на политической договоренности между президентами. Белорусскому руководству надо периодически ходить в церковь и ставить свечки за здоровье Уго Чавеса", — заметил эксперт.

Что касается другого стратегического союзника Беларуси — КНР, то, по словам Карбалевича, Китай занимает достаточно прагматичную позицию.

"Думаю, что о совместных проектах в Беларуси, как всегда, больше говорят, чем реализовывают. Тогда как Китай очень осторожен и вкладывает деньги только тогда, когда видит реальный экономический эффект. А откуда взяться экономическому эффекту, например, в индустриальном парке под Смолевичами? Что-то будет, какие-то предприятия будут, но совсем не в тех масштабах, на которые рассчитывает белорусская сторона", — считает политолог.

Доля же других стран Юго-Восточной Азии в экономике Беларуси, по оценке Карбалевича, незначительна: "Если с ними на 10 миллионов увеличится или уменьшится товарооборот, это погоды не сделает. Третий мир пока в экономике Беларуси занимает маленькое место".

Андрей Егоров также не ожидает серьезных изменений в отношениях Беларуси с этим регионом.

"Не думаю, что будет значительно расширяться белорусско-китайское сотрудничество. Китай находится далеко, и Беларусь не лежит пока что в зоне его непосредственных интересов. Будет сохраняться сотрудничество, увеличиваться объем китайских инвестиций в Беларусь, но не на каком-то сверхуровне", — прогнозирует Егоров.

"Остальной третий мир, в принципе, представляет собой для Беларуси либо рынок сбыта продукции, либо поставщика ресурсов, например, как Венесуэла. Но поскольку Беларусь часто действует неопределенно, руководствуясь не столько экономическими, сколько политическими интересами, прагматичные отношения с этими странами пока не складываются", — отметил политолог.
-25%
-52%
-60%
-50%
-50%
-20%
-25%
-30%
-47%
-21%
-30%