Коронавирус
Выборы-2020
Задержание «бойцов ЧВК» в Беларуси


/

Какие переговоры можно проводить с властью по поводу создания в стране Института уполномоченного по правам человека, если в белорусских тюрьмах продолжают оставаться политзаключенные, и один из них – ведущий правозащитник Алесь Беляцкий? Таким вопросом задались сегодня белорусские правозащитники, обсуждая письмо от Национального центра законодательства и правовых исследований при Администрации президента (НЦЗПИ) в адрес ОО "Центр по правам человека" с предложением обсудить возможность создания в Беларуси такого института.

Само письмо в адрес ОО "Центр по правам человека" от НЦЗПИ при Администрации президента было отправлено 27 сентября 2012 года и вызвало бурю эмоций в правозащитной среде. Ведь правозащитники в течение 18 лет пытались достучаться до властей с предложением создать такой институт!

Как отмечалось сегодня на встрече, разговоры с властями, которые вряд ли походили на серьезные переговоры, были и раньше, но лишь кулуарно, за закрытыми дверями и чуть ли не шепотом. В документ, т.е. письмо в адрес правозащитников, эти переговоры трансформировались лишь сейчас.

В начале встречи правозащитники выразили обеспокоенность тем, что сейчас, когда какие-то "подвижки" есть, "обычные люди не понимают, о чем речь".

"Вы почитайте комментарии на TUT.BY под предыдущей статьей! Люди понятия не имеют, что это за институт. Связывают с какой-то бюрократией, а что речь о правах человека, и не думают", - сокрушался Игорь Рынкевич, представитель ПЦ "Правовая помощь населению" (организация зарегистрирована в Киеве. - TUT.BY). Согласился с ним и Андрей Бондаренко, директор практически ликвидированного информационно-просветительского учреждения (ИПУ) "Платформа", добавив: "Конечно, люди не понимают: в стране ж вроде как идут сокращения, а тут правозащитники требуют еще какой-то институт...".


 
Так что, уважаемые читатели, минуточку внимания, вопрос действительно серьезный. В письме, которое НЦЗПИ при Администрации президента отправило правозащитникам, речь лишь формально идет о создании института. Скорее, о появлении в стране такой должности, как омбудсмен. Именно он в других странах, в том числе в России и Украине, занимается вопросом прав человека. Этакий посредник между государством и человеком. Подробней об этой "пикантной" и непростой работе вы можете почитать в статье "Белорусы настолько доверяют государству, что им не нужен омбудсмен?".
 
Важно отметить, что на данный момент в Беларуси главным государственным защитником прав человека является прокурор, что, отмечают правозащитники, не совсем правильно. Грубо говоря, как представитель государства может беспристрастно защищать человека от государства (таких случаев немало), если он сам и есть представитель государства? Уполномоченный по правам человека должен, прежде всего, защищать права граждан.

К примеру, у белорусов есть право на свободу собраний. Если гражданам отказано в удовлетворении заявки на проведение собраний – это конфликт, и если этот конфликт между обществом и государством развивается как тенденция на протяжении многих лет, то это устойчивый конфликт. Омбудсмен должен дать свою оценку. Если государство отказало гражданам один раз, то им нужно обращаться в суд. Только если после этого гражданин все равно считает, что его право нарушено, то он обращается к омбудсмену. Омбудсмен накапливает практику и на основе этого может обратиться к другим государственным органам, например, к парламенту, и сказать: законодательство о собраниях надо пересмотреть, потому что оно не отвечает международным стандартам и является само по себе источником нарушения прав граждан.

А вот еще пример: если во время мирного собрания есть два гражданина и один из них избит другим гражданином - это дело уголовного правосудия, но не прав человека. Но если в этот момент рядом с ними стоит милиционер и ничего не делает, то этот вопрос связан с правами человека, поскольку милиционер не выполняет то, что должен, то есть не останавливает драку. Если же сам милиционер начинает бить гражданина - это тоже вопрос прав человека, т.к. есть гражданин и представитель государства. Чтобы в таких разборках не было заинтересованных лиц, к коим можно отнести в какой-то степени и прокурора, и создается институт НУПЧ.

Однако "Институт уполномоченного по правам человека в Республике Беларусь не должен стать очередной бюрократической структурой. Он должен быть действительно независим, для него необходимо выделять отдельный бюджет, он должен избираться представительной властью, сам набирать штат и т.д.", - говорится в ответе правозащитников на письмо из НЦЗПИ.

В ответе от правозащитников говорится о том, что "уполномоченный по правам человека также должен быть наделен правом законодательной инициативы в части курируемых направлений деятельности наравне с субъектами, указанными в Конституции Республики Беларусь".
 
"Эта функция даст возможность уполномоченному по правам человека воздействовать на чиновников, повысить эффективность разрешения проблем, а также приводить законодательство в соответствие с существующими реалиями и складывающейся практикой. В этом случае чиновники не смогут игнорировать обращения уполномоченного по правам человека, они будут должным образом выполнять просьбы, поручения, рекомендации уполномоченного, а не просто отвечать "отписками".
 
Сейчас обычному человеку подать в госструктуру жалобу о том, что его права нарушаются, довольно сложно, но с введением Института уполномоченного по правам человека ситуация может измениться, также говорится в ответном письме. "Целями уполномоченного по правам человека должны быть обеспечение большей открытости и доступности органов власти для граждан и осуществление эффективной работы с органами государственной власти по обращениям граждан".

Правозащитники: какой диалог, когда сидит Беляцкий!

Но несмотря на то, что правозащитники действительно так долго ратуют за создание института, Центр по правам человека в лице Галины Лёвиной во время сегодняшней встречи получил "нагоняй" от коллег-правозащитников.
 
Причиной "нагоняя" стал не столько текст письма, с сутью которого едва ли можно поспорить, сколько отсутствие в нем упоминания о том, что власти пытаются вести какой-то сомнительный диалог о создании института уполномоченного по правам человека (НУПЧ), когда сидит Беляцкий. А это ключевой момент, считает абсолютное большинство присутствовавших правозащитников. Главные обвинения, звучавшие в адрес Лёвиной, касались именно того, что ни один политзаключенный в этом письме не упомянут. Кроме того, ей в упрек поставили то, что она отправила ответное письмо властям, не посоветовавшись с правозащитным сообществом, благодаря которому такие предложения от НЦЗПИ вообще поступили.
 
Действительно, предложение от властей обсуждать создание в Беларуси такого рода института - заслуга многих правозащитников, в том числе ПЦ "Вясна", Белорусского Хельсинкского комитета (БХК), Центра правовой трансформации и т.д. Именно они разрабатывали рекомендации для ООН, которые и стали причиной тому, что власти, хоть и весьма невнятно, выразили намерение обсудить создание НУПЧ в Беларуси. В письме, которое власти направили правозащитникам, четко сказано:
 
"В мае 2010 года в рамках 8-й сессии Рабочей группы по универсальному периодическому обзору Совета ООН по правам человека делегацией Республики Беларусь был представлен национальный доклад по положению с правами человека в Республике Беларусь. <…> В адрес Беларуси делегациями государств – членов ООН были сделаны рекомендации, большая часть которых была одобрена Республикой Беларусь <…>" Одной из рекомендаций было "изучение возможности создания национального института для защиты прав человека (НУПЧ), аккредитованного Международным координационным комитетом национальных институтов по поощрению и защите прав человека".

Правда, высказаться по этому вопросу попросили только ОО "Центр по правам человека", который в разработке рекомендаций вообще не участвовал. Странный выбор. "Бывалых" правозащитников, съевших собаку на теме омбудсмена в Беларуси, справедливо задело то, что их мнением не заинтересовались. Немного растерявшись от прозвучавшего "наезда", Галина Лёвина возразила: "Но я же только учусь". Чуть позже в разговоре с журналистом TUT.BY Лёвина признались, что такого рода "наезд" стал для нее очень неожиданным, добавив, что "вообще не знала о том, что власти решили отправить письмо только в Центр по правам человека и больше никому". Поэтому, мол, думала, что каждая организация отвечала за себя. В целом же она согласна с тем, что необходимо отложить диалог с властями до того, как политзаключенных выпустят из тюрем.

"Должен быть создан понятный механизм нашего участия в переговорах"


"Проведение реальных переговоров с властями по этому вопросу пока невозможно, потому что непонятны их цели: то ли это имитация переговоров для галочки, то ли они реально собираются вести переговоры", - считает заместитель председателя правозащитного центра "Вясна" Валентин Стефанович. "Должен быть создан понятный механизм нашего участия в переговорах и механизм принятия наших рекомендаций, - заявила председатель Центра правовой трансформации Елена Тонкачёва, добавив, что началом каких-либо переговоров в принципе может быть только освобождение политзаключенных.

Правозащитники также отметили, что весьма странно вести переговоры о создании правозащитного института, когда в стране не только есть политзаключенные, но и строго карается деятельность от имени незарегистрированной организации, особенно – правозащитной. По словам Тонкачёвой, если переговоры начнутся, то от властей нужно требовать абсолютно прозрачного и понятного обсуждения со всеми заинтересованными организациями, а не только теми, которые власти признают сами. "Это значит, что в обсуждении должны иметь возможность принимать участие и незарегистрированные организации", - сказала она.

Актуальной остается и проблема того, как тяжело, даже зарегистрировавшись, правозащитной организации остаться "на плаву". "Это к вопросу о недавнем решении суда о ликвидации информационно-просветительского учреждения (ИПУ) "Платформа" (занималось правами заключенных в белорусских тюрьмах. - TUT.BY)", - добавила Елена Тонкачёва.
 
В то же время настаивать на том, что создать такой институт в стране все-таки надо, правозащитники будут в любом случае продолжать. "Отсутствие омбудсмена в цивилизованной стране - это же вообще позор", - подытожила правозащитница Лариса Грязнова.

Директор учреждения "Центр правовой трансформации" Ольга Смолянко, в свою очередь, добавляет, что, поскольку власти создали такой документ во исполнение рекомендаций ООН, то вполне может быть, что даже это письмо, отправленное правозащитникам, было отправлено для галочки. По итогам встречи правозащитники всё-таки решили выработать единый документ и отправить его не только в НЦЗПИ, но и во все заинтересованные международные структуры.
 
Справка

В некоторых странах омбудсменов выбирают голосованием, в некоторых они назначаются парламентским решением, в некоторых - даже президентским. Когда в Беларуси обсуждался законопроект о введении поста омбудсмена, дискуссии профессионального сообщества в первую очередь касались того, что кандидатура на этот пост должна была назначаться президентом.
 
В 1996 г. был подготовлен проект Закона "Об уполномоченном по правам человека в Республике Беларусь". Законопроект был одобрен в первом чтении Палатой представителей. Комиссии по правам человека и национальным отношениям по законодательству и судебной реформе было поручено доработать проект закона с учетом предложений и замечаний. Но в 1996 г. к этому вопросу так и не вернулись. 23 июня 1998 г. во время парламентских слушаний в Палате представителей введение института уполномоченного по правам человека в Республике Беларусь названо "своевременным, исключительно актуальным и общественно полезным". В 2001 г. была сделана очередная попытка, в этот раз снова Конституционным судом. Анализируя состояние конституционной законности в Республике Беларусь, Конституционный суд отметил, что принятие Закона "Об уполномоченном по правам человека" благоприятнейшим образом отразилось бы на конституционной законности в государстве, создании действенного механизма защиты прав и свобод человека.
-50%
-45%
-10%
-33%
-40%
-10%
-20%
-30%