Татьяна КОРОВЕНКОВА,

Эксклюзивное интервью посла Великобритании в Беларуси Брюса Бакнелла информационной компании БелаПАН. 

— Успели ли Вы уже познакомиться с Беларусью? Составить свое мнение о стране?

— Я приехал в Беларусь три с половиной месяца назад. Я уже успел посетить Гомель, Гродно, Витебск и Брест. Что-то я уже успел узнать о Беларуси. Как говорят многие мои коллеги-послы, у страны есть потенциал. Но одновременно есть и трудная ситуация в политике.

— А как бы Вы оценили экономическую и политическую ситуацию в Беларуси?

— Трудно делать оценки в краткосрочной перспективе. Мне пока не ясна финансовая ситуация в Беларуси. Нужно больше информации, чтобы ее оценить.

В долгосрочной перспективе у Беларуси есть большой потенциал. Но от правительства зависит развитие условий для того, чтобы бизнес мог реализовать этот потенциал. И это всегда вопрос — как этот потенциал реализовать.

Политическая ситуация здесь сложная, потому что очень ограничено пространство для политической деятельности.

— А в двусторонних отношениях Беларуси и Великобритании сотрудничество в каких сферах развивается наиболее активно?

— В экономике в прошлом году экспорт из Великобритании в Беларусь составил 125 млн фунтов стерлингов. Это четвертое или пятое место среди стран СНГ после России, конечно, Украины, Азербайджана и Казахстана. Как вы видите, торговля есть.

И есть, конечно, высокий уровень инвестиций в Беларусь. Но, я думаю, есть эффект Лондона, потому что большинство инвестиций идут из российских компаний, которые работают в Лондоне.

Что касается культуры, то тут тоже у нас развиваются отношения. Была недавно выставка экспонатов из британского музея Альберта и Виктории, которая только закрылась на прошлой неделе. Часть выставки была в Несвижском замке, часть — в Национальном художественном музее.

В сфере образования я вижу очень большой интерес белорусов к изучению английского языка. Язык — это наше преимущество. И моя роль, как посла, работать над тем, чтобы улучшить возможности его изучения.

Многие люди, с которыми я уже тут встречался, хотят говорить со мной по-английски. А мне было бы полезней беседовать на русском, чтобы улучшать свои знания языка.

В сфере науки также есть потенциал у Беларуси. Я собираюсь посетить Парк высоких технологий, чтобы детальней изучить возможности для сотрудничества.

— В Беларуси сейчас много говорят о возможности начала большой приватизации. Заинтересован ли британский бизнес принять в ней участие? Какие предприятия были бы интересны для британцев?

— Наверное, пока рано об этом говорить, потому что данный процесс только начинается. В Лондоне, как в важном финансовом центре, конечно, есть интерес к этому. Но, мне кажется, этот интерес значительно возрастет, если будет успешный пример приватизации белорусского предприятия. Без такого примера будет трудно стимулировать интерес инвесторов.

— Какие сферы представляют интерес для британских бизнесменов?

— Я считаю, что сфера информационных технологий может быть весьма привлекательной для бизнеса из Великобритании. А позже, с развитием Таможенного союза, будет больше возможностей бизнеса, например, в логистике.

Но все же интерес для работы здесь со стороны британских компаний зависит от наличия благоприятного инвестиционного климата в стране. В мире сейчас очень большая конкуренция за инвестиции.

— Насколько развитию экономического сотрудничества и привлечению инвестиций могут помешать санкции Евросоюза в отношении Беларуси? В частности, нельзя исключить вероятность того, что какие-то новые белорусские предприятия окажутся в черном списке ЕС. Не испугает ли это британских инвесторов?

— Это, скорее, вопрос непосредственно к бизнесменам. Всегда есть риск. Открывая новое дело, всегда просчитывают риски.

— А насколько эффективны санкции ЕС в отношении Беларуси?

— В отношениях между Евросоюзом и Беларусью сейчас момент, когда сторонам нужно взять время для осмысления. ЕС предлагает ясные условия, выполнение которых необходимо для улучшения отношений. Самое важное — это освобождение политзаключенных. Беларусь находится в Европе. И мы хотим видеть ее разделяющей европейские ценности.

Санкции не направлены против белорусского народа. Их цель — изменить поведение правительства Беларуси на благо народа. Сейчас вопрос санкций остается открытым, пока Беларусь не выполнит условия.

— Но пока не похоже, что официальный Минск намерен пойти навстречу ЕС.

— Мы ведем диалог с Министерством иностранных дел, с представителями правительства Беларуси. Мне кажется, это вопрос времени.

— А вы встречались с новым министром иностранных дел Владимиром Макеем?

— Да, была короткая встреча. Но я знаю, что мои коллеги-послы также с ним встречались. Я встречался с заместителем министра Еленой Купчиной. Есть контакты.

— Как вы относитесь к мнению, что наиболее эффективным способом добиться от Минска освобождения политзаключенных стало бы введение Евросоюзом экономических санкций?

— Как я уже говорил, санкции не направлены против белорусского народа. А экономические санкции — это всегда проявления против народа.

Политика ЕС — это политика всех 27 стран-членов. Это всегда процесс диалога. И сейчас мне кажется, что страны ЕС пришли к консенсусу не изменять режим санкций и по-прежнему применять их точечно.

— За последнее время несколько фигурантов дела о массовых беспорядках 19 декабря в Минске попросили политубежища за границей. Экс-кандидат в президенты Андрей Санников, в частности, получил убежище в Великобритании. В то же время усиливается давление на остающихся за решеткой политзаключенных.

— Поэтому у нас все еще действуют санкции в отношении Беларуси. Это давление на Минск. И белорусское правительство знает хорошо, что есть причины для этих санкций. Политика не изменяется. Я уже говорил, что мы предлагаем ясные условия. И вопрос остается открытым, пока Беларусь не выполнит эти условия.

— ЕС реализует инициативу "Диалог о модернизации в Беларуси", в рамках которой предполагается обсуждение экспертами будущих реформ по модернизации страны. Каким опытом Великобритания может поделиться с Беларусью?

— Конечно, мы поддерживаем эту инициативу. Великобритания вместе с другими странами ЕС готова оказать помощь и поделиться нашим опытом, например, в либерализации экономики. Это наше, так сказать, конкурентное преимущество. На самом деле, на протяжении 20 лет Евросоюз остается самым крупным донором по выделению международной технической помощи Беларуси. ЕС готов и далее оказывать помощь Беларуси. Но все же диалог — это длительный процесс. Пока, мне кажется, не стоит торопить события.

— Вы прекрасно говорите по-русски. Есть ли у вас планы по изучению белорусского языка?

— Да, конечно. Я хочу говорить и по-белорусски. Но мне все же надо время, чтобы улучшить мои знания русского языка. Но и белорусский я уже начинаю осваивать. Уже знаю "добрай раніцы". И у нас сейчас месяц "лістапад", да? Хорошо.

— В здании посольства Великобритании в Минске традиционно проживали коты. Это животное уже стало неотъемлемой частью и даже своеобразным символом британской дипмиссии в Беларуси. А вы завели уже кошку или кота?

— Я об этом подумаю. Наверное, это будет зависеть от моей жены. Но я хорошо понимаю, что это традиция.

Брюс Бакнелл
Карьерный дипломат. В Министерстве иностранных дел Великобритании с 1985 года. Ранее работал в британских посольствах в Иордании, Италии и Испании, а также на различных должностях в МИД. На должность посла в Беларуси назначен в январе 2012 года. Приступил к исполнению обязанностей 11 июля. Женат, имеет двоих сыновей.
-25%
-20%
-10%
-21%
-20%
-10%
-15%
-20%
-20%